РАСПРАВЛЕННЫЕ КРЫЛЬЯ
Жизнь в небе и на земле ч.3
Автор И.И.Цапов   

ПЯТАЯ ЭСКАДРИЛЬЯ

3_cm.jpg5-й истребительный авиационный полк, куда мы прибываем для дальнейшего прохождения службы, базируется под Петергофом. Аэродром расположен в 3,5 километрах от города, рядом с деревней Низино. Летчики полка во время Советско-финляндской войны участвовали в боях, многие награждены. Командир полка, майор Алексей Захарович Душин — дважды краснознаменец, участник боев в Китае, на Хасане и Карельском перешейке.

В полку четыре эскадрильи, но с нашим приездом формируется пятая. Нас распределяют по эскадрильям. 10 человек из нашей группы попадают в 5-ю учебную. Комэском у нас боевой заслуженный летчик Герой Советского Союза капитан Анатолий Нефедов. Мы смотрели на него с восхищением и удивлением. Ведь он, почти наш ровесник, во время войны с Финляндией заслужил Золотую Звезду Героя! Узнали, что он, при выполнении боевого задания, приземлился на вражеской территории и вывез экипаж сбитого самолета. Так сбылись пророческие слова писателя Максима Горького, с которым юный пионер Толя Нефедов встречался летом 1928 года в Харькове: «Верю, будешь летчиком, героем!». Заместителем у Нефедова — старший лейтенант Дмитрий Петрухин. Наши командиры были на 5—7 лет старше нас, но уже понюхавшие пороха, рисковые и бесшабашные. Помню, как в январе 1941 года были довыборы в местные Советы, и я был в составе избирательной комиссии. Поздний вечер, пора закрывать участок, а два человека не проголосовало. Это же ЧП! По тем временам пропустить выборы — серьезная неприятность.

1_cm.jpgНефедов Анатолий Иванович (05.10.1914 г., г. Пирятин Полтавской области — 29.09.1973 г. — г. Харьков). После окончания школы — токарь на харьков-ком заводе «Серп и молот», окончил аэроклуб, харьковскую ВАШ летчиков и летнабов. В ВМФ с 1935 г. Вовремя Советско-финляндской войны 1939—1940 гг. командир эскадрильи 12 оиаэ, старший лейтенант. 2 февраля 1942 г. при возвращении с боевого задания спас экипаж салолета упавшего на территорию врага. Сбил 2 самолета противника.

Присвоено звание Героя Советского Союза — 21.04.1940 г. Во время ВОВ командир эскадрильи, помощник командира и на чальник штаба полка. С 1962 г. полковник запаса. Награжден орденами Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны 1-й степени.

 

Задержавшись в городе, комэски Анатолий Нефедов и Василий Лисицын пришли на участок за пять минут до их окончания! На вооружении эскадрильи знакомая по училищу машина: биплан И-15бис. Формируют звенья. Политрук эскадрильи капитан Петров возглавляет первое звено. У него Герасимов Костя из Ленинграда и Юра Петров, уроженец города Ашхабада. Командиром моей, второй тройки назначается участник финской кампании, орденоносец лейтенант Костя Соколов, а вторым ведомым, младший лейтенант Василий Марков (однофамилец моего московского товарища). Третьим звеном командует заместитель командира эскадрильи старший лейтенант Дмитрий Петрухин. Его ведомые Александр Мироненко и Аркадий Чижов. Четвертое звено возглавляет также участник финской компании старший лейтенант Набоков. В его подчинении Щетинкин Коля и Саша Груздев. В пятом звене Сергея Беляева есть полный тезка нашего замкомэска, но в другом звании — младший лейтенант Дмитрий Петрухин. В этом же звене Виктор Шалаев. Жора Самохин — резервный летчик и летает с кем придется. Четырех выпускников Ейского авиаучилища, которые прибыли в полк раньше: Александра Мироненко, Жору Самохина, Аркадия Чижова и Виктора Шелаева перевели к нам из четвертой эскадрильи. Там они осваивали И-16, но что-то у них не заладилось. Самолетов же в нашей эскадрилье пятнадцать на девятнадцать летчиков. Так началась наша военная служба. Что и говорить, она подкреплялась и хорошей зарплатой. У меня, младшего лейтенанта, оклад был около 700 рублей, вдвое больше того, что я получал на заводе. Летчики постарше получали добавки за безаварийный налет, ночные, высотные, скоростные. При первом посещении летной столовой меня поразил буфет. В нем свободно продавались коньяк, водка, вино, пиво. Летчики подходили, просили буфетчицу налить сто грамм. Это было в порядке вещей и никого не смущало. Пьяного летчика, конечно же, к полетам бы не допустили, но продажу спиртного на территории части никто не запрещал и не ограничивал.

