РАСПРАВЛЕННЫЕ КРЫЛЬЯ
В гостях у семьи
Автор DEDA   

1_cm.jpgИгорь Александрович Каберов был одним из выдающихся советских асов в годы Второй Мировой войны. С июня 1941 года защищал Ленинград в составе 5-го истребительного авиационного полка (61-я истребительная авиационная бригада, ВВС Балтийского флота). 24 июня 1943 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Всего совершил 476 боевых вылетов и уничтожил 28 самолётов противника. Умер 2 октября 1995 года. Известен как автор книги «В прицеле свастика».

 

 

Kaber1_cm.jpgДочь Игоря Александровича, Нина Игоревна Каберова любезно согласилась на эту встречу, чтобы в коротком интервью рассказать неизвестные факты из жизни выдающегося аса Второй Мировой… В 1939 году папа закончил Коктебельскую летную школу Осоавиахима, и Великий Новгород попал совершенно случайно. Выпускники тянули жребий. Мама, тогда молодая девушка, пришла заниматься в аэроклуб. Она была очень веселой, но и отчаянной. Очень хотела летать. Папа стал ее летчиком — инструктором. В то время такие отношения не поощрялись и они долго их скрывали их от окружающих. Это была романтическая история. Однажды перед свиданием бабушка устроила жениху проверку. Перед очередным свиданием Игорь Александрович стоял под окнами и ждал маму. Неожиданно сверху на него вылили ведро воды. Папа не подал виду, что расстроен из-за испорченного костюма. Тогда бабушка и сказала про будущего зятя: «Годится!» Он был принят сразу и отношения с родителями мамы сложились хорошими. Началась война. Мама неплохо летала, и ее должны были взять на фронт. Тем более она очень стремилась. Но к началу Великой Отечественной родилась я, и на войну ушел папа.

10.08.41

В 10:34 четыре Як-1 (ведущий Михайлов) из 71-го иап в районе ст. Веймарн встретили ФВ-189, по которому произвели атаку и сбили. В это время наши самолеты сзади в хвост были атакованы четырьмя Ме-109, и Михайлов из-за повреждения мотора произвел вынужденную посадку в районе г. Кингисепп. Летчик невредим, самолет цел, сгорел мотор. Шесть И-16 (вед. Монахов) из 13-й коаэ при прикрытии наших танков в районе Молосковицы в 11:40 на высоте 3000 м встретил три Ю-88 и атаковал их. В это время наши истребители сами были атакованы шестью Ме-109. Летчик В. Петров сбивает Ме-109, летчик которого выпрыгнул на парашюте. Второй Ме-109 гнали до тех пор, пока он не упал в 15-ти км южнее Молосковицы. При возвращении встретили группу Ю-88,которая бомбила деревню. Атаковали их и одного сбили. Алехин произвел вынужденную посадку на аэродром Котлы без шасси. Летчик получил четыре пулевых ранения и отправлен в госпиталь. В 12:15 четыре И-16 (вед. Новиков) из 5-го иап при сопровождении СБ на обратном маршруте в районе д. Полеши были атакованы четырьмя Хе −112.СБ перешли на бреющий, а истребители вступили в бой. Из боя не возвратился летчик П. Галахов. Пилот 5-го иап И. Каберов на И-16 атаковал Ю-88, который совершил вынужденную посадку на болото. Сам Каберов на поврежденном в бою самолете произвел посадку в поле около д. Б. Вруда.

4_cm.jpgОтец всегда с особой теплотой вспоминал о фронтовых товарищах. Я не могу вспомнить ничего плохого. Это не удивительно. Иначе мы бы не победили в этой войне. По фронтовым фотографиям видно, что это — друзья. Единственный случай, который волновал отца все последующие годы и который он описал в своей книге: обвинение в трусости и партийное собрание. Негласное око НКВД присутствовало, и он говорил о нем иногда. Доказать что-либо было очень непросто, хотя Каберов явно в трусах не числился. Я не припомню, чтобы отец говорил о каких-либо случаях. Чтобы кто-то бросил в бою товарища – такого просто не было. Вот это и есть, то самое из-за чего получилась эта Победа. Радио у них не было. Самолеты – фанерные. Насколько сильнее техника была с немецкой стороны! Ведь что-то должно было ей противостоять? Так вот эта их дружба и противостояла!

20.08.41

Девять И-16 из 104-й оиаэ перебазированы на аэродром Беззаботное. Четыре И-153 из 12-й коаэ на аэродром Борки. Три И-16 из 13-й коаэ на аэродром Большой двор. Шесть И-153 из 71-го иап на аэродром Вимси. Пять И-153 Эзельской авиагруппы вылетали на бомбовый удар по кораблям противника и одновременно сопровождали торпедные катера. Во время сопровождения у полуострова Церель вступили в воздушный бой с двумя Ме-109. Летчик Ильичев сбил один Ме-109. Сбито и два И-153. Спустившийся на парашюте летчик Трошин подобран нашими катерами. Он и пилот Тхакумачев ранены. В 15:40 Киров и Каберов из 5-го иап взлетают на перехват самолетов противника в район Кронштадта. В 15:50 на высоте 2500 м в районе Горы-Валдай встретили He-111 и атаковали. He-111 ушел в облачность. Обнаружив его вторично, атаковали шесть раз из пулеметов и РС. Подбитый He-111 ушел в облачность в направлении Финского залива. В 18:50 на аэродроме Низино командир 2-й аэ 5 иап майор И. Новиков делал облет вышедшего из ремонта ЛаГГ-3. В 18:56 самолет потерпел катастрофу. Майор Новиков погиб.

Kaber3_cm.jpgНемцы быстро подошли к Ленинграду и Новгороду. Нам пришлось бросить дом. Взяли только самое необходимое. Пешком ушли в Чудово. Мы с трудом перешли мост. Кругом все отступали. Повезло, что кто-то втиснул нас в кабину какой-то машины, и мы переехали через Волхов. Весь путь до Чудова нас страшно бомбили. Когда мы добрались, наконец, до места, нас опять бомбили. Несмотря на то, что мама закрывала меня своим телом, я была ранена в спину осколками стекла. Прямо в Чудово мне удалили все осколки. Через какое-то время мы добрались до Вологды. Папа из Вологды и там жили его родители. Жили голодно. Чуть позже стало полегче. Мама устроилась в какую-то столовку.

10.09.41

Летчики 5-го иап летали на прикрытие войск в районе Красногвардейск — Красное Село. После первого боевого вылета из взлетевших шести МиГ-3 возвратились на аэродром лишь четверо. 08:12- 09.25 Летчики 2-й аэ 5-го иап Халдеев, Широбоков и Киров на ЛаГ-3 и Мясников на Як-1 вели бой против 10-ти вражеских истребителей. При этом Широбоков западнее Ленинграда подбил один Ме-109.Самолет противника загорелся, но его падения летчик не наблюдал.10.00 Летчики Каберов и Мясников взлетели на перехват «Юнкерса» и в районе Красногвардейска атаковали и сбили его. Ю-88 упал в районе Горелово — Беззаботное. Падение подтверждает командир 61-й иабр.19.05–19:40. Девять МиГ-3 (вед. Никитин) сопровождали Ил-2 в район Ропша, где вели бой с семью Ме-109. Сбит летчик Моисеев на МиГ-3. Моисеев выпрыгнул на парашюте и отправлен в госпиталь. Всего в этот день летчики 5-го иап произвели шесть групповых боев. С задания не возвратился МиГ-3 лейтенант Буряк. В северной части д. Александровская на высоте 600м самолет был подбит своими зенитными пулеметами и загорелся. Летчик произвел вынужденную посадку на аэродром ЛВО. У самолета повреждена консоль, погнут винт.

Kaber4_cm.jpgПапа всегда смеялся, что выжить ему помог его небольшой рост. Однажды даже услышали переговоры немцев, которые передавали о самолете без пилота: Каберова едва было видно в кабине. Отца всю войну удивляло, что немцы знали поименно всех, кто летал против них с нашей стороны. Знали биографии, знали, кто и за что награжден. Еще до войны папа начал писать стихи. Поэтом он себя не считал, но часто печатался на фронте в сборниках выпускаемых для бойцов. Каберов не пропустил ни одного дня, выпуская Боевой листок. За сотый листок командование ему вручило баян.

11.09.41

В 12:30 при вылете «на зрячего» летчик Бринько южнее Беззаботного сбивает Хш-126. Сбитие подтверждают посты ПВО.14:45–15:50 Восемь МиГ-3 и три ЛаГ-3 в районе Красного Села вели непрерывные бои с разными группами и одиночными самолетами противника. Три ЛаГ-3 (Халдеев, Каберов и Костылев) атаковали в районе Красного Села корректировщик Хш-126. В бою был поврежден самолет Халдеева, который он сумел довести до аэродрома. Пара Костылев — Каберов атакует другой Ю-87. В боях предположительно сбито: один ХШ-126, два Ю-87, два Ме-109. Ранен л-т Барышников, который отправлен в госпиталь. В 17:30 лейтенантом Халдеевым на ЛаГ-3 сбит Ю-88. Костылев и Каберов ведут бой с четверкой Ме-109 и сбивают одного из них. От пяти до семи вылетов сделали летчики 5-го иап в этот день. Проведены бои с 22 самолетами противника в районе Петергофа. В свою часть после двухдневного пребывания во вражеском тылу прибыл капитан Уманский. Возвращается и ст. лейтенант Буряк, совершивший вынужденную посадку на аэродроме Шоссейная.

k03sm.jpg24 июня 1943 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, отцу было присвоено звание Героя Советского Союза. В 1943 году вышел приказ, и его отозвали с фронта, чтобы учить молодых летчиков. В 1944 году он пошел на Высшие офицерские курсы в Ейске. Война с Японией. Затем, уже после войны его направили в Академию. Ему было очень сложно учиться. Он до войны закончил только «семилетку» и у него не было аттестата зрелости. Пришлось добывать этот документ всеми правдами и неправдами в Вологде. Помогли земляки. Это было трудное послевоенное время. К тому времени у отца уже было трое детей и всех нужно было обеспечить. В это время мы снимали комнатку в сарае частного дома в Подмосковье. Затем – веранду. Только перед окончанием учебы мы перебрались в Монино, в коммуналку, где кроме нас жили еще три семьи. Отец болел авиацией. Его карьера оборвалась в 60-м c выходом знаменитого указа Н. Хрущева «сто тысяч», тогда боевых и заслуженных офицеров увольняли без объяснений и извинений. Отец был командиром полка. Затем штурманом авиадивизии на Каче. Это было огромным нервным потрясением и оскорблением для него…

2_cm.jpgВ 1960г. мой отец в звании полковника был вынужден против своей воли оставить военную службу и свой успешный безаварийный полк по знаменитому указу Хрущева Н. С. Родители решили поселиться в г. В. Новгороде, где когда-то и познакомились – молодой инструктор аэроклуба и курсантка, его ученица. Трудно человеку, насильно лишённому любимой работы, энергичному, полному сил, пережить незаслуженную отставку… Вначале отвлекали хлопоты по устройству жилья, работы – что- то ж надо было делать, сразу остановиться невозможно. Была работа на телевизионном заводе слесарем – пригодились навыки, приобретённые в юности. Потом, более привычная, руководящая должность, да и к небу поближе: позвали возглавить Новгородский аэропорт. А ещё очень помогали многочисленные встречи с молодыми людьми. Им были интересны рассказы Героя, живого участника Великой Отечественной Войны. А самому Герою не терпелось поделиться с ними тем, что он бережно хранил в своей памяти многие годы, то, о чём он не переставал рассказывать снова и сновао своих боевых друзьях – обыкновенных парнях, которые в те военные годы становились Героями.

22.02.42

09:28–10:20 Два ЛаГГ-3, два МиГ-3,два Як-1 из 3-го гиап, которые пилотировали летчики Мясников, Каберов, Романов, Федоров, Сухов и Качур, вылетали на разведку по маршруту Мга-Тосно-Шапки-Малукса. В районе Турышкино на высоте 3000 м встретили 18 Ю-87, которые шли тремя группами под прикрытием 12-ти истребителей типа Ме-109. Наши летчики атаковали бомбардировщики сзади снизу под хвост. Один Ю-87 в результате атаки Мясникова и Каберова задымил и со снижением пошел на Юго-Запад. Другие бомбардировщики рассыпались. В момент атаки наши истребители сами были атакованы сверху сзади всей группой истребителей прикрытия противника. Бой принял индивидуально-групповой характер и протекал на виражах и вертикалях с постепенным смещением в район Шума. ЛаГГ-3 Мясникова из-за повреждения радиатора мотора произвел вынужденную посадку на а.Шум. Летчик легко ранен осколком в левую лопатку. Остальные летчики благополучно вышли из боя и приземлились на свой аэродром.

k02sm.jpgСовершенно естественно родилась идея написать книгу. Отец понимал, что это нелёгкий труд и рассчитывал, что на это уйдёт не год, и, возможно, даже не два. Но устные рассказы – это одно, а книга, письменное изложение, давалось с неожиданным трудом. Прочитает то, что так хорошо рассказывалось, и понимаетне то, совсем не то! Словно восьмиклассник своё сочинение стряпает, или молодой сельский талант заметку в местную газетку сочиняет. Отец давал мне читать, только что написанные страницы и тут же соглашался, что не получается так, как хочется. Однако на предложение некоторых товарищей, знающих толк в литературе, сделать при помощи профессионала литературную запись своих воспоминаний не пошёл. Стал, читая, прислушиваться, обращать внимание на стиль, манеру изложения, примечал то, что нравилось. И постепенно выровнялся, хотя творческие мучения на этом не кончились…

26.08.42

Восемь «Харрикейнов» из 3-го гиап сопровождали на БУШУ Ил-2 в район о. Коневец в сложных метеоусловиях: дождь, низкие облака, видимость 1–2 км. В 11:10 после выхода Ил-2 из атаки на высоте 500 м летчики увидели два ФД-21 и четыре «капрони» (ошибка! это были В-239) Два 2 «капрони» пошли в лоб на пару ГНП (Хаметова и Евграфова) Четыре самолета противника в это время поднялись вверх и заходили в хвост непосредственному охранению самолетов Ил-2. Из донесения гв.капитана Каберова: "Хаметов и Евграфов были атакованы в лоб двумя «капрони». Сблизившись, «капрони» отвернули вправо. Один из них ушел вверх, другой резко вниз. Видя это, Хаметов бросился за нижним. Верхний «капрони» пошел в атаку на Хаметова, и все четыре самолета спустились на малую высоту, продолжая бой. Атакуемый Хаметовым «капрони» был им сбит с нескольких очередей на высоте 20 м, но сам Хаметов был под обстрелом второго «капрони» Евграфов бросился на него сверху, а я, видя такое положение, быстро очутился внизу и повел огонь по этому же самолету. Сделав три длинных очереди, самолет противника подбил машину Хаметова, а сам, получив повреждения от моих и Евграфова атак, резко овалил влево, и, задев крылом воду, развалился на части и утонул. Это я наблюдал лично, сделав над ним целый вираж. Хаметов свой поврежденный в бою «Харрикейн» благополучно посадил на а.Углово.

