РАСПРАВЛЕННЫЕ КРЫЛЬЯ
ГЛАВНАЯ arrow СТАТЬИ arrow 315-й боевой вылет майора Александра Мясникова ч.5
315-й боевой вылет майора Александра Мясникова ч.5
Автор Ю.А.Мясников, И.Г.Прокофьев, В.И.Суворов, К.И.Тарасов.   

Из книги Я. Потехина, стр. 13:

1_cm.jpg «Боевых вылетов было так много, что в короткие перерывы между ними летчики успевали лишь заскочить в столовую, наскоро перекусить и после заправки машин снова уходили на выполнение заданий. Какие только задачи не выполняли истребители-балтийцы! Они ходили в разведку, вели воздушные бои с «Фоккерами», прикрывали наши наземные войска, штурмовали всевозможные объекты противника.

 

2_cm.jpgОднажды большой группе истребителей довелось штурмовать аэродром противника в Утти. В боевую группу входили: восьмерка Л. Белоусова, отряд Героя Советского Союза А. Нефедова и отряд А. Мясникова. Задолго до рассвета опробовали моторы, проверили общую готовность группы. К Белоусову подошел Герой Советского Союза майор А. Денисов. – Ты готов? – спросил он. – Так точно, готов! – Знаю, что готов! И Нефедов готов! – сказал Денисов. – А Мясников всё еще копается. Нет, этот «теоретик» сведет меня в могилу раньше времени. Отряд Мясникова не задержал вылета группы. Но у Денисова была уж такая натура – заканчивать все приготовления к боевому вылету заблаговременно. Мало ли какие изменения могут произойти в обстановке. Едва забрезжил рассвет, пришли к цели. Удар для противника был неожиданным. После первого захода во многих местах на земле появились небольшие вспышки. Потом они выросли в гигантские костры. Горели самолеты на стоянках, горел ангар. В отсветах этих костров были видны мечущиеся по аэродрому человеческие фигуры. По ним неумолчно хлестали пулеметные очереди пикирующих истребителей. Но вот открыли сильный огонь белофинские зенитки. Пренебрегая опасностью, истребители один за другим группами продолжали пикировать к самой земле. Потом на бреющем шли над лесом, увертывались от огня и снова заходили на цель. Так продолжалось до тех пор, пока не был израсходован почти весь боезапас. Сделав по восемь заходов, уничтожив много самолетов, истребители пошли к себе. Белоусов не утерпел и на прощание угостил зенитную батарею, которую он заприметил во время штурмовки, парой бомбочек. Значительно позже, когда штурмовые действия нашей авиации вошли в систему и появились специальные самолеты «ИЛ-2», Белоусов и Мясников часто вспоминали этот боевой эпизод. Вспоминали и удивлялись тому, что все их машины уцелели. И было чему удивляться. Ведь штурмовка была в то время новостью для истребителей. Кроме того, каждое подразделение имело свою задачу и действовало самостоятельно. Поэтому штурмовка велась на встречных, параллельных и пересекающихся курсах.

3_cm.jpgНаши войска подошли к «линии Маннергейма». Здесь им пришлось столкнуться с мощными долговременными укреплениями врага. Лютовали сорокоградусные морозы. В этих невероятно трудных условиях подразделения и части армии штурмовали железобетонные доты, преодолевали минные поля, проволочные заграждения. Мужество пехотинцев и танкистов, саперов и артиллеристов вызывало восхищение у балтийских летчиков. Они много говорили о саперах Героя Советского Союза капитана Коровина, которые подорвали дот — «миллионер» и открыли дорогу для наступления не одному стрелковому полку. Справедливости ради надо сказать, что белофинны искусно маскировали свои оборонительные сооружения и огневые позиции. Даже наземные наблюдатели не сразу могли отыскать вражеский дот, пока он молчал. Бывало, долгие часы наблюдатель изучает местность, отыскивает, где у противника установлены пулеметы, орудия, тщательно осматривает каждый холм. Казалось бы, холмик как холмик. На нем даже растут солидные сосны. Но наступало время, и «холм» начинал изрыгать пулеметно-артиллерийский огонь. Причем делалось это в такие моменты, когда наша пехота оказывалась в неудобных для укрытия местах. Но наши летчики, вылетая на разведку, по каким-то, только им известным приметам очень часто обнаруживали вражеские доты. Они разгадывали, где установлены зенитные орудия, хотя противник и прибегал к разным ух7_cm.jpgищрениям. Выискав такую цель, эскадрилья обрушивала на нее всю огневую мощь своих самолетов, так что после такой штурмовки не оживала почти ни одна вражеская батарея. Однажды Белоусов, пролетая после штурмовки над линией железной дороги, обнаружил вблизи нее два сарая. Они по внешнему виду ничем не отличались от множества тех, что разбросаны повсюду. Однако, пролетая там же три дня назад, летчик этих сараев не видел. Может быть, он просто просмотрел, не заметил их тогда? Другой летчик, возможно, на этом бы и успокоился. Белоусов же был уверен, что эти сараи появились здесь совсем недавно и неспроста. Вот он и решил заняться ими. На следующий день, как было договорено при вылете с аэродрома, в условленном месте самолет Белоусова отделился от строя эскадрильи. За ним – ведомый Григорий Семенов. К цели вышли быстро. Белоусов чуть качнул плоскостями и перевел самолет в пикирование. Пошел в пике и ведомый. В рев моторов то и дело врывались урчащие очереди пулеметов. Когда машины выходили из пикирования, летчики заметили в небе белые хлопья разрывов зенитных снарядов. – Есть! Залаяли моськи! – не вытерпев, крикнул Белоусов. – Ну, теперь держись! Выйдя из зоны обстрела, капитан вновь качнул плоскостями и направил свою машину к лесу. За ним устремился Семенов. Не успели белофинны прийти в себя от первого удара, как ястребки снова обрушились на них. На этот раз Белоусов и его ведомый, прикрываясь лесом, зашли с другой стороны. Прошив сараи новыми очередями пулеметов, они сбросили еще и по две небольшие бомбы. Возник пожар. От сараев к лесу бежали уцелевшие белофинны».

