РАСПРАВЛЕННЫЕ КРЫЛЬЯ
Марк Солонин
Автор DEDA   

1_cm.jpgМы пока не научились говорить правду о минувшей войне. Мифы и гипотезы, однажды родившись, продолжают кочевать из одной публикации в другую. Истина — одна, но всё и всегда зависит от того, чьи интересы преследуют те, кто занят ее поиском. Когда историю пишут только двумя цветами — черным или белым, нельзя надеется на объективность. Мы с удовольствием полемизируем, но наша полемика странным образом опять превращается в банальную взаимную склоку. Гость нашего сайта — известный писатель-историк Марк Семенович Солонин…


 
 
 
 
-Марк Семенович, ваши читатели давно разделились на два непримиримых лагеря. Одни верят в классическое объяснение поражения нашей авиации на «мирно спящих аэродромах». Другие – понимают, что из-за преступной халатности и неорганизованности в авиационных полках, банальной трусости, ВВС РККА уничтожили или бросили в 1941-м огромное количество исправных самолётов. Ваша позиция ясна. Нет ли среди ваших оппонентов информации или документов опровергающих обе эти точки зрения? Есть ли третий вариант развития событий, ещё не исследованный пласт? 
 
 
 
 
 
-Во-первых, позвольте Вас поправить. Мои ЧИТАТЕЛИ не «разделились на два непримиримых лагеря». Разделились, причем именно «на два непримиримых лагеря», те, кто прочитал и те, кто не захотел этого делать. Разумеется, я признаю неотъемлемое право всякого человека не читать моих книг и вовсе не знать про их существование. Что же касается моих оппонентов и неких «потаённых грамот», которыми они, возможно, обладают, так у нас в стране (и уж тем более — в Интернете) цензуры нет. Я не мешаю (да и не имею такой возможности) моим оппонентам опубликовать что-либо, в частности — опровергающие мои выводы документы. Так что, будем ждать. До третьей звезды…  
 
 
 
 
 
-Довоенная пропаганда формировала у советских людей представление о будущей войне, как о войне непрерывных побед в воздухе. Особый авиационный шик, ореол героев воздушного океана предвоенных лет быстро развеялся с началом боёв, еще в июне 1941 года. Поражает правда всплывшая сегодня в опубликованных документах и воспоминаниях: повальное бегство командиров авиационных дивизий и полков, тактическая безграмотность в воздухе, нежелание сражаться. Чем вы можете объяснить этот феномен?
 
 
 
 
 
-Не знаю. Я не социолог, не политолог, не психолог. Моё дело как историка — выявлять и фиксировать факты. Факты именно таковы, как Вы их обрисовали.
 
 
 
 
 
 
-Ложь о Великой Отечественной войне настолько беспардонна и цинична, что порядочный человек психологически не может усомниться в цифрах, которыми его пичкали десятилетиями. Всё время раздаются вопли и заклинания о продажности и бесстыдстве писателей историков. Но все эти люди как-то забывают, что враг стоял у стен Москвы уже через несколько месяцев. Как он туда попал, никто не желает серьёзно анализировать до сих пор. Что двигает вами? Ваши мотивы?
 
 
 
 
 
 
-Честно говоря, мои «мотивы» изрядно поменялись за последние 27 лет (а именно столько лет назад я исписал от руки такую толстую «общую тетрадь» в черном переплете, она и сейчас у меня в столе лежит). Вынужден признать, что тогда мною двигал некий «просветительский импульс». Так сказать, «открыть глаза обманутому народу». Теперь, доподлинно убедившись в том, что народ обманываться рад, я работаю для удовлетворения собственного любопытства. Кроме того, не забывайте, мне с каждой проданной книжки падает в карман от 6 до 10 рублей. Плохо ли? 
 
 
 
 
 
-Марк Семёнович, а может всё проще? Военные заводы приписывали цифры и отчитываясь ими перед т. Сталиным? И не было у нас армад самолётов и танков? А были лишь липовые, на бумаге авиационные полки и дивизии? И лишь ужас перед пресловутым террором затыкал всем рты? И все врали всем? Могло такое быть в той советской действительности? 
 
