РАСПРАВЛЕННЫЕ КРЫЛЬЯ
Тактика истребителей RAF ч.2
Автор admin   

2_cm.jpgПайлот-офицер «Батч» Бэйкер служил в 41-й эскадрильи и принимал участие в отражении налета 15 сентября. К концу 1940 г. на его счету значилось четыре личные и две групповые победы, пять поврежденных самолетов противника. Вместе с коллегами из 92-й и 222-й эскадрилий Бэйкер наносил первый удар по армаде немецких самолетов.

 

 

 

 

 

Бэйкер попытался атаковать Мессершмитт, летевший выше его, но пока он ловил противника в сетку прицела, задирая нос своего истребителя, «Спитфайр» потерял скорость. Самолет задрожал и свалился на крыло, после чего перешел в нисходящую спираль. Бэйкер вспоминал:

 

— Я остановил вращение. После того как мне удалось восстановить управление, я прямо перед собой обнаружил Хейнкели. Первой реакцией было причинить им как можно больше повреждений, столько -сколько смогу. Я летел над строем бомбардировщиков и нажимал на гашетку всякий раз, когда Хейнкель оказывался в прицеле. Я не опасался эскорта — мессершмитты находились слишком высоко, чтобы помешать мне. Я видел, как пули пулеметов моего самолета прошили нос замыкающего строй бомбардировщика и спикировал под него.

 

После выхода из атаки Бэйкер вновь набрал высоту и стал искать вражеские истребители. Вместо них, ниже, он вновь обнаружил Хейнкель, оторвавшийся от группы. Самолет летел курсом на Францию. Бомбардировщик атаковали два «Харрикейна», Бэйкер присоединился к ним и выпустил по немцу остаток боекомплекта. Из правого двигателя Не-111Н-4 потянулся шлейф дыма, самолет начал быстро терять высоту. Бомбардировщик сел на вынужденную посадку в районе Фоулнесса, его экипаж попал в плен. Самолет принадлежал 1./KG-26. На счет Бэйкера записали один поврежденный бомбардировщик и один предположительно сбитый.

 

Летчик 66-й эскадрильи Боб Окспринг взлетел с аэродрома Грэйвсенд. Пилоты эскадрильи получили жестокий урок и узнали насколько уязвимо звено истребителей от атакующих сверху мессершмиттов. Эскадрилья «Спитфайров» набирала высоту на скорости 240 миль/ч, Bf 109 спикировали на скорости 400 миль/ ч. Англичане практически не имели шансов уклониться от удара. Единственный шанс уцелеть в сложившийся ситуации — «шуровать рулями». Окспринг рассказывает:

— Мы сразу обнаружили, что нас навели прямо на строй самолетов противника. Мы даже не успели набрать высоту, и представляли собой отличную цель для вражеских истребителей. Несколько наших самолетов было сбито. Нам пришлось пренебречь командами службы наведения и отклонится на запад от рекомендованного курса. Мы смогли набрать еще 10 000 футов высоты в районе стадиона Уэмбли, прежде чем вновь встретились с противником. Эскадрилья, в которой служил Боб Окспринг была одной из многих вступивших в бой с противником над восточными пригородами Лондона. Этой эскадрильей командовал Руперт Лейх (1,5 победы), пилот еще предвоенной выучки. Он повел девять своих «Спитфайров» в атаку на 24 бомбардировщика Не-111Н из KG-53. Окспринг и еще один летчик держались в стороне, прикрывая боевых товарищей от возможных атак истребителей противника. Вновь предоставим слово Окспрингу:

 

— Пока другие атаковали бомбардировщики, я заметил несколько Bf 109E, летевших выше и стал в вираж, прикрывая своих товарищей от возможной атаки. На случай возможного боя я забирался как можно выше, в то же время стараясь не сильно потерять в скорости — я не имел перед противником преимущества в скороподъемности.