Kaber6_cm.jpgСпециально была приобретена небольшая новенькая пишущая машинка – достаточно дорогое удовольствие, только воспользоваться ею тоже не сразу получилось. Начинали и отец, и я с одного пальца, а через некоторое время и другие пальцы заработали. Я горжусь тем, что помогала отцу в этом благородном труде. И пошло! Не смотря на строжайший запрет, у отца с военных лет сохранились миниатюрные записные книжки, записи в которых читать легче с лупой. Необходимо было удостовериться, точно ли указываются разнообразные даты, всё ли правильно помнится. Хорошо, что живы были ещё некоторые соратники – началась активная переписка с друзьями, знакомыми, с музеями, с архивами. Оказывается, не так уж и лёгок хлеб литературный! Короче, писалась книга не два и не три года, а целых 10 лет. Вы бы видели лицо моего отца, когда в его руках очутилась первая книга, его книга, в обложке, на которой было напечатано его имя — Каберов И. А. и название – «В прицеле свастика»…

05.09.42

Шестнадцать «Харрикейнов» в районе Мга-Синявино прикрывали с воздуха войска 54-й А. В 13:52 группа в составе Мясникова, Каберова, Бондаренко, Теплова, Терехина, и Косорукова заметила в районе Ивановское на высоте 1800 м восемь Ю-88 и два Ме-110 в сопровождении восьми Ме-109 и вступила с ними в бой. «Харрикейны» произвели первую атаку на Ю-88 сзади. Огонь открыли с дистанции 200–50 м. Бомбардировщики противника беспорядочно сбросили бомбы, резким разворотом и пикированием пытались уйти от атак наших истребителей, но атаковывались повторно на разворотах и при вводе в пикирование. Одного Ю-88 сбил майор Мясников в паре с Каберовым. Кроме того, поврежденные в бою Ю-88 и Ме-110 (последнего подбили Теплов и Терехин) с резким снижением ушли в направлении на Мгу. Немцам удалось поджечь машину Теплова. «Харрикейн» упал в районе пос. Приладожский. Вскоре был подожжен самолет комиссара 1-й аэ политрука Косорукова, находившийся значительно ниже, чем другие.

k18_cm.jpgВ 1984 году в английский горд Уотфорд, недалеко от Лондона прибыла делегация из Новгорода и заключила договор о породнении наших городов. Бывший военный лётчик-бомбардировщик Рональд Клаттербак обратился к членам этой делегации с просьбой познакомить его с военным лётчиком, участником войны, если такой есть в г. Новгороде. Его адрес передали моему отцу, и он написал письмо Рональду Клаттербаку. Эти два человека понимали друг друга, и им было, что рассказать о тех незабываемых днях. А следующем 1985 году в составе очередной делегации мой отец прибыл в Уотфорд. Визит был официальным, и встреча с Клаттербаком произошла, но очень кратковременная из-за плотного графика мероприятий. Однако отец успел побывать в частном Клубе Военных Пилотов вместе с Рональдом Клаттербаком и даже посетил его дом, где познакомился с женой Рона – Джойс и их детьми.

11.09.42

Девять «Харрикейнов» (Мясников, Каберов, Руденко, Ефимов, Сухов, Бондаренко, Терехин, Лукьянов и Львов) в составе двух групп: пять СГ (вед. Мясников), четыре в ГНП (вед. Бондаренко) сопровождали на бомбоудар четыре Пе-2 из 73-го бап в районе Анненское. В 08:16 при подходе к цели в районе д.Гора Мустолово заметили шесть Ме-109 на высоте 3100 м и четыре Ме-109 на высоте 1500 м. СГ майора Мясникова была атакована сверху сзади двумя четверками Ме-109ф. С двумя Ме-109ф, которые атаковали снизу сзади, была вынуждена завязать бой группа Бондаренко. Еще два Ме-109ф ходили в стороне и выше на 600–700 м. В это время Пе-2 пошли с левым разворотом и набором высоты на повышенной скорости, оторвавшись от истребителей. Этим самым они дали возможность двум верхним свободным от боя Ме-109 беспрепятственно атаковать себя со стороны солнца. Один Пе-2 после атаки Ме-109 задымил и пошел со снижением в район д.Пески. Сопровождать и проследить его посадку не представлялось возможным, т. к. Ме-109 крепко наседали сверху. Бой шел на виражах и частично в момент атак на вертикалях. Руденко сбил одного Ме-109, Терехин подбил другого. С резким снижением вышел из боя в южном направлении третий, поврежденный Ефимовым. Самолет майора Мясникова резким отворотом от курса пошел в атаку, оторвавшись от ведомых. Четыре Ме-109 атаковали самолет Мясникова в лоб. Выход из боя майора Мясникова никто из летчиков не наблюдал, т. к. к этому времени на помощь морским летчикам подошла шестерка «Яков» из ВВС ЛВО и всего в общей куче было до 15-ти самолетов. «Харрикейны» с боем стали уходить домой. Второй подбитый Пе-2 вышел из общего строя и был подхвачен Лукьяновым и Львовым и сопровожден до своего аэродрома. Самолет майора Мясникова на аэродром не возвратился. Место посадки или падения не обнаружено…

3_cm.jpgНа фото: летчики 2-й эскадрильи И. И. Цапов, А. А. Шилков, С. И. Львов, И. А. Каберов, Н. И. Шестопалов, А. И. Потемкин. Аэродром Углово. Январь 1943 г. Прорыв блокады Ленинграда) (От редакции: заместитель командира 3-го гиап, трижды орденоносец гвардии майор Александр Мясников погиб во время воздушного боя 11 сентября 1942 года. Александр Мясников совершил 314 боевых вылетов, в которых сбил 19 самолетов противника. Летом 2003 года ленинградские поисковики в лесу, в двух километрах от поселка Невская Дубровка, нашли место падения неизвестного самолета. Изучив найденные обломки и архивные материалы, поисковики установили, что здесь упал истребитель Александра Мясникова. Собранные в воронке останки летчика были перевезены на его родину в село Мошенское Новгородской области и торжественно захоронены рядом с могилой его жены)

(M_5_cm.jpgОт редакции: « Мы вели бой. Немцы нас разделили на две группы во время боя. Мы с командиром остались в паре, а все остальная группа – шесть самолетов во главе с заместителем командира бой закончила и ушла домой. Мы с командиром остались вдвоем. Горючее кончается. Остались последние галлоны, а на нас навалилась четверка немцев, и не отпускают. Горючее кончается, а домой никак не уйти. Я кричу по радио командиру дивизии, который руководит боем с КП: „Помогите, если есть в воздухе истребители, пусть помогут. Горючее кончается, двигатель вот-вот остановится, а немцы, как собаки привязались, не отпускают“. Он отвечает: „Смотри в сторону „Большого“, идет группа „горбатых“, а с ними „маленькие“. „Большой“ — это Ленинград. „Истребители вам помогут“. А у нас связи с истребителями нет, частота разная. Яки подходят, четверка подошла, да нас двое. Немцы винты во флюгер и камнем вниз, драпать. Ушли. Я тут же передаю по радио на КП: „Спасибо! Помогли, мы идем домой“. А наши Яки разворачиваются… и на нас. Я кричу Мясникову: „Мясников! Никак они атакуют?“ Он говорит: „Это же наши – Яки“. А этот Як как врезал! От командира только концы крыльев, а остальное все в огне, горит! Я кричу Мясникову: „Прыгай! Прыгай с парашютом!“ Не прыгает. Машина пошла, пошла вниз и упала на том берегу Невы у немцев“ И. Каберов)

k19_cm.jpgПо окончании визита завязалась очень тёплая переписка. Отец пригласил своего нового друга и его жену Джойс приехать в Новгород с частным визитом. И в 1986м году такая встреча состоялась. На этот раз оба седовласых воина наговорились вволю и о том, о чём хотели. Среди многих подарков гости увезли с собой книгу отца „В прицеле свастика“. Воодушевлённая поездкой Джойс решила изучать русский язык. Среди их знакомых оказался Питер Руле – бывший авиационный оружейник, участник войны, а ныне преподаватель русского языка в институте. Джойс обращалась к нему с просьбой перевести очередное письмо из Новгорода и рассказала об их с мужем поездке к русским друзьям в Новгород. Она показала Питеру подарок – книгу „В прицеле свастика“ и даже разрешила прочитать её. Питер читал с интересом. Он попросил у Джойс адрес и написал письмо в Новгород, Каберову И. А. В письме была просьба – разрешить ему, Питеру Руле, перевести книгу на английский язык. Было это в октябре 1988 г. Отец мой отнёсся к этому предложению с удовольствием и порадовался тому, что за дело берётся авиатор, оружейник, участник войны. Так появился ещё один хороший друг — Питер Руле. К 1995 году перевод был закончен, и в апреле автор в России получил рукопись перевода для ознакомления, а переводчик стал ждать, какова будет реакция.

