РАСПРАВЛЕННЫЕ КРЫЛЬЯ
ГЛАВНАЯ arrow СТАТЬИ arrow 315-й боевой вылет майора Александра Мясникова ч.3
315-й боевой вылет майора Александра Мясникова ч.3
Автор Автор Ю.А.Мясников, И.Г.Прокофьев, В.И.Суворов, К.И.Тарасов.   

Прощание в Мошенском

5_cm.jpgПервого августа 2003 года гроб с останками был установлен в районном киноконцертном центре «Уверь». К одиннадцати часам проститься с А. Ф. Мясниковым пришли жители села. Многие знали его жену Матрену Макаровну, проработавшую в Мошенской средней школе преподавателем математики около пятнадцати лет. Некоторые помнили его сына Юрия, окончившего Мошенскую среднюю школу в 1959 году и уехавшего из села для продолжения образования и работы в других местах нашей страны, но регулярно приезжавшего в отпуск навестить мать и родные края.

 

4_cm.jpgПришли все, в ком жива память о Великой Войне нашего народа, кто помнит и скорбит о погибших на той Войне своих близких, кого не оставило равнодушным возвращение из небытия на родину их земляка. Приехали родственники и знакомые из других деревень района. Из деревни Гусево приехала двоюродная сестра Александра Федоровича Мария Григорьевна Булаева. Из деревни Мельник, что вплотную примыкает к райцентру, пришла с дочерью Таисия Ивановна Булаева (Суворова), супруга двоюродного брата Александра Федоровича покойного ныне Михаила Павловича Булаева. Из разных мест собрались сестры Надежда, Антонина и Серафима, двоюродные племянницы Матрены Макаровны, представительницы многочисленного ранее клана Ефимовых в деревне Овинец. Непосредственно из Овинца не было никого, потому что эта когда-то большая и богатая деревня в настоящее время практически обезлюдела. Коренных жителей осталось всего несколько человек, это уже очень пожилые люди, которым выдержать сорок километров дороги в дикую жару, стоявшую в те дни, было бы очень тяжело.

2_cm.jpgЗато из Кобожи прибыла большая делегация школьников и учителей во главе с ветераном войны Андреем Афанасьевичем Васильевым. Пришли школьные друзья Юрия, проживающие и гостящие в это время в Мошенском. Это Валентин Константинович Кузьмин, работающий преподавателем Санкт-Петербургской Военно-инженерной аэрокосмической академии имени А. Ф. Можайского. Это Мария Николаевна Дворецкая, врач, живущая ныне в Ленинграде. Это педагог из Новгорода Валентина Никифоровна Ильина; инженер-полиграфист из Москвы Эльмира Михайловна Писарева с дочерью; Ирина Георгиевна Юшкова и многие другие. Пришла Тамара Максимовна Смирнова, соседка Матрены Макаровны, жившая во второй половине небольшого коммунального дома и ставшая и для нее, и для семьи ее сына больше, чем родственницей. Пришел Александр Иванович Русаков с женой Еленой Ивановной – друг детства внука Александра Федоровича, названного в память деда Александром, очень любившего Мошенское и проводившего здесь все школьные и институтские каникулы… Привезенный из Невской Дубровки небольшой гроб с останками летчика установлен на возвышении, затянутом кумачевым полотнищем. В изголовье находится портрет Александра Федоровича в кожаном летном шлеме, обвязанный черной креповой лентой, а на гробике лежит авиационная фуражка с голубым околышем. Перед возвышением стоят венки от родных, администрации района, от предприятий и организаций, от кобожцев. Символичным стал венок от аэроклубовцев, который принес курсант летного училища Вадим Хорев. Словно через поколения юность протянула руку истории. Тихо, словно издалека, льются траурные мелодии.