 

Лейх выстроил «Спитфайры» в линию и перешел в пологое пикирование, чтобы набрать скорость. Англичане атаковали Хейнкели снизу после просадки на выводе из пикирования. «Спитфайр» за «Спитфайром» выпускали по цели короткие очереди с предельно малой дистанции. Все это время Боб Окспринг внимательно следил за мессершмиттами. Последние увлеклись атакой других английских истребителей:

 

— Они не видели нашей атаки, так что я смог присоединится к эскадрильи и атаковал бомбардировщик со стороны солнца. Имея пулеметы калибра.303 сложно определить насколько серьезные повреждения удалось нанести самолету противника, если он не упал или не загорелся. Хейнкель, который я обстрелял, отделился от строя. Я пикировал с высокой скоростью и проскочил сквозь строй бомбардировщиков. После боя на счет Окспринга запишут один поврежденный Не-111. В это же время бомбардировщики KG-53 атаковали «Спитфайры» 72-й эскадрильи и две эскадрильи «Харрикейнов». Один Не-111 был сбит, два — получили тяжелые повреждения и вышли из боя. Поврежденные машины добили другие истребители RAF.

 

                                                                   People and aircraft_4(34.9 MB)

 

 

О битве за Британию написаны книги и сняты фильмы, в них истребители противоборствующих сторон преследуют друг друга по всему небу, а сражение распадается на ряд отдельных схваток. Фактически, в крупномасштабном воздушном сражении бои истребителей один на один продолжались не более двадцати секунд. Скоротечные схватки требовали от летчиков высокого летного мастерства и были крайне рискованными для обоих противников. Всегда существовала вероятность встретить более опытного пилота или даже аса, кроме того, летчик чересчур увлекшийся поединком становился уязвимым для неожиданной атаки со стороны внезапно появившегося другого противника.

 

Тщательное изучение рапортов о воздушных боях, проведенных 15 сентября позволило сделать довольно неожиданный вывод: в этот день состоялся всего один бой, которой можно классифицировать как «истребитель против истребителя». Сержант Брайан Лэйн (шесть личных и одна групповая победы, две неподтвержденных, одна вероятная) из 19-й эскадрильи 12-й группы вместе со своими товарищами устремился на перехват бомбардировщиков, шедших курсом на Лондон. Прежде чем эскадрилья нагнала ударные самолеты, ее атаковали мессершмитты. Лэйн сумел атаковать один Bf 109. В классическом издании военного времени «Spitfire Pilot» он писал:

 

— Он увидел как я развернулся ему навстречу и, отклонив рули до предела, попытался скольжением уйти под меня. Удерживая самолет на грани сваливания я сумел зайти противнику в хвост и выпустил короткую очередь, раньше, чем мессершмитт вышел из прицела моего истребителя. Немецкий летчик прекрасно разбирался в тонкостях пилотирования Bf 109 — я никогда не видел такого пилотажа. Меня не покидало ощущение, что у мессершмитта в любой момент могут отвалиться крылья. Однако он даже не свалился в штопор, наш танец продолжался. Я опять поймал противника в прицел, дважды я открывал огонь, однако вряд ли попал, зато он пробил хвост моего «Спитфайра». Зато потом я сумел занять выгодное положение и посылал пулю за пулей в хвост мессершмитта. Противник заложил такой крутой вираж, что я разглядел хищное выражение лица летчика, выпущенные предкрылки говорили о том, что Bf 109 находится на грани сваливания.

 

— Неожиданно мессершмитт прекратил разворот и дал преимущество моему «Спитфайру». Немец перешел в правый вираж и должен был пройти прямо передо мной. Я не мог понять, на что надеялся противник и не видел смысла в этом маневре. Может быть, он надеялся, что я последую за ним, из-за особенностей системы подачи топлива в перевернутом полете мессершмитт имел преимущество перед «Спитфайром». Все равно — момент для такого маневра немец выбрал неподходящий. В течении нескольких секунд, пока Bf 109 находился в перевернутом положении я успел всадить в него хорошую очередь. Немецкий самолет нехотя перешел в пикирование и скрылся в облаках — судя по всему, он потерял управление. Лэйну засчитали мессершмитт как «вероятно сбитый», однако германские источники потерю не подтверждают. 15 сентября ни один Bf 109 не был сбит в окрестностях Дэртфорда, где Лэйн вел воздушный бой. Воздушные бои на горизонталях заканчивались чаще всего безрезультатно.

