РАСПРАВЛЕННЫЕ КРЫЛЬЯ
ГЛАВНАЯ arrow СТАТЬИ arrow 315-й боевой вылет майора Александра Мясникова ч.7
315-й боевой вылет майора Александра Мясникова ч.7
Автор Ю.А.Мясников, И.Г.Прокофьев, В.И.Суворов, К.И.Тарасов.   

22 августа 1941 года

0_cm.jpgИз наградного листа: «22.08.41 – Разведка транспорта в портах Ловиса – Котка – Хамина. Задание выполнил. (Примечание: Ловиса, Котка, Хамина – порты Финляндии между Хельсинки и Выборгом) Штурмовал войска противника по дороге деревня Пулково — Нарва. Задание выполнил. Штурмовал войска противника по дороге Алексеевка – Кингисепп. Задание выполнил».

Из газеты «Победа», № 66 от 26.08.41:

1_cm.jpg«Они летели шестеркой эти отважные летчики, и, как всегда, в этот район ястребки вел Никитин. Задача была ясна: прикрывать войска с воздуха. А войскам было много работы. Сломя голову напирали немецкие бандиты, рвавшиеся к городу, где намеревались наворовать водки и хлеба, дамских туфель и панталон. Красные войска твердо укрепились на своей земле. Бойцы окопались, установили пулеметы и пушки: с земли ничто не могло их победить. Но с воздуха… Тридцать минут расчетливый Никитин, смелый Денисов, молодой Шумов, отважный Мясников, бесстрашный Полях и мужественный Залеев на своих истребителях охраняли войска, бороздя облачное небо. Тридцать минут небо было спокойно. А на тридцать первой минуте в небе послышалось гуденье не наших, чужих, фашистских моторов и из облаков выскочило двадцать двухмоторных «Мессершмиттов». «Мессершмитты» заметили шестерку не раньше, чем расчетливый Никитин повел ястребки в лобовую атаку. Стервятникам не было дела до наших ястребков. Фашисты шли сюда для того, чтобы расстреливать наши войска, чтобы выбить их из окопов, чтобы дать затем возможность танкам со свастикой преодолеть надолбы и занять этот русский город. А немцев здесь полегло уже много тысяч. Новые тысячи обреченных на смерть убийц, сверкая сталью штыков, поднялись и пошли в атаку на наши окопы. Фашисты глядели на небо, ждали, что вот сейчас их летчики набросятся на наши войска, забросают бомбами, а потом самолеты со свастикой прочешут огнем окопы, и им, «солдатам имперской армии», останется лишь закончить дело: снять с раненых и убитых добротные русские сапоги на кожаной подметке. И все бы шло так, да вот беда! На пути к нашим окопам встала шестерка самолетов с красными звездами и по всему видно намерена атаковать двадцатку «Мессершмиттов». Сближались самолеты, шли друг на друга смертельно враждебные друг другу летчики. Сорок фашистов – вот экипаж двадцати «Мессершмиттов-110». Пять коммунистов и один комсомолец – экипаж шести ястребков. Жестокий бой начался в воздухе. Смертью дышат стволы пулеметов и пушек, а огонь был настолько сильным, что слышался даже сквозь моторный гул. Ястребки, на которые навалились по три, по четыре «Мессершмитта», не уходили с поля боя. Ястребки защищали войска и ни повреждения самолетов, ни собственное ранение не могли быть оправданием для отхода. В массе мелькающих в воздухе самолетов можно было видеть всюду успевающего быстрого Никитина, грозно налетавшего на врага Поляха, решительного Залеева и искусно сражающегося Денисова. Всеми ими двигала одна мысль: защитить войска. Вот уже поврежден самолет Залеева, вот уже кончились боезапасы у Никитина, но не отходят, не поворачивают сталинские летчики. А стервятники, растратив свои патроны и снаряды в воздушном бою, поворачивают обратно и бегут – бегут быстро, спасая свои шкуры. И тогда ястребки идут на свой аэродром. Своей грудью, собственной кровью отстояли они в воздухе землю русскую и войска советские, что находятся на земле.

2_cm.jpgСверкая сталью штыков, идут цепи немецких солдат в атаку. Но нет у них прежней уверенности, ибо их воздушные собратья бежали. А из красных окопов рванулись тысячи бойцов, поднятых боевым приказом и вдохновившихся бесстрашием воздушных храбрецов. Не блестят, а синевой отливают сработанные тульскими рабочими, проверенные во многих боях замечательные русские красноармейские штыки. И перекрывая пьяные выкрики немецкой фашистской солдатчины, несется на много километров вокруг могучее «Ура» и благородные возгласы – «За Родину» и «За Сталина». Минуту еще держали в руках фашистские офицеры своих солдат. А затем, повернувшись, хлынули солдаты обратно к своим укрытиям. На спинах врагов ворвались в фашистские окопы бойцы Красной армии. Били прикладами, кололи штыками, стреляли фашистов, словно бешеных собак». Мих. Шлессберг «Рискуя жизнью».

23 августа 1941 года

3_cm.jpgИз письма А. Мясникова жене: «Я жив, здоров, работаю много, значительно больше, чем в 39 – 40 годах. Сейчас нахожусь в Купли вместе с Денисовым. Здесь, вероятно, мы постоим, постарайся прислать писульку. Особенно не тревожься, ведь что будет, так будет, ничего не сделаешь, рук не подложишь. В работе я спокоен – нисколько не волнуюсь и даже расположен к остротам и шуткам. Враг силен и коварен, ведь дело доходило до Керстово – понимаешь, куда сунулся, но у него тыл слабый и действует он прорывом. Ну, ничего, мы, имея возможность маневрировать, выиграем временем».

25 августа 1941 года

Из наградного листа: «25.08.41 – Сопровождал дальний бомбардировщик в Таллин. В районе острова Гогланд в воздушном бою сбили в паре один «Ю-88». Подтверждено экипажем бомбардировщика».

Из газеты «Победа», № 67 от 27.08.41:

4_cm.jpg«Из пункта Н. в один из городов за линию фронта должен лететь четырехмоторный советский гигант. Погода не благоприятствовала полету. Резкий порывистый ветер гнал густые облака, и видимость была очень ограничена. Летчиков Мясникова и Поляха вызвал к себе командир и дал им задание: следить в оба, чтобы стервятники ни одной царапины не сделали гиганту. «В районе города туман» – предупредил командир летчиков. Забрезжил рассвет, а вместе с ним послышался гул моторов, и над аэродромом показался четырехмоторный моноплан. Он успел сделать лишь половину круга, как в воздух поднялись неразлучные боевые друзья и заняли свое место. Отныне они охраняли воздушный транспорт, а важность груза требовала особой бдительности. Опасаясь приближаться к транспортному самолету, чтобы не столкнуться с ним, летчики-истребители не могли и удаляться, так как можно было потерять его из поля зрения. Когда подошли к заливу, облачность стала еще более густой. Внизу – всюду вода, над самолетами – облачность. – Нечего сказать, «весело» – подумал Полях, всматриваясь в облака. Вовремя посмотрел Полях: из облаков вынырнул, неизвестно куда шедший цельнометаллический «Юнкерс-88». Увидев транспортный самолет, стервятник устремился к нему. Четыре фашиста – команда «Юнкерса», но никто из них не заметил славных летчиков, бросившихся наперерез врагу. Близко подойдя к «Юнкерсу», Мясников и Полях вместе атаковали его. Стервятник почувствовал неладное. Застрочили его пулеметы по ястребкам, но прочно «оседлали» его наши летчики. Прижимая врага к воде, длинными пулеметными очередями попеременно били Мясников и Полях по стервятнику. После удачного выстрела, произведенного Мясниковым, фашист начал терять высоту, но все же хотел уйти. Тогда Полях взял его в тиски своим губительным огнем. Сталинский летчик только тогда отпустил гашетку пулеметов, когда «Юнкерс» зарылся моторами в воду. Вместе с «Юнкерсом» на дно Финского залива пошли четыре гитлеровских молодчика. Ястребки продолжали выполнение боевой задачи – охраняли транспортный воздушный корабль». Мих.Шлессберг «Гибель «Юнкерса»

Из газеты «Победа», № 68 от 28.08.41:

5_cm.jpg«Мясников и Полях держались рядом. Вместе сделали отметки на планшетах, продумали путь, где лететь на фронт, распределили сферы наблюдения. Вместе подняли в воздух свои самолеты. Огнем, многочисленными разрывами снарядов встретил фронт наши ястребки. Орудия здесь расположены густо, не очень то приятно лететь, когда со всех сторон показываются облака разрывов, и иной раз они ложатся совсем близко. Вперед и вперед стремятся сталинские летчики. Ловко маневрируя, умело избегая поражения, идут ястребки к намеченному еще на земле объекту. Вот немцы наводят переправу через реку, здесь должны ночью пройти их войска. Здесь намечается прорыв, и поэтому фашисты установили на своем берегу много зенитных орудий и пулеметов. Война идет уже немало недель, а немцы так и не могут уяснить себе, что для советских летчиков не может быть преград, которых они не опрокинули бы, что для сталинских соколов опасность – неуважительная причина для отступления. Мясников смотрит вниз, на реку, берега, изрытые снарядами, на глубокие воронки, сделанные авиационными бомбами. Взгляд его падает на группу солдат, подтаскивающих к берегу какие-то материалы.

6_cm.jpgПрисмотревшись, Мясников замечает длинные стволы зенитных орудий и переправу. – Надо помешать,– решает Мясников. Он смотрит вправо, на Поляха, который тоже все видел и теперь ждет сигнала. И от того ли, что захотелось сразиться с немцами, помешать им выполнить свой план или оттого, что рядом верный его товарищ Иван Полях, но стало на сердце как-то легко и радостно. Повернувшись к ИвануПоляху, Александр Мясников кричит ему, как будто за шумом мотора можно что-нибудь услышать, – «Рубанем?» – и Полях понял, что хочет от него друг и утвердительно качает головой. Два самолета пикируют вниз, к переправе, целя моторами на прислугу орудий и автомобили, что скопились на берегу. Залпами, гулкими, как гром, мощными, словно разрывы снарядов, меткими, словно выстрелы снайпера, бьет орденоносец Мясников. Словно лезвие бритвы режут врага очереди пулеметов орденоносца Поляха. Вышел из атаки Мясников – его защищает Полях, Полях вышел из пикирования – защищает Мясников. Головы не могут поднять фашистские зенитчики: сама смерть летает над ними. Разделавшись с врагом, летчики решили вновь уйти на высоту, но заметили на земле сильные взрывы. Ястребки снизились. Приближался лесок, неподалеку от которого были установлены немцами минометы. Они и метали свои наполненные взрывчатыми веществами мины. И вновь крикнул Мясников свое любимое: «Рубанем!», а 7_cm.jpgПолях, прекрасно понял, чего от него хотят. Два ястребка, наполняя гулом воздух, проносятся над лесом. Они решили зайти с тыла к минометчикам, посылающим смертельные свои ядра в советские окопы. Расплата идет! Ее несут на своих могучих самолетах отважные люди, руки которых тверды, а глаз наметан и остер. Больше ястребки не летели рядом. Один за другим они пикировали на опушку и метким прицельным огнем стерли с лица земли фашистских минометчиков. Три раза атаковали бандитские укрепления летчики Мясников и Полях. Прислуга минометов была в полном составе отправлена на тот свет. Почти в полной темноте усталые от штурмовки, но довольные успехом, летчики произвели посадку на своем аэродроме. Они отдыхают сейчас, эти бесстрашные летчики. Отдыхают вместе. Смотрят кинофильмы, читают. Вспоминают о проведенных боях. И с особенным огоньком они говорят: «Скорее бы уж в часть, скорее бы летать», хотя не летают они всего лишь три дня. Через два дня летчик Мясников со своим другом летчиком Поляхом вновь поднимутся в воздух, чтобы по-прежнему смело, еще крепче бить подлого и коварного врага. – Мы готовы, – говорит орденоносец Полях. – Видите, под руками у нас и регланы, и шлемы, и очки. – Да, мы готовы, – подтверждает орденоносец Мясников. Родина уверена в том, что они готовы, что они совершат еще много прекрасных, благородных подвигов». Мих. Шлессберг «Бесстрашные»

6 – 8 сентября 1941 года

Из наградного листа: «06.09.41 – Штурмовал войска противника в районе Нарва – деревня Пулково. Выполнено 2 полета. Задание выполнил». «07.09.41 – Разведка войск противника в районе Тешково — Шиндорово. Задание выполнил». «08.09.41 – Разведка войск противника в районе Бегуницы — Витино. Задание выполнил».

8_cm.jpg6 и 7 сентября более 300 немецких бомбардировщиков произвели налёт на войска 1-й дивизии НКВД, защищавшие подступы к расположенному у истоков Невы городу Шлиссельбургу. Атаки авиации немцев продолжались в течение этих двух дней непрерывно – одна волна бомбардировщиков сменяла другую. Дивизия понесла тяжелые потери в личном составе и материальной части. Несмотря на упорство советских летчиков в борьбе с авиацией противника, они не смогли изменить неблагоприятную воздушную обстановку на этом участке фронта. К 11 часам утра восьмого сентября фашисты, введя в бой танковые части, вышли на южный берег Ладожского озера и захватили Шлиссельбург. Ленинград был блокирован с суши, а движение судов с Ладожского озера по Неве парализовано. Страшная опасность нависла над Ленинградом, тяжелые бои шли днем и ночью.

9 сентября 1941 года

9 сентября 1941 года, как раз в день своего рождения, старший лейтенант Мясников был переведен в 5-й полк 61-й авиабригады на должность командира звена во 2-й эскадрилье. В боях 8 и 9 сентября эта эскадрилья потеряла пять самолетов. Погибли три летчика – штурман эскадрильи старший лейтенант М. Багрянцев, лейтенанты В. Тенюгин и А. Буланов. Командир эскадрильи капитан И. Уманский и летчик Солдатов выпрыгнули из горящих самолетов с парашютом, при этом капитан Уманский приземлился на территории, занятой немцами. Через три дня он вернулся, перейдя с большим трудом линию фронта. 2-я эскадрилья 5-го полка базировалась на аэродроме рядом с деревней Низино в четырех километрах к югу от Петергофа. Аэродром был построен еще до войны, имел достаточно большие размеры, и на нем размещалась также 13-я отдельная Краснознаменная истребительная авиационная эскадрилья той же 61-й авиабригады, а в последнее время и подразделение штурмовиков. 9 сентября немецкие войска вели упорные бои за Красногвардейск (Гатчину) и поселок Ропша, который находился всего в шести километрах от Низино.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

« Пред.   След. »