РАСПРАВЛЕННЫЕ КРЫЛЬЯ
ГЛАВНАЯ arrow ТАКТИКА arrow Борьба с бомбардировщиками противника
Борьба с бомбардировщиками противника
Автор Гвардии капитан И. Каберов   

1_cm.jpgВ этой статье мы разберём опыт одной операции, во время которой нашим истребителям пришлось отражать налёты и вести воздушные бои с различными типами бомбардировщиков противника, главным образом с «Ю-88» и Ме-110». Оба эти самолёта достаточно хорошо известны нашим лётчикам. Следует упомянуть только о некоторых изменениях в схеме вооружения и бронирования «Ю-88».

 

 

 

 

2_cm.jpgВ процессе воздушных боёв удалось установить, что вместо одного пулемёта — на правом борту — немцы поставили два, по одному с каждого борта. Внизу вместо двух крупнокалиберных пулемётов оставлен один, причём обычного калибра (7. 92 мм). На машинах этой серии протектор бензобаков значительно хуже, чем на прежних образцах. Если раньше бывало, что «Юнкерс» дымил, но не горел, то теперь «Ю-88» загорался от одной – двух точных очередей.

 

На протяжении операции противник почти ежедневно вносил коррективы в тактику действий бомбардировщиков. В первые дни воздушных боёв действовали одиночные «Ме-110», очевидно с целью разведки поля боя и наших артиллерийских позиций. Обнаружив цель по орудийным вспышкам, самолёт противника стремился бомбить ее. Затем на смену приходила другая машина, и так до наступления темноты. Для наведения на цель немцы широко использовали радио. Истребители противника в это время в составе пары или четвёрки барражировали за линией фронта, осуществляя косвенное прикрытие. Они находились как бы в засаде, готовые внезапно напасть на наши истребители в момент атаки ими одиночного «Ме-110».

 

Разгадав тактику немцев, мы организовали уничтожение «Мессершмиттов»- одиночек. Обычно вылетали две группы наших истребителей – одна для связывания боем немецких истребителей, а другая для атаки «Ме-110». Внезапными атаками с большой высоты было сбито подряд несколько «Ме-110». Тогда немцы стали выделять для прикрытия еще одну группу истребителей, которая обеспечивала «Ме-110» от атак снизу. Это, однако, не помешало четвёрке «ЛаГГов» под самым носом немецких истребителей сбить два «Ме-110». Сковывающая группа капитана Цапова при этом сбила «Ме-109».

 

3_cm.jpgВ дальнейшем немцы перешли к тактике массированных налётов на наши войска. В первый же день над полем боя появилась группа 20 «Юнкерсов-88» и «Мессершмиттов −110» в сопровождении 16 «ФВ-190» и «Ме-109». В это время в районе прикрытия находилось только 6 «ЛаГГ-3ф» под моей командой. Истребители прикрытия бросились на нашу шестёрку и связали ее боем. Однако немцам удалось только частично осуществить свой замысел, так как мощным огнём зенитной артиллерии боевой порядок бомбардировщиков был расстроен. Немцы понесли потери, а наша шестёрка закончила бой вничью.

 

В этот же день при повторном налёте бомбардировщики были встречены уже тремя группами наших истребителей, патрулировавших на разных высотах. Группа «Ла-5» наведённая с земли по радио, встретила ударную группу истребителей противника на высоте 3.500 метров и связала их воздушным боем. «Яки» были направлены для уничтожения истребителей непосредственного прикрытия, «ЛаГГ-3ф» во главе с капитаном Татаренко обрушилась на бомбардировщики. В этом коротком, но ожесточённом бою было сбито 6 неприятельских бомбардировщиков.

 

В связи с понесёнными потерями фашисткое командование снова изменило тактику. Бомбардировщики стали появляться одновременно с нескольких направлений небольшими группами на разных высотах (3–5 самолётов). Почти каждая из этих групп имела собственное непосредственное прикрытие. Такая тактика была рассчитана на расчленение и распыление наших сил. Однако, правда, не сразу, но и этой тактике немцев мы противопоставили свои контрприёмы и добились хороших результатов.

 

Например, я вёл четвёрку «ЛаГГ-3ф» над линией наших войск. На высоте 600–800 метров были замечены три «Ю-88» в сопровождении двух «Ме-109». Пара в составе Нагорного и Шестопалова с первой внезапной атаки сбила один «Ю-88». Я со своим ведомым в тот момент находился выше, маскируясь облачностью и выжидая удобного момента для атаки. При попытке «Ме-109» вступить в бой сержант Шестопалов сбил один «Ме-109». В это время из-за облаков появилось ещё пять «Ю-88». Подав команду Нагорному о присоединении к нам, я со своим ведомым Шилковым пошёл в атаку. Внезапно напав на бомбардировщики, каждый из нас сбил по одному «Ю-88». Подошедшие Нагорный с Шестопаловым связали боем немецкие истребители. Приведённые примеры показывают, что инициатива в воздушных боях всегда принадлежала нам. И поэтому мы имели возможность навязывать противнику свою волю, наносить ему существенный урон.

 

 

Как же мы действовали?