 

Сбросив бомбы на лондонский район Ист-Хэм, Хейнкели 26-й эскадры легли на обратный курс. Между Лондоном и Кентом строй бомбардировщиков атаковали «Спитфайры» из 603-й эскадрильи. Лейтенант Родерик Кескотти тогда пилотировал один из Не-111:

 

— Несколько Томми самоубийственно проскочили через завесу наших истребителей. И быстро сблизились с бомбардировщиками. Они атаковали спереди справа, от «Спитфайров» потянулись трассирующие очереди. В этот момент на сцене появились мессершмитты, они навалились на англичан с тыла, и мы увидели разрывы снарядов на хвосте одного «Спитфайра». Тем не менее, Томми продолжили атаку и сближались с нами. Пули, выпущенные англичанами, находили цели. Мы не могли отвечать огнем на огонь из-за опасения попасть в мессершмитты. Я держал левую руку у лица, прикрываясь от осколков плексигласа, летавших по всей кабине, а самолетом управлял только правой рукой. От восьми пулеметов вражеского истребителя меня отделяло лишь остекление фонаря кабины. В последний момент англичанин взял ручку на себя, и «Спитфайр» промчался выше, едва не чиркнув брюхом по фюзеляжу Хейнкеля. Затем английский истребитель начал валиться назад, как будто он потерял управление, из самолета повалил черный дым. Рядом с нами, занимая выгодное положение для новой атаки, заложил вираж мессершмитт. Бой продолжался всего несколько секунд, но этих секунд хватило Томми, чтобы продемонстрировать готовность храбро защищать свою страну.

 

Бомбардировщик получил повреждения, однако Кескотти смог удержать самолет в строю и привести его на базу. Почти наверняка храбрецом, о котором вспоминал летчик Хейнкеля, был флэг-офицер Питер Пис из 603-й эскадрильи. Его сбили именно в это время в этом районе. Пис оставался в кабине, когда его «Спитфайр» столкнулся с землей недалеко от Мэйдстоуна. Артур Питер Пис был сыном сэра Ричарда Писа Ричмондского, Питер учился в Итоне и Кембридже, с началом войны вступил добровольцем в RAF, в 1940 г. получил назначение в 603-ю эскадрилью. До своей гибели он успел сбить один самолет противника, еще одну победу ему защитали как вероятную.

 

«Харрикейн» по сравнению со «Спитфайром» имел более прочную конструкцию планера и лучше «держал» попадания пуль и снарядов. «Спитфайр», в свою очередь, обладал лучшими летными характеристиками и меньшими геометрическими размерами, но был менее устойчив к воздействию стрелкового оружия. Анализ потерь истребителей обоих типов показывает, что соотнесенные к одинаковому количеству воздушных боев, потери «Спитфайров» были в два раза меньше потерь «Харрикейнов». В то же время разбор воздушного сражения 15 сентябре не выявил однозначной картины. Данные о потерях и повреждениях самолетов с обоих сторон по сей день остается крайне запутанными. Потери немецкой авиации завышены, тип сбитых или поврежденных самолетов определялся ошибочно. Все же можно, в целом, считать, что пропорция по сбитым «Харрикейнам» и «Спитфайрам», равно как и по победам одержанным истребителями этих типов, сохранилась примерно на уровне 2:1 в пользу «Спитфайра».

 

Неполноценность вооружения как «Спитфайра», так и «Харрикейна» в период битвы за Британию стала совершенно очевидной. 15 сентября несколько бомбардировщиков смогли вернуться на базу, получив более чем по сотни попаданий пуль калибра.303. эффект концентрации огня достигался только тогда, когда сразу два британских истребителя вели огонь по бомбардировщику с предельно короткой дистанции. Германские бомбардировщики, особенно оснащенный моторами воздушного охлаждения Do-17Z, проявили себя очень живучими машинами. Одной из причин высокой живучести немецких самолетов являлись протестированные топливные баки, разработанные в Германии незадолго до войны. Стенки бака выполнялись из слоев вулканизированной и не вулканизированной резины общей толщиной 1 см. Когда пуля калибра.303 пробивала бак, топливо попадало в отверстие и вступало в химическую реакцию с не вулканизированной резиной, в результате отверстие затягивалось. Протектированные баки в период битвы за Британию сохранили жизни множеству членов экипажей бомбардировщиков люфтваффе. Ответом на появление протектированных баков стала установка на истребители 20-мм автоматических пушек Испано. Отверстия от снарядов такого калибра резина затянуть не могла. Летом и осенью 1940 г. установку пушек на «Спитфайр» вновь сочли одной наиболее приоритетных.