Из газеты «Красный Балтийский Флот» от 04.02.40

4_cm.jpgВ последних воздушных схватках с белофиннами балтийские летчики увенчали советскую морскую авиацию новыми подвигами. Группа истребителей сопровождала бомбардировщики. В момент пролета над вражеским аэродромом в воздух поднялись три белофинских самолета. При взлете один самолет был сбит майором орденоносцем т. Романенко. Другая группа истребителей сопровождала бомбардировщики в район железнодорожного узла. После бомбардировки на наши самолеты, находившиеся на высоте 4 тысячи метров, налетели белофинские стервятники. Звено истребителей в составе капитана Мясникова, Козлова и Перегудова вступило в бой. В бою Мясников сбил один самолет, который загорелся и врезался в землю. Младший лейтенант Козлов сбил второй самолет противника. В это же время два вражеских самолета пытались атаковать наши бомбардировщики. Звено истребителей во главе с летчиком Бискуп вступило в бой. Бискуп сбил один «Фоккер». Одновременно с этим «Фиат» пытался атаковать Мясникова, но лобовой атакой летчика Овчинникова был сбит. В этом бою исключительное мужество проявили Мясников, Бискуп, член партии Овчинников и комсомолец Козлов. В. Смолин. Новые победы летчиков Балтики

Из газеты «Красный Флот», № 35 от 12.02.40

5_cm.jpg«С утра разгулялась пурга. Дул порывистый ветер. Он обжигал лицо, руки, пронизывал насквозь. На улицах пустынно. Редкие прохожие торопились в натопленные жилища. Поселок, расположенный вблизи аэродрома, как бы замер. Только из труб заснеженных домов валил дым. На аэродроме N-ской авиационной части Краснознаменного Балтийского флота кипела жизнь. Механики и оружейники осматривали моторы, проверяли пулеметы истребителей. Командир подразделения капитан Александр Федорович Мясников наблюдал за работой. Летчики в ожидании вылета слушали очередную политинформацию в аэродромной палатке. Хорошо и уютно в палатке. Жены командиров с начала боевых действий активно включились в жизнь части. Они только что привезли из столовой горячий обед. В термосах вкусные щи, молочный суп, украинский борщ, ростбиф, котлеты, жареная баранина. С другого грузовика в палатку внесли мандарины, шоколад, папиросы. Столы накрыты белыми скатертями. Звенит посуда. На полке разложены свежие газеты, журналы, книги. В палатке играют в шахматы и домино, спорят о погоде и фильмах. На стенах висят выпуски «Авио-Крокодила» и «Боевые листки». Их издают во все летные дни. «Боевые листки» повествуют о героических делах подразделения. А подвиги вершатся здесь каждый день. Каждый боевой полет выявляет новых героев. Вот заметка о механиках. В стужу, ночью, при тусклом свете карманных фонариков, они готовили машины к полету. Вот заметка о женах-общественницах. Тщательно переписано письмо шефов – ленинградских рабочих, и ответ им. Рядом пламенные стихи местного поэта о Родине. Это летчик, вернувшись со штурма белофинских укреплений, записал свои мысли и чувства. Дальше извещение о вечернем концерте, шутки, эпиграммы, карикатуры. Летчики столпились у последнего выпуска «Крокодила». Веселый, задорный смех наполнил палатку. Глядя на этих людей, трудно представить, что где-то недалеко рвутся снаряды, гремят орудия, трещат пулеметы; просто не верится, что эти люди вернулись из боя или скоро вылетят в новый бой. В палатку вошел капитан Мясников. Все кинулись к нему: – Когда нас выпустят? Зазвонил телефон. С командного пункта сообщили командиру, что звено, охранявшее Кронштадт, благополучно вернулось. Через минуту новый звонок – передали метеосводку. Во второй половине дня ожидалось улучшение погоды. Командир, побыв в палатке еще несколько минут, ушел в штаб. Младший лейтенант Семенов посмотрел ему вслед. Он как раз писал в «Боевой листок» заметку о смелости и мастерстве своего командира. Накануне капитан вел отряд на охрану подступов к Ленинграду. Густой туман навис над землей. Самолеты попали в снегопад. Высота достигала метров тридцати – сорока, не больше. Над городом летать на такой высоте рискованно. Командир, не колеблясь, повел отряд в слепом полете, ориентируясь по приборам и расчету времени. Шли круговым полетом по замкнутой. Молодые летчики отряда благодаря отличной штурманской ориентации командира точно выдержали время и курс охранения. Младший лейтенант Семенов дописал заметку и отдал ее редактору. Потом, догоняя других, он пошел из палатки. – Ты куда? – спросил его редактор. – За материалом для следующего номера. Погода выравнивается.

6_cm.jpgНа поле аэродрома приехал капитан Мясников. Летчики подразделения находились уже возле истребителей. – Поздравляю вас, товарищи, – сказал он, – нам доверили… Договорить капитану не удалось. Его поняли без слов. В ответ раздалось «ура». Летчики были горды оказанной честью. Затем капитан объяснил, что подразделению поручено уничтожить зенитные точки одного из укреплений районов финских белогвардейцев. Летчики с особенным вниманием слушали последние указания командира. Моторы завелись раньше, чем секундная стрелка часов пробежала полный круг. Мощный рев раздался над аэродромом. В строгом порядке, одна за другой, машины поднялись вверх, подстроились и легли на курс. Низкие облака прижимают самолеты к земле, ветер швыряет их из стороны в сторону. Трудно летчикам держаться в строю, но они идут за командиром. Отряд миновал лес, заводы, рабочий поселок, дачи и вышел к заливу. Сухопутные машины идут над водой. Высота – пятьдесят метров. Внизу, ощетинившись жерлами пушек, бьют по врагу боевые корабли. Летчики смотрят вниз и видят – снаряды рвутся в расположении врага. Белофинны мечутся в панике. Удача моряков бодрит летчиков. Командир набрал скорость, все прибавили газ. Через несколько минут показалась цель. До нее еще далеко, но враг уже открыл зенитный огонь. Огонь не пугает отряд. В плотном строю машины идут за командиром. Над объектом высота больше. Капитан Мясников поднимает летчиков вьше и с пологого пикирования нажимает гашетки. Земля отвечает яростным огнем. Тогда летчики разошлись в разные стороны. Наметив цели для бомбометания, они выровняли машины в горизонтальном полете и начали бомбить. Капитан Мясников оглядел своих питомцев. «Орлы! – подумал он. – Смело и мужественно дерутся». А летчики уже зашли на повторную атаку. Треск пулеметов заглушает шум моторов. Истребители мчатся вниз и выравниваются почти у самой земли. Столбы дыма, вихри огня тянутся к небу. Земля неистово отвечает. Пуля попадают в плоскости и борта. Снаряды рвутся совсем близко. Взрывные волны от снарядов подбрасывают машины и усложняют маневр. Младший лейтенант Семенов собрался нажать кнопку бомбос-брасывателя. Вдруг он заметил, что со стороны моря с батареи береговой обороны обстреливают командира его звена. Мигом кинулся он выручать товарища. Бомба его летит без промаха. Батарея сразу умолкает. Командир звена лейтенант Лобанов уходит в сторону, на новую цель. В другой стороне комиссар эскадрильи старший политрук т. Бискуп защищает от обстрела своего товарища Овчинникова, у которого из-за попаданий самолет не поддается управлению. Тов. Овчинников и сам отстреливается, но он уже направился к заливу, чтобы сесть на воду среди наших кораблей. Однако машина тянется вниз. Летчик жмет ручки. До земли осталось метров пятнадцать. Еще секунда и он станет добычей врага. Последним усилием воли летчик выравнивает машину и подтягивается к комиссару. Огонь с земли сильно поредел. Под натиском отряда умолкли многие огневые точки. Капитан Мясников собрал летчиков и отправился в обратный путь. Надвигались сумерки. Залив, береговые ориентиры тонули во мраке. Но отряд шел уверенно и спокойно. Если бы на пути встретился враг, отряд мог бы опять кинуться в схватку. Командир смотрит вверх, в стороны, вперед. Нет, не видать никого. «Боятся, – подумал командир, – проучены». И в ту же секунду он заметил у самого берега белофинский корабль. Не раздумывая, командир приблизился к нему, и одновременно летчики отправили дружную очередь по врагу. Корабль запылал. Освещенные ярким пламенем, белофинны прыгали в ледяную воду залива. Летчики победно покачали крыльями самолетов и продолжали путь. – Молодцы, орлы! – крикнул командир. Словно кто-то мог его услышать. Он был взволнован и не мог, не хотел подавить волнения. Оглянувшись, он увидел своих питомцев, друзей и соратников. За ним шли юноши, ставшие хорошими боевыми летчиками. За ним летели Лобанов и Семенов, Маслов и Овчинников, Лебедев и Базилюк. Все они теперь, после боя, благополучно возвращались домой. Позади остался залив, белое кружево родного берега, дачи, рабочий поселок, заводы. Скоро отряд будет над аэродромом. Садиться придется в темноте. Но командир уверен в своих воздушных бойцах. Вот показался знакомый силуэт леса. Летчики уже кружат над аэродромом, снижаются, идут на посадку. А командир ходит по кругу. Он сядет последним. Мелькают огоньки карманных фонариков. Механики встречают летчиков, принимают машины. Командир приземлился. Механики кинулись к нему. – Почему вы не отдыхаете? – строго спросил он. – Вы ночью работали, утром были у машин и сейчас на аэродроме!

– Не спится, товарищ командир, когда летчики в бою. Теперь и отдохнем вместе. Летчики долго не уходят с аэродрома. Они осматривают машины, обсуждают отдельные эпизоды боя, слушают замечания командира. Техники и оружейники готовят истребители к следующему вылету. Круглые сутки кипит жизнь на аэродроме. Все – от командира до часового – охвачены единым стремлением: разгромить врага, и в этом единстве – могучая сила подразделения. 

 Указом Президиума Верховного Совета СССР капитан Александр Федорович Мясников и военком старший политрук Петр Игнатьевич Бискуп награждены орденом Красного Знамени».

К. Яковлева. «Капитан Мясников и его подразделение»

Из наградного листа А. Мясникова по представлению к ордену «Красное Знамя»: «В течение финской кампании совершил 35 боевых вылетов и сбил 1 самолет противника».

Из Указа Президиума Верховного Совета СССР от 7 февраля 1940 года: «За участие в разгроме финской белогвардейщины наградить капитана Мясникова А. Ф. орденом «Красное Знамя».

10_cm.jpgНаграды за боевые заслуги во время финской войны летчикам 61-й авиабригады вручал 23 февраля 1940 года секретарь Ленинградского обкома и горкома ВКП (б) А. А. Жданов в Петергофе, где располагался штаб ВВС Балтийского Флота. Кроме того, как это тогда было принято, командование 61-й авиабригады при праздновании 1 мая 1940 года наиболее отличившихся летчиков наградило ценными подарками – серебряными карманными именными часами. Мирный договор с Финляндией был подписан 12 марта 1940 года. Согласно этому договору к Советскому Союзу отошли Карельский перешеек с Выборгом, западное и северное побережье Ладожского озера, ряд островов в Финском заливе, а полуостров Ханко был передан в аренду на 30 лет для создания там военно-морской базы. К созданию базы приступили немедленно. Уже 22 марта транспортными самолетами на Ханко были переброшены сводные отряды, состоящие из военных моряков и бойцов-пехотинцев. Остальные воинские подразделения и вооружение доставлялись морским транспортом. В связи с суровой зимой лед в Финском заливе был толстый, торосистый, поэтому транспорты шли в сопровождении ледоколов. Еще в конце апреля караван судов шел от Ленинграда до Ханко две недели. Постепенно с наступлением тепла на Ханко было завезено необходимое количество войск, вооружения и боеприпасов. Был построен аэродром, на котором в полном составе стал базироваться 13-й авиационный истребительный полк. А. Мясников по-прежнему командовал 4-й эскадрильей вместе с комиссаром П. Бискупом. Семья Александра Федоровича (жена, сын и теща) также находились на Ханко. Вскоре командование сочло необходимым направить перспективного капитана на учебу, и с 13 ноября 1940 года он становится слушателем командирского отделения Высших курсов усовершенствования начальствующего состава (ВКУНС) авиации ВМФ, находившихся в городе Петергоф. Родную 4-ю эскадрилью «чаек» он передал Леониду Белоусову, вернувшемуся в часть после длительного лечения и отдыха по окончании финской войны. Война застала Белоусова на Ханко, где эскадрилья геройски сражалась до начала октября 1941 года, пока не был отдан приказ о перебазировании ее в Ленинград. Боевые дороги друзей разошлись, и встретиться им больше не довелось.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

« Пред.   След. »