 
 
 
 
 
-Да, есть такая гипотеза, она периодически «всплывает» у разных авторов. Мне эта гипотеза представляется абсолютно невероятной. Абсолютно. Товарища Сталина мог обмануть один человек один раз. То, о чем Вы говорите, требует многолетних согласованных усилий сотен (если не тысяч) людей: руководители заводов, военпреды, наркомы и начальники главков, финансово-снабженческая служба (надо же оплачивать производство несуществующих моторов для несуществующих в натуре самолетов, надо на них металл списывать), руководство НКО и командиры частей — все они должны согласованно врать. В условиях сталинской империи, с ее масштабом доносительства и террора, такое невозможно в принципе. Кроме того — и это очень важно отметить — интересы мнимых «заговорщиков» прямо противоположны. Да, промышленности выгодно отчитаться о выпуске несуществующих самолетов, но командиру авиадивизии с какой стати расписаться в их получении? Ему же на этих «фантомах» боевую задачу предстоит выполнять, с него спросят за их убыль…
 
 
 
 
 
 
-По уровню подготовки личного состава Вермахт был на голову выше РККА. Как показали события 41-го, у РККА и ВВС были проблемы со стратегией, оперативным искусством, тактикой. И я предполагаю, что Красная армия, начни она первой войну, неизбежно потерпела бы поражение. У вас есть комментарий по этому поводу?
 
 
 
 
 
 
-Есть комментарий. Главной проблемой советских Вооруженных сил (и ВВС как их составной части) был «сплав» из отсутствия мотивации и низкой квалификации. На всех уровнях. Что мог изменить в этих условиях первый удар, если бы его нанесла Красная Армия? Я бы не стал спешить отвечать на этот вопрос коротким словом «ничего».
Понимаете, среднестатистическая девочка, закончившая детскую музыкальную школу, не способна прийти на джэм-сейшн, сесть за рояль и импровизировать на произвольную тему. Что, однако же, не отменяет её умение вполне прилично сыграть «Лунную сонату», которую она три месяца готовила к экзамену. Утром 22 июня 1941 г. от Красной Армии, прежде всего — от её командиров, требовалось то, чему их никто не учил. Хуже того, что де-факто запрещалось и забивалось — умение проявить личную инициативу, готовность взять ответственность на себя. Не исключено, что «лунную сонату», т. е. наступление по заранее составленным, изученным, отработанным в ходе командно-штабных «игр» планам, Красная Армия смогла бы разыграть. По меньшей мере — начать.
Второй момент — это та самая «незавершенность развертывания», о которой вполне справедливо говорит мой злейший коллега г-н Исаев. К авиации это имеет малое отношение (там боевые части и в мирное время содержались по штатам, очень близким к штатам военного времени), но вот танковая дивизия, укомплектованная личным составом на 70% и автотранспортом — на 30%, едва ли может выполнять возложенные на неё задачи. Если бы первый удар наносила армия, завершившая стратегическое развертывание (в частности — отмобилизованная по штатам военного времени), то результат, скорее всего, был бы другим.
В-третьих, и это, на мой взгляд, самое главное, наступление, сам факт наступления и продвижения армии на запад, сделал бы массовое дезертирство и массовую сдачу в плен гораздо менее возможными. Вся эта "теория, однако же, разбивается о реальные факты: позорный разгром войск Северного фронта (Ленинградского ВО), который попытался было нанести удар по «финляндской козявке», разгром 5-го и 7-го мехкорпусов в танковом сражении у Сенно-Лепеля… Внезапности во всех этих случаях уже не было, войска были успешно отмобилизованы, инициатива в нанесении первых ударов была на нашей стороне. Результат известен.
Что в итоге? В итоге я готов предположить (допустить), что первый удар ОТМОБИЛИЗОВАННОЙ Красной Армии в конечном итоге привел к череде тяжелых поражений, но за эти наши поражения немцам пришлось бы заплатить гораздо большую цену. К поздней осени фронт, как можно надеяться, застыл бы не в пригородах Ленинграда и Москвы, а на берегах Днепра и Западной Двины. А это, согласитесь, уже совсем другая война! Другая уже хотя бы потому, что эвакуировать важнейшие военные заводы (из Ленинграда, Москвы, Харькова, Воронежа) в такой «реальности» не пришлось.
 
 
 
 
 
 
-СССР перед войной строил новые заводы в Сибири. У планов по эвакуации производств и людей на Восток был архитектор? Никто и никогда не говорил о людях, которые за этим стояли, а они спасли нашу страну. Могли бы вы написать об этом? Стоит ли эта тема новой книги?
 
 
 
 
 
 
-Сложный вопрос. Хочу Вам напомнить, что перед войной новые авиазаводы строились не только в восточных регионах страны. Весной 41 г. уже в стадии завершения строительства находились заводы № 35 в Смоленске, № 450 в Харькове, № 458 в Ростове, № 165 в Днепропетровске. В октябре 1940 г. было принято решение о строительстве авиазаводов в Минске и Могилеве. 16 июня 1941 г. (т. е. за неделю до начала войны) на совещании в НКАП обсуждался вопрос о развертывании производства учебных самолетов на заводе № 463 в Таллинне и заводе № 464 в Риге. Крупнейшим центром авиастроения предстояло стать Ленинграду. 26 июля 1940 г. очередным Постановлением СНК и ЦК ВКП (б) предписывалось к 1 января 1942 г. создать в Ленинграде производственные мощности, обеспечивающие выпуск 4 тыс. боевых самолетов и 5 тыс. авиамоторов в год… Что же касается эвакуации советской промышленности 41–42 годов, то тема эта, несомненно, важнейшая и заслуживающая серьезного изучения. Что касается меня, то я к ней не прикасался, да и не стану пытаться «объять необъятное».
 