6_cm.jpgИ цветы, цветы, цветы… Замерли в почетном карауле с оружием в руках молоденькие солдаты Боровичского гарнизона, отряженные для скорбного ритуала. В стороне у стенки поисковики соорудили небольшой стенд, на который выложили обломки самолета, поднятые из воронки, образовавшейся на месте его падения в 1942 году. Несмотря на жару, просторное фойе киноконцертного центра заполнено людьми, а к гробу идут и идут люди. Среди них убеленные сединой ветераны, дети, многие с букетами цветов. Многие женщины утирают слезы, вспоминая не вернувшихся с войны своих родных. В час дня заканчивается церемония прощания в зале. Выстраивается траурная процессия. Впереди нее с портретом А. Ф. Мясникова в руках идет полковник С. И. Панин, один из руководителей ленинградских поисковиков, преподаватель Военно-инженерной аэрокосмической академии имени А. Ф. Можайского. За ним дети несут венки. Гроб с останками летчика несут на плечах четыре молодых мошенских милиционера. За гробом следуют родственники и друзья семьи А. Ф. Мясникова, приехавшие из Ленинграда поисковики и все пришедшие на процедуру прощания. Духовой оркестр играет траурную музыку. Траурная процессия следует до автостанции, откуда до кладбища, расположенного в четырех километрах от Мошенского, проделывает путь на автобусах, предоставленных предприятиями и администрацией района.

1_cm.jpgНа площадке перед входом в ухоженное Мошенское кладбище, расположенное на высоком песчаном бугре, поросшем преимущественно хвойным лесом, состоялся траурный митинг, который открыл военный комиссар района подполковник В. Н. Шерышев, рассказавший о боевом пути героя. Коротки и емки были речи выступающих. Глава района Г. А. Голубев в своем выступлении отметил огромный труд поисковиков, сказал, что боевому пути нашего земляка будет посвящен стенд в районном краеведческом музее. От земляков-кобожцев выступил ветеран войны Андрей Афанасьевич Васильев, бывший директор кобожской школы, который рассказал о довоенных встречах с Александром Федоровичем и его женой Матреной Макаровной, о поисковой работе кобожских школьников. От имени фронтовиков говорила Т. И. Кондратьева, а от юного поколения одиннадцатиклассница И. Воронцова. Сказали слово о А. Ф. Мясникове ветеран труда учительница Л. А. Суворова и журналист из г. Луга Ленинградской области, одно-классник Ю. Мясникова В. И. Суворов. От отряда Ленинградских поисковиков выступил И. Г. Прокофьев, а от участников Мошенской поисковой экспедиции «Долина» О. Н. Андрианов. Сын летчика Юрий Алекса9_cm.jpgндрович, поблагодарил собравшихся за участие в траурном митинге, рассказал о проводах останков отца в Невской Дубровке, где летчики аэродрома, с которого когда-то вылетал самолет отца, кружились над процессией и сбрасывали полевые цветы, сорванные на аэродроме. Под оружейный салют и гимн России гроб опустили в могилу. Сын положил в неё землю с места гибели отца. Можно было понять боль сына и его радость: рядом с могилой матери наконец-то похоронили и второго самого дорогого для него человека. Буквально в десяти метрах от могилы Александра Федоровича покоятся в Мошенской земле родные братья его матери Яков Иванович и Павел Иванович Булаевы, и его двоюродные братья фронтовики Михаил Павлович и Алексей Павлович Булаевы, уроженцы деревни Гусево находящейся на полпути между Мошенским и Овинцем. Торжественным маршем прошли мимо скромной пирамидки, временно установленной над могилой гвардии майора Александра Мясникова, солдаты почетного караула. Еще один участник Великой Отечественной войны обрел покой в родной земле. «Храбрым суждено бессмертие!»

Улица Мясникова

14_cm.jpgВ январе 2004 года по ходатайству «Фонда поисковых отрядов» Ленинградской области решением администрации поселка Невская Дубровка одна из улиц этого поселка была переименована и получила имя Александра Мясникова. 27 января 2004 года, в день 60-летия снятия блокады с Ленинграда на доме 4 по улице Мясникова была установлена мемориальная гранитная доска с теневым портретом летчика. На открытие мемориальной доски собрались жители поселка, представители поисковых отрядов Санкт-Петербурга и области, родственники и друзья семьи А. Ф. Мясникова. Состоялся митинг, который открыл директор музея «Невский пятачок» А. И. Осипов. К собравшимся обратились глава администрации поселка Невская Дубровка В. М. Варшаловский, руководитель поискового отряда «Высота» бывший морской летчик Северного Флота В. Н. Дудин, сын летчика Ю. А. Мясников. Вечером в телепрограмме «Вести» был показан репортаж об увековечении памяти летчика – защитника Ленинграда в годы войны.