01.10.42

11:55–12:40. Шесть „Харрикейнов“ из 3-го гиап вылетали на перехват бомбардировщиков в район Колпино. После взлета в районе а.Углово на высоте 1500 м атакованы четверкой Ме-109. Львов и Каберов, отражая атаку, повредили два Ме-109, которые со снижением ушли в южном направлении. В 12:20–12:35 снова в этом же районе на высоте 400 м атакованы четверкой Ме-109. Затем в бой вступила еще пара Ме-109. При отражении атак два Ме-109 нашими летчиками повреждены. Один „Харрикейн“ был атакован шестеркой Ме-109 и сбит. Летчик 1 аэ ст. лейтенант И. Кравцов выпрыгнул на парашюте. Его нашли и отправили в госпиталь. В 12:15 самолеты Чк-1 из 21-го гиап на высоте 500 м в районе Колпино сверху атакованы четырьмя Ме-109. Сбит Як-1 капитана Горбачева. Летчик погиб. Четыре „Харрикейна“ совместно с И-16 из 4-го гиап сопровождали Ил-2 на БШУ в район Арбузово. В 18:28–18:30 в районе Арбузово на высоте 1000–300 м вели бой с 12-ю Ме-109, атаковавших Ил-2. В ходе боя два Ме-109 сбиты летчиками Усаченко и Киреевым, один Ме109 поврежден Черныченко. Два Ме-109 сбили летчики 4-го гиап.

0002cm.jpgПеревод по просьбе автора прочитал его внук – Игорь Каберов, названый так в честь деда. Он свободно владел английским, так как некоторое время учился в Америке. А туда попал потому, что победил в конкурсе на знание английского языка после окончания средней школы. Оба Игоря – дед и внук остались переводом довольны, и в мае 1995 г. одобренная автором рукопись была отправлена в Великобританию. Оставалось найти издателя. Этим должен был заняться Питер Руле. А перед этим случилось в нашей семье горькое событие (только что, в этом же апреле месяце нас навеки покинула моя долго и тяжело болевшая мама) Вот в каком состоянии благословил отец своё творение на дальнейшую жизнь. Сам он пережил маму ненадолго, он ушёл от нас в этом же году совершенно неожиданно, мгновенно, будучи в добром здравии и хорошем расположении духа. Это случилось, когда отец гостил у родной сестры в городе Вологде, на своей родине 2-го октября 1995 года. Отец внезапно потерял сознание и больше не приходил в себя. Не помогли никакие ухищрения врачей Скорой помощи. Через 6 часов они объявили о его кончине.

Cab1_cm.jpgПотеряв в один год обоих родителей, о рукописи я и не вспоминала. Только через два года, начав разбирать архив отца и не найдя рукописи, мы вспомнили, что она отправлена в Великобританию. Адрес мы нашли в бумагах отца. Написали Питеру, которому когда-то машинально, как и всем другим сообщили о печальном событии. А он продолжал поиски издателя. И теперь мы переписывались с ним ещё два года прежде, чем он сообщил нам, что имеет хорошие новости о судьбе своего перевода: нашёлся издатель. Дальше понадобилось оформить кучу бумаг и удовлетворить просьбу издателя – сократить перевод на одну треть. Поработать пришлось Питеру, мы доверили это ему, высказав предварительно свои пожелания по поводу сокращений. В 1999 году взяв в руки такую внушительную, такую серьёзную книгу в замечательной суперобложке, с такими качественными фотографиями, я не могла сдержать слёз – её должен был первым держать в руках мой отец, как ещё одну заслуженную награду! В 2007 году 25 апреля исполнилось 90 лет со дня рождения моего отца — И. А. Каберова.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

« Пред.   След. »