 
 
 
 
 
-Марк Семёнович, готовя это интервью, я прочитал критическую статью Алексея Исаева «На пугливо оставленных аэродромах». Если честноне очень логичную и поверхностную. Вас грызут в Интернете и делают это не очень интересно. Бесталанно. За что вас так невзлюбили?Множество ваших оппонентов всё время пытаются уличить вас в неточностях, так как это самый простой способ умалить компетентность историка и исследователя. Вам как автору нескольких нашумевших книг наверно трудно бороться с известностью? Коснулась ли вас «звёздная болезнь»? Боретесь ли вы с желанием сорваться на брань в адрес недоброжелателей? 
 
 
 
 
 
 
-Это очень большой — и очень интересный — вопрос. Самое важное в Вашем вопросе — слова «в Интернете». На наших глазах начинается новая эра в истории человеческой цивилизации. Не шучу. Эра, когда все могут говорить со всеми. Эти грандиозный, «тектонический» сдвиг. Возвращаясь к нашим баранам. «Интернет — это когда придурки спорят с умными». Авторство не мое, но мне понравилось. Интернет фантастически снизил «порог входа в дискуссию». Это раньше надо было настучать текст рецензии на печатной машинке, доехать до редакции, добиться приема у редактора, убедительно объяснить, что ты есть специалист в данном вопросе. А теперь любой скучающий в офисе дебил, ковыряя пальцем в носу, может «критиковать» кого угодно и как угодно. Добавьте к этому фактор анонимности, который совершенно разрушающе действует на слабые умы и отсутствующую совесть… Это то, что всемирно и универсально. С этим придется мириться в ближайшую тысячу лет.
 
Что же касается русскоязычного сектора Сети, то не я первый заметил и отметил, что он характеризуется необычайной злобностью. «Говносрач в комментах» — это, увы, наш стиль. И уверяю Вас, эта беспричинная агрессия разлита на любых, отнюдь не только военно-исторических, форумах. Мой старый товарищ в свободное от работы время дует в саксофон. Он как-то показал мне — в каком стиле общаются русскоязычные любители джаза (т. е., предположительно, тонкие одаренные натуры), с какой «решительностью» там объявляют «тупым чмом» всякого, кто имеет чуть-чуть другие музыкальные вкусы…Так что «грызут в Интернете» не только Солонина, у нас тут грызут всех. Человек человеку — грызун…
А если чуть серьезнее, то милости прошу ко мне на сайт. Там ко дню смерти тов. Сталина я разместил статью профессионального культуролога Андрея Пелипенко с замечательным названием «Быдло». Все уже написано и понято. «Быдло — это человек с крайне активной жизненной позицией». Позицию эту два века назад сформулировал Грибоедов: «К свободной жизни их вражда непримирима». Слова «умный», «умничать», «деловой», «деятель» в устах быдла являются тяжким обвинением. Быдло всегда сбивается в стаи (на интернет-форумах это отлично видно), а первый и главный вопрос, с которым свора набрасывается на любого прохожего, это: «Ты нас уважаешь?» Поскольку я вполне отчетливо и активно не уважаю быдло, то его реакция легко предсказуема.
 
 
 
 
 
не очень интенсивно слежу за появлением новых книг о минувшей войне. Если честно, то предпочитаю мемуары наших противников. До сих пор о Победе у нас пишут в «розовых очках». Питаются полуправдой из непонятных источников. Мифы плодятся сегодня всё той же загадочной интенсивностью. Критики боятся что ли? Что вы посоветуйте посмотреть любителям литературы по истории Второй мировой войны?
 
 
 
 
 
 
-К сожалению я должен признаться, что времени читать книги у меня в последние 5–7 лет просто не было. «Чукча не читатель…» С утра и до ночи я читаю и пытаюсь понять документы. Поэтому я боюсь давать рекомендации, т. к. могу пропустить каких-то важных и интересных авторов. Тем не менее, мне понравилось то, что пишут А. Гогун, Б. Ковалев, Л. Лопуховский, А. Платонов. Еще раз повторюсь — список далеко не полный и очень субъективный.
 
 
 
 
 
-Напоследок классический вопрос: «Над чем вы сейчас работаете?» 
 
 
 
 
 
-Над собой…:)
 
 
 
 
 
 
-Марк Семёнович,   спасибо Вам за интересное интервью…
 
 
 
 
 
-И вам спасибо! 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

« Пред.   След. »