РАСПРАВЛЕННЫЕ КРЫЛЬЯ
Летчик Емельянов
Автор DEDA   

F4_cm.jpgЛетчики 30-ых годов, покорители неба, на которых вся страна смотрела почти как на богов, были тогда для всех чем-то абсолютно недосягаемым. Юрий Иванович Емельянов, ныне пенсионер, а в те далекие годы простой новгородский мальчишка Юрка, мечтавший о небе, никогда не думал, что его жизнь может быть так сурова и непредсказуема. И судьба вновь и вновь будет безжалостно разлучать его с небом, повинуясь железным законам военного времени…

 

 

PO-2_cm.jpgОн наверно единственный из ныне живущих помнит аэроклуб Новгорода на Волхове образца второй половины тридцатых годов. Страна готовилась к войне и стране нужны были летчики. В 1937 году в Новгороде, в здании Дворянского собрания, организовали аэроклуб. Самолетами тогда «заболела» вся молодежь страны, всем хотелось быть похожими на Валерия Чкалова. А если соседа в аэроклуб принимали, то друзья счастливца не успокаивались до тех пор, пока и их туда не зачисляли! Связывая свою жизнь с авиацией, Юрка Емельянов рассчитывал, что будет военным летчиком. « В 6 утра встанешь, наберешь яблок в соседнем саду и бегом в аэроклуб»,— вспоминает с улыбкой Юрий Иванович. Аэроклуб тогда располагал несколькими самолетами У-2, и это было неплохо для провинциального Новгорода. Знать все тонкости поведения машины в самых разных ситуациях, уметь подчинить ее своим рукам — за всем этим месяцы напряженного труда под руководством опытного инструктора.

r5_cm.jpgПодготовка была серьезной: изучали двигатель и навигацию, основы аэродинамики. Время летело быстро. Вот уже и 1939 г. На 1 мая прошли красивой колонной на демонстрации трудящихся. Всем тогда выдали новенькие синие комбинезоны и белые подшлемники. Душа Юрки ликовала. Позади двадцать часов налета на У-2. Впереди – военное летное училище. «Лучших ребят, около 20 человек, повезли в Ейск в истребительное училище. С нами инструкторы, среди которых были Игорь Каберов и Яков Иванов, ставшие потом Героями Советского Союза. Только рано повезли, мне в 1939 году лишь 16 стукнуло, вернули в 9 класс, доучиваться. Так что с первого раза не попал»,- вспоминал Юрий Иванович. 15 августа 1940 года большая группа выпускников ленинградских аэроклубов была отправлена специальным поездом из Ленинграда на станцию Порхов, Псковской области, вблизи которой располагался летний лагерь Военной авиационной школы пилотов. В тот же день выдали курсантскую форму и зачитали приказ о зачислении в авиашколу. В октябре личный состав школы перешел на зимние квартиры в бывшие Аракчеевские казармы в селе Селищи Чудовского района Ленинградской области.

3_cm.jpgА в январе 1941 года по приказу командования курсанты погрузили все имущество школы в железнодорожные эшелоны и направились на юго-восток, на Нижнюю Волгу. В такой тревожной и напряженной обстановке военные учебные заведения целесообразно было перевести в глубь страны. Училище расположили в поселке Красный Кут Саратовской области. Жили в палатках. Мечтали о полетах на самолетах, которые вскоре прилетели в военный городок. Началась война. В 1941 году в Красный Кут перебралась Качинская авиа школа. Тогда же он впервые увидел Василия Сталина. Затем после прилета истребителей Качинской военной авиационной школы пилотов, их школу перебазировали еще дальше на востокна станцию Чебеньки Оренбургской области в «1-ю Чкаловскую военную авиационную школу пилотов» (ЧВАШП). В то время почти на каждой станции этой ветки командование ВВС расположили школу или аэродром. Летали на Р-5 и СБ. Но вот враг уже и на Волге.

F7_cm.jpgТот день Юрий Иванович не забудет никогда. Шестьсот курсантов из всех школ построили и направили в пехоту. Месяц подготовки. Затем — Юхнов. Фронт остро нуждался в людях. Не щадили даже будущих летчиков. Сказались огромные потери. Это был удар ниже пояса. В один день судьба превратила будущего летчика в бойца – разведчика 18 стрелковой дивизии. В первом же бою убили друга Бориса Назарова. Остальные гибли почти каждый день. Их судьба неизвестна Юрию Ивановичу. Всех раскидали по дивизии, и война навсегда развела бывших курсантов-летчиков. Когда в Москве опомнились и дали отмашку: вернуть всех кто жив назад в авиацию, Юрий Иванович не встретил никого, когда ехал к новому месту службы. Ехал счастливый. Думал, вернут доучиться, но судьба распорядилась иначе: «Двигатели знаешь – будешь мотористом в связном авиа звене при штабе» — сказали, как отрезали. Вот так. Только служить, тут долго не пришлось. Как-то в разговоре упомянул листовки, что сыпали им на головы немцы под Юхновым, так сразу на следующую ночь оказался в особом отделе. А в листовках тех про плененного сына Сталина писали. Только не знал про запрет на эту гостайну молодой солдатик, ошалевший от тихой тыловой жизни. Когда вели к особисту, вспомнил про двух бедолаг на фронте приговоренных военно-полевыми судами. Разговор там короткий был: пуля в затылок перед строем. Только майор — особист человеком оказался. Пожалел парнишку-фронтовика. Выслушал и молча выписал документы на точно такую же должность, только в 82 РАБ. Для всех остальных — он «сгинул» в особом отделе в Тихвине.

2_cm.jpgПо сей день для Юрия Ивановича этот неизвестный майор, попросивший его держать язык за зубами, снится по ночам. Служба механиком- мотористом после страшных ночных вылазок к немецким окопам казалась отдыхом. Двигатели он знал, да и при самолетах всё же. Только через пару месяцев прилетел с пакетом чей-то злополучный У-2 и летчик «расслабился» в компании. Лететь нужно было тут же, и движок запускал Юрий Иванович. Удар пришелся по левой руке. Слава богу, случился только перелом. Два месяца в госпитале и (видимо от греха) новое назначение: «ГАС» (головной авиа склад). Так до 1944 года и грузил авиабомбы, отпускал «покупателям» из «БАО» двигатели и запчасти. Писал рапорты. Просился на фронт. Только в кино за тобой приезжает земляк герой-летчик и красиво забирает в гвардейский истребительный авиа полк. Только в кино за столом в землянке тебя ждут новенький истребитель и улыбающиеся друзья, бывшие курсанты авиа школы ставшие орденоносцами — асами. За Юрием Ивановичем Емельяновым не приехал никто. На поданные рапорты ответов так же не было. В жизни все иначе.

F2_cm.jpgВ жизни война превращается в ежедневный тяжкий труд под дождем или снегом, в жару или холод. Дни стираются и, складываясь в месяцы. Жизнь бывшего курсанта летчика не интересовала никого. Обидно, но так было. Принимали и эшелоны с двигателями и авиа бомбами, патронами и запчастями. Меняли вместе со складом места дислокации, двигаясь с фронтом на Запад. Так распорядилась судьба и неведомые простому солдату приказы, кидавшие его как щепку. Но однажды что-то сломалось в этом гигантском механизме войны, перемалывающем человеческие судьбы день за днем. Опять вызвали, в штаб и спросив: « Ты вроде летчик?»,- отправили на поиски новой части в 1-й воздушной армии. Начиналось наступление на Кенигсберг. Все дороги были забиты войсками и техникой. На перекладных Юрий Иванович добирался до нового места службы. Найти 203-ю, а эскадрилью связи было нелегко. Да он и не знал, куда его направили, спрятав запечатанный пакет в вещмешке.

F3_cm.jpgКомандир 203 –ей эскадрильи связи Николай Васильевич Курсаков, нашел его в гостинице «Золотая вошка». Так назывался свободный домик с койками для офицеров при штабе 1-й Воздушной генерала Тимофея Тимофеевича Хрюкина. В эскадрильи было полтора десятка У-2. Целый месяц молодой летчик был «вывозным». Его вводили в строй постепенно. Пришлось учиться почти заново. С теплотой Юрий Иванович вспоминает своего командира звена Аркадия Силича, который занимался с ним. С любым свободным самолетом летал на изучение района и мест дислокации воздушных частей армии. Постепенно начал делать самостоятельные вылеты. Когда маршруты полетов знал уже с закрытыми глазами, дали самолет. Завели летную книжку. Наступление в Восточной Пруссии развивалось. Вскоре 20.01.45 г. за отличия в боях по овладению г. Тильзит эскадрилье присвоено почетное наименование Тильзитская. Меньше всего Юрий Иванович хотел бы видеть в своей новой фронтовой работе что-то героическое. Так будни войны. Ежедневные полеты с донесениями, пассажирами, результатами воздушной разведки. Сопровождал несколько раз на своем По-2 самолет командующего воздушной армией генерал-полковника авиации, дважды Героя Советского Союза, участника войны в Испании генерала Хрюкина Т. Т. Переправлял грузы и документы, делая несколько вылетов по всему участку фронта ежедневно. Война подходила к концу. Летали на малой высоте, чтобы не подставляться немецким истребителям. Садились на У-2 везде, где позволяла и не позволяла площадка. Всегда с первого захода. Он был счастлив полетами, несмотря на обстрелы с земли. По нашим тылам бродили разрозненные группы фашистов, но на них уже не обращали внимания. Наши армии неудержимо рвались к Кенигсбергу. Конец войны он встретил на очередном аэродроме, куда прилетел с донесением из штаба. Началась бешеная стрельба прямо из самолетов стоящих у кромки летного поля. В небе перекрещивались и сгорали огненные трассы от снарядов авиационных пушек. Все обнимались и прыгали как дети. Юрий Иванович Емельянов летал еще до 1948 года.

                    Полет через  время. (9.08 MB)

Когда вышел на гражданку, стал фрезеровщиком. Да не простым, а лучшим в радиопромышленности Советского Союза. Это почетное звание присвоили ему в 1970 году. А сколько рационализаторских предложений сделал, а как чертежи читал… Дотошный и въедливый. Говорят, обладал божьим даром «отделять зерна от плевел» в любом деле. Сын Владимир тоже стал фрезеровщиком, награжден орденом Трудовой Славы. И к небу потянулся, как и его сестра. А отцу радостно, что дети тогда пошли в аэроклуб (сейчас он называется авиационно-спортивный клуб имени И. А. Каберова). В результате дочь и сын стали кандидатами в мастера парашютного спорта, сделав по 1000 прыжков. Зять – также стал мастером парашютного спорта. Это короткое видео — возвращение в юность… Заканчивая эту небольшую статью, понял, что не спросил у Юрия Ивановича про награды. На что фронтовик заметил: « И не надо!» На мою просьбу вспомнить тех с кем летал в 203-й, назвал своих боевых друзей: Курсаков, Пигарев, Буянов, Сербин, Силич, Воротило, Иваненко, Колодяжный, Рыжкин, Кутявин. Затем прочитал свое стихотворение, которым я и решил закончить эту небольшую статью:

Под гром победного салюта

И радугу его огней

Я незаметно слезы вытру

И помолюсь в душе своей

За тех, кто голову сложил,

До Дня Победы не дожил.

Я низко голову склоню

И тихо молча постою.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

« Пред.   След. »