2_cm.jpgПервые три эскадрильи готовятся к освоению новой техники — прибывают МиГ-3, Як-1, ЛаГГ-1. Самолеты И-16 из этих эскадрилий консервируют, ставят на склады. На новых самолетах начались полеты, но проводились они медленно и с большой степенью осторожности. Четвертая эскадрилья летает на И-16. Учитывая то, что мы прибыли к новому месту службы и наш малый практический опыт полетов, пришлось изучать много документов, определяющих летную подготовку. Вначале определили уровень нашей подготовки, затем мы сдавали экзамены и зачеты на получение разрешения на производство полетов. Особое внимание уделялось точному знанию населенных пунктов, характеристике всего района полетов. Занятия по определению местонахождения проводились на «немой » карте. На все это ушло 2—3 месяца. С января 1941 года согласно приказу Наркома обороны С. К. Тимошенко мы, молодые летчики и техники, переведены на казарменное по ложение. Это коснулось тех, кто к тому времени не прослужил в армии или училище трех лет. Таких оказалось 90 человек в полку. Казарму оборудовали, привели в хорошее состояние. Поселили нас поэскадрильно. Первые полеты на боевую подготовку начались в марте 1941 года. Снова у нас проверили технику пилотирования, затем последовали полеты на обзор района полетов. После контрольного полета получили допуск на самостоятельные полеты. Отработали полет по кругу, в зону пилотирования, по маршруту. К тому времени обстановка стала достаточно напряженной и даже не совсем понятной. Начиная с марта 1941 года в частях часто объявлялись воздушные тревоги. В воздух поднимались дежурные самолеты и т. д. Все это нас настораживало. В полк приезжали из вышестоящих управлений. Проводились встречи с личным составом, в которых более или менее тонко намекали на сложность международной обстановки. На Западе давно шла война. Оккупирована Голландия, Бельгия, Франция, Дания, Югославия. Интенсивными бомбардировками немцы надеются сломить волю англичан. Открыто шел передел мира. Мне почему-то запомнилось выступление заместителя командующего ВВС флота по политчасти Леонтия Нафтульевича Пурника. Подтянутый, выше среднего роста, бригадный комиссар с орденом Ленина на груди сказал примерно следующее: «Да, смотрю я, у вас клуб больно уж обветшал, ремонта требует. Ну, ничего, мы скоро где-то в центре Европы по дыщем вам дворец получше». Согласно тогдашней концепции воевать готовились малой кровью, не допуская врага на свою территорию. Учитывая эти условия, мы приступили к полетам более интенсивно, но на аэродромах искусственных покрытий полос не было. В осенне-весенний и летний период это усложняло подготовку летного состава. Кроме того, базирование на одном аэродроме пяти эскадрилий различных типов самолетов вело к ограничению продолжительности летных смен. День же делился для полетов в две смены только для двух эскадрилий. Однажды в апреле 1941 года наше звено по стартовому времени вы полняло полет по маршруту на малой высоте. Приходим на аэродром; все самолеты на земле, а личный состав построен. Дают сигнал на посадку и нам. Я захожу третьим. Сажусь как учили — у самого посадочного знака на три точки. Заруливаю на стоянку, а ко мне бегут, крича, что надо повторить задание. Снова взлетаю и так же ровнехонько сажусь. Снова ука- зание подняться в воздух. Уверенно, что называется без сучка и задоринки третий раз сажаю машину. Выхожу подхожу к строю. Вижу — стоит генерал-майор авиации, наш командующий ВВС флота Василий Васильевич Ермаченков.

— Товарищ генерал-майор! Разрешите обратиться к командиру эскадрильи.

— Докладывайте мне.

— Товарищ генерал-майор, младший лейтенант Цапов три полета выполнил. Разрешите получить замечания.

— Замечаний нет. Молодец, летать умеете.— ответил Ермаченков и, обращаясь ко всему личному составу полка, продолжил, — Вот так вы все должны летать, как младший лейтенант Цапов. А то тут так «наколбасили » и «накозлили », что стыдно смотреть было.

Затем Ермаченков обратился к Нефедову:

— Если он станет летать хуже, чем сегодня, сделает «козла » или «перелет », сразу сажай на гаупвахту. Вот тебе и отличился! Ермаченков дал команду продолжить полеты, но через час они снова были прекращены, так как лучше мы летать не стали и снова повторились прежние ошибки. Впоследствии, когда при одной из посадок я дал «козла», меня действительно наказали — сутки провел под домашним арестом. Лишь недавно я узнал, что наш командир полка А. З. Душин был снят с должности в июне 1941 года за большую аварийность в полку. Вместо него был назначен Герой Советского Союза майор П. В. Кондратьев. Начиная с июня месяца 1941 года командование авиаполка стало выводить эскадрильи в лагеря, на полевые аэродромы. Наша 5-я эскадрилья 20 июня 1941 года перебазировалась на полевой аэродром около деревни Ратчино. Предварительно нас на автомашинах свозили на этот аэродром, показали подходы к взлетной полосе. И все же не обошлось без происшествий: Вася Марков при посадке задевает за верхушки сосен и привозит на колесах ветки.

20—21 июня мы обустраивали полевой лагерь, ставили палатки и оборудовали стоянки самолетов. Вечером 21 июня отправились в деревню Ратчино на танцы. К полуночи вернулись обратно. С этого времени мы почувствовали не совсем привычное течение жизни лагеря. Стали поступать частые звонки и какие-то распоряжения. В 5 часов утра нас подняли по тревоге, построили на митинг, и через полчаса мы узнали, что фашистская авиация нанесла ряд ударов по нашим городам и военным базам. Совсем рядом немецкие бомбардировщики бомбили аэродромы Котлы, Копорье и другие. Сожжены несколько самолетов и две казармы. Тут же, на митинге, мы поклялись «остановить и уничтожить врага».

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

« Пред.   След. »