 

                                                                   People and aircraft_5(40.9 MB)

 

 

Несмотря на окончившуюся неудачей попытку установки на «Спитфайр» пушки Испано, истребительное командование настаивало на замене пулеметов.303 калибра более мощным вооружением. Пушечные «Спитфайры» не сыграли сколь-нибудь заметной роли в битве за Британию. Даже если пушки работали безотказно — у пушечной модификации все равно оставался крупный недостаток: боекомплект составлял всего лишь 60 снарядов на ствол, этого хватало только на пятисекундную очередь — слишком мало для ведения воздушного боя. На истребители следующей, предназначенной для RAF, партии устанавливалось смешанное вооружение из двух пушек и четырех пулеметов. Такой вариант вооружения оказался хорошим компромиссом и в ноябре 1940 г. такие «Спитфайры» первой получила 92-я эскадрилья. Самолеты со смешанным вооружением, также как и чисто пушечные машины, получили обозначение Mk IB, а пулеметные «Спитфайры» стали обозначаться Mk IA. Первые серии «Спитфайров II» вооружались только пулеметами, но позже некоторое количество истребителей получило смешанное вооружение из двух пушек и четырех пулеметов, эти самолеты обозначались Mk IIB, в то время как пулеметные истребители Mk IIА.

 

Серьезной проблемой для летчиков «Спитфайров» являлось слишком тяжелое управление по крену в пикировании на скоростях более 400 миль/ч — лишь двумя руками пилотам удавалось отклонить ручку управления даже на небольшой угол. Продувки в аэродинамической трубе выявили причину «затяжеления» управления — на больших скоростях начинала «парусить» полотняная обшивка элеронов из-за чего возрастали нагрузки, требуемые для отклонения ручки управления. Чтобы преодолеть возникшую проблему, фирма Супермарин предложила выполнять обшивку элеронов из металла. В ноябре 1940 г. элероны с металлической обшивкой были установлены на «Спитфайр». Летчики, летавшие на модернизированном самолете, отметили улучшение управляемости. После завершения испытаний штаб Истребительного командования отдал приказ произвести замену элеронов на всех истребителях «Спитфайр I» и «Спитфайр II», находящихся в строевых подразделениях и установку новых элеронов на строящиеся самолеты.

 

С окончанием битвы за Британию накал воздушных боев ослаб настолько, что Истребительное командование смогло отвести эскадрильи из зоны боевых действий на отдых, пополнение и переформирование. Большинство подразделений к этому времени продолжали использовать старую тактику, хотя отдельные командиры внесли в нее на свой страх и риск некоторые изменения. Командир 74-й эскадрильи «Сэйлор» Мэлэн разработал новое построение боевых порядков истребителей. Вместо деления 12 самолетов эскадрильи на четыре звена по три машины в каждом, он предложил делить эскадрилью на три звена по четыре самолета, в свою очередь звено разбивалось на две пары по аналогии с Rotte люфтваффе. Мэлэн совершенно справедливо полагал, что три самолета не могут действовать как одно целое. Новый боевой порядок эскадрильи представлял собой три колонны по четыре самолета, при этом среднее звено несколько выдвигалось вперед, а вместо тесного боевого порядка предлагалось широкое рассредоточение звеньев по фронту и в глубину.

 

По всем трем критериям эффективности боевого порядка — маневрированию строем, прикрытие «слепых» зон и взаимной поддержки — построение Мэлэна было лучше прежнего боевого порядка, использовавшегося Истребительным командованием. Строй кильватера облегчал летчикам выдерживание своего места, позволяя больше внимания уделят поиску противника. Преимущества строя Мэлэна быстро оценили и с началом в 1941 г. авиацией наступательных операций этот боевой порядок был принят в качестве основного.

 

«Сэйлор» Мэлон является также автором знаменитых «Десяти заповедей воздушного боя»:

 

1. Веди огонь короткими очередями в одну-две секунды с предельно короткой дистанции;

2. При стрельбе ни на что не отвлекайся, держи обе руки на ручке управления, все внимание концентрирую на прицеле;

3. Не забывай осматривать воздушное пространство;

4. Проявляй инициативу;

5. Старайся встречать атаку противника на встречном курсе;

6. Принимай решения быстро. Лучше выполнить маневр быстро, даже если маневр будет тактически не самым лучшим;

7. Никогда не лети в горизонтальном полете прямолинейно более 30 секунд;

8. При атаке с пикирования убедись, что тебе обеспечено прикрытие сверху;

9. «Инициатива», «агрессивность», «дисциплина в воздухе», «совместные действия» — ключевые факторы успеха в воздушном бою;

10. Летай легко, бей — сильно.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

« Пред.   След. »