Мемориальная доска на родительском доме

13_cm.jpgВ деревне Овинец Мошенского района Новгородской области сохранился дом, в котором родился А. Ф. Мясников. Военкомат и администрация Мошенского района решили увековечить память земляка и накануне 60-летия Победы установили на этом доме памятную доску в присутствии жителей деревни, ветеранов района и школьников Кобожской школы.

 

Становление

Кобожский комсомолец

M1_cm.jpgНа востоке Мошенского района Новгородской области находится озеро с гордым именем Великое, хотя оно может быть и не самое крупное среди многочисленных озер этого лесного и озерного края. Но из этого озера вытекает небольшая речка под названием Кобожа, которая через 30–40 километров впадает в Мологу, которая в свою очередь впадает в Волгу, ну а котораяТак что великая русская река подпитывается светлыми ключами озера Великое и реки Кобожа. У истока реки Кобожи из озера расположена большая деревня с тем же названием. Ранее это было село, в котором имелась церковь, и помолиться богу сюда шли люди из окрестных деревень. Видимо название деревни происходит от «идти к Богу», «ко боже». До 1917 года село было административным центром Кобожской волости, которая входила в состав Боровичского уезда. После Октябрьской революции территориальные единицы стали мельче, и из Боровичского уезда выделился Мошенской район, а на месте Кобожской волости образовалось несколько сельсоветов, в состав которых входило 5 – 6 деревень. В десяти километрах ниже по течению реки Кобожа находится деревня Овинец, а еще в двадцати километрах, где река пересекает Савеловскую ветку железной дороги Москва – Ленинград, расположена станция и большой пристанционный поселок с тем же оригинальным названием Кобожа, который уже относится к Хвойнинскому району Новгородской области. В различных официальных документах, в газетах и на топо-графических картах можно встретить написание названия этих поселков и реки как через «о», так и через «а», то есть «Кабожа». Но для жителей Мошенского района, привыкших «окать», произнести «Кабожа» так же неестественно, как, например, «карова». В деревне Овинец вплоть до конца сороковых годов было около пятидесяти домов. Все жители занимались сельским хозяй-ством. Сеяли рожь, овес, ячмень, клевер, сажали картошку, выращивали лен. Пойменные луга вдоль реки Кобожа обеспечивали домашний скот сеном. В многочисленных заводях реки ставили сети и «ботали» рыбу, а в лесах, окружающих деревню, собирали грибы и ягоды. Вплоть до коллективизации почти в каждом крестьянском хозяйстве держали несколько лошадей и коров, в общем, столько, на сколько голов семья была в силах заготовить на зиму сена, клевера и овса. Семьи были, как правило, многодетными. Выросшие парни, женившись на девушках из своей или из соседней деревни, отделялись от родителей, им помогали в этой же деревне построить свой дом, обзавестись хозяйством. Так образовывались родственные кланы – Ефимовы, Смолокуровы и другие. Федор Мясников был единственным сыном в своей семье. В жены он взял Прасковью Ивановну Булаеву, девушку из деревни Гусево, старшую сестру в многодетной семье. В начале у них родилось трое дочерей Маша, Наташа и Лиза, а 9 сентября 1909 родился сын Александр, которого с детства стали звать Шура, и он сам до последних дней все письма матери и жене подписывал этим кратким именем.

В полутора километрах от Овинца находилась начальная школа. Располагалась она в живописном месте на перекрестке дорог примерно на равном расстоянии от Овинца и соседних деревень, так что время в пути до школы всем детям было одинаково. Школа эта была построена еще в конце 19-го века на собственные средства Петром Михайловичем Ледерле, высланным из Петербурга за революционную деятельность студентом-медиком. Он сам и преподавал в ней, ведя уроки одновременно в трех классах. Школа была официально признана Боровичским уездным училищным советом, от чьего имени детям выдавались документы об окончании школы, а лучшим ученикам «Похвальные листы за благонравное поведение и отличные успехи в науках». П. М. Ледерле внимательно следил за тем, чтобы все дети округи ходили в школу. Заставлять родителей обучать своих детей ему не приходилось, так как авторитет его был огромен. Он лечил крестьян и их детей, принимал роды, вел учет похороненных на ме-стном кладбище, словом, был одним из тех святых народных под-вижников, на которых держится русская земля. Благодаря ему почти все дети округи, родившиеся за тридцать лет до Советской власти, стали грамотными. Он жил в скромном домике рядом со школой, женился на простой деревенской девушке, имел от нее двух дочерей. Петр Михайлович продолжал свою благородную деятельность до самой смерти в конце тридцатых годов. В 1917 году Шурка Мясников пошел в первый класс Овинецкой школы и закончил ее в 1921 году, так как при Советской власти в начальных школах стало четырехлетнее обучение. Дальнейшее образование в школе 2-й ступени (6 — 9 классы) было связано с отъездом в Мошенское и Боровичи, что родители не могли себе позволить, так как лишались помощника в сельскохозяйственных работах. С 12-ти лет, как и большинство подростков того времени, начал Шурка косить сено, убирать рожь, боронить, а когда стал чуть постарше, то и пахать землю. Зимой, когда работ по хозяйству становилось меньше, и с ними справлялись родители и сестры, он учился сапожному ремеслу. Один из его дядьев, Булаев Яков Иванович, был горбатым от рождения, к обычной крестьянской работе был не способен, поэтому стал сапожником. На зиму в подмастерье себе брал племянника, они вдвоем ходили по окрестным деревням и шили мужикам, бабам и детям кожаные сапоги, без которых в весеннюю и осеннюю распутицу «и ни туды, и ни сюды». Учитель П. М. Ледерле привил Шурке любовь к чтению, и он много читал, беря книги из школьной библиотеки. Перемены, наступившие после революции, не прошли мимо парня, и в 1926 году, вопреки воле родителей, он вступает в комсомол, первичная ячейка которого находилась в селе Кобожа. Александр бегает туда на собрания, участвует в различных комсомольских мероприятиях. Комсомольские годы он всегда вспоминал с удовольствием.

В одном из писем жене с фронта в марте 1942 года, сообщая о своих боевых успехах, он с юмором пишет: « да разве Кобожский комсомол когда-нибудь падал в грязь лицом?» Его друг по летной школе Л. Белоусов любил вспоминать, какую речь «толкнул» курсант Мясников после первого прыжка с парашютом, когда вечером в общежитии курсанты собрались за дружеским столом, чтобы отметить это воистину волнующее и благополучно окончившееся событие. «Я был уверен, что Шурка Мясников, воспитанный кобожским комсомолом, не сдрейфит, а парашют, сделанный из советского шелка, выдержит и вовремя раскроется…» Осенью 1928 года девятнадцатилетний парень, уже понявший, что сапожное ремесло не является его призванием, ищет себе другую работу на зиму. По-видимому, не без помощи райкома комсомола в ноябре 1928 года он устраивается работать «избачом» в деревне Меглецы в 12-ти километрах от села Мошенское, ставшему к тому времени центром района. «Избач» расшифровывается как «заведующий избой-читальней», а изба-читальня в те годы была не только библиотекой, где можно было почитать газеты и взять книги на дом, но своего рода клубом, где проводились лекции на различные темы, молодежь занималась художественной самодеятельностью, то есть это было культурно-просветительное учреждение Советской власти. В 1929 году в стране началась массовая коллективизация сельского хозяйства. В апреле 1929 года Александр возвращается домой и становится одним из организаторов колхоза в д. Овинец, получившим название «Передовик». Так как родители и сестры вступать в колхоз категорически отказались, он настоял на выделении из родительского хозяйства своей доли. Полученные в виде доли лошадь и корову он первым из вновь испеченных колхозников привел на еще пустой колхозный двор. Летом и осенью 1929 года Александр работает рядовым членом колхоза, а с зимы 1929 по сентябрь 1930 года исполняет обязанности счетовода в Кобожском кусте колхозов.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

« Пред.   След. »