 

4_cm.jpgНа прикрытие войск обычно вылетали в составе 4-6–8 истребителей в группе. Каждая группа разбивалась на две части, из которых одна предназначалась для сковывания истребителей сопровождения, а вторая – ударная – уничтожения бомбардировщиков противника. Перед каждым вылетом до мельчайших подробностей разрабатывался план действий в воздухе, в зависимости от состава группы. Назначались командир всей группы, его заместитель, а так же ведущие в подгруппах и их заместители. Над линией фронта мы ходили строем фронта. Такой строй вполне обеспечивает наблюдение за задней полусферой друг друга и позволяет защищать соседа. Повороты производились «все вдруг». В полете, каждый лётчик внимательно следил за воздухом во всех направлениях, не рыская машиной. «Лучше следи за хвостом товарища — больше увидишь»,— этого правила, мы строго придерживались. 

 

5_cm.jpgВысота патрулирования выбиралась в зависимости от метеорологической обстановки в районе. При наличии облаков их высота и определяет высоту патруля. Одновременно они служат средством маскировки. Истребитель использует «окна» и нижнюю кромку облаков для скрытного сближения с противником и занятия исходного положения для атаки. При плохой видимости сверху, что иногда бывает, истребители переходят на малую высоту и ведут наблюдение снизу вверх. При атаке «Юнкерса-88» мы применяем способ, проверенный в ряде воздушных боёв. Если самолёт противника обнаружен ниже, то целесообразно первую атаку произвести сзади сверху под небольшим углом (ракурс ¼). В противном случае истребитель подвергается риску попасть под прицельную очередь стрелка.

 

Прежде чем подойти к «Юнкерсу» на предельно малую дистанцию и дать уничтожающую очередь, необходимо расчистить себе путь – заставить замолчать стрелка. Для этого с дистанции 200–250 метров дают очередь по стрелку, и внимательно следя за дистанцией до бомбардировщика, сближаются с ним до 50–40 метров. В этот последний момент необходимо дать по одному из моторов и центроплану длинную очередь. Обычно после такой атаки «Ю-88» загорается. Если заметил, что самолёт горит, атаку следует прекратить. Однако бывают случаи, когда бомбардировщик не загорается, а только дымит. Тогда следует, сделав над ним горку, следует повторить атаку сверху, но уже по другому мотору и плоскости с такой же близкой дистанции.

 

 

6_cm.jpgОсновное при атаке – быстрота, решительность, напористость, удар с короткой дистанции. При атаке «Юнкерса» с нижней задней полусферы наибольший эффект даёт атака, произведённая строго снизу сзади. В этом случае также так же необходимо первой очередью обезвредить стрелка, а после этого на предельно короткой дистанции бить по одному из моторов и центроплану. Надо иметь в виду, что при стрельбе снизу самолёт противника не всегда загорается сразу. Поэтому не рекомендуется отваливать, пока не убедишься, что «Юнкерс» сбит.

 

Почему же при атаке снизу сзади не рекомендуется заходить под ракурсом к самолёту противника? Ответ на этот вопрос нужно искать в схеме вооружения «Ю-88». Атакуя под ракурсом, истребитель рискует быть обстрелянным двумя стрелками – нижним и боковым. Если же лётчик заходит строго сзади, то прицельный огонь может вести только один нижний стрелок. Однако и при атаке строго сзади снизу однажды на моей машине были перебиты гидро- и маслосистемы. Это произошло потому, что я допустил ошибку: решил, не открывая огня, сблизится до предельно короткой дистанции и только после этого нанести удар. Я недооценил опасности, и стрелок противника воспользовался этим. Длинной очередью прямо в лоб он повредил мотор моего истребителя. Правда, бомбардировщик противника был всё же сбит, но этот случай ещё раз подтвердил необходимость предварительного подавления стрелка противника.

 

 

7_cm.jpgАтаки бомбардировщика строго в хвост и с передней полусферы крайне неэффективны. В первом случае проекция самолёта в прицеле настолько мала, что меткость резко понижается. Большие скорости при атаках на встречных курсах также затрудняют прицеливание и сокращают время атаки. Атакуя противника, никогда не следует спешить, надо вести только прицельный огонь. Оружие истребителя «ЛаГГ-3ф» при умелом использовании дает возможность сбить «Ю-88» с одной- двух очередей. Мне приходилось наблюдать, как при стрельбе из нашей пушки по немецкому бомбардировщику он не только загорался, но от него отваливались куски. Самолёт «Ме-110» выгоднее атаковать сзади снизу, так как нижняя полусфера этой машины не защищена. В передних секторах «Ме-110» расположено шесть огневых точек, поэтому атак спереди следует избегать.

 

 

В заключении хочется отметить большое значение управления истребителями по радио, которое прочно вошло в практику нашей боевой работы. По радио командир группы держит связь с командным пунктом, откуда управляют воздушным боем. По радио он руководит истребителями в воздухе в процессе самого сражения. Боевая задача также иногда ставится по радио, когда истребители уже находятся в воздухе и следуют в район цели. В воздухе очень часто возникает множество всяких неожиданностей, которые невозможно предусмотреть на земле. Лётчик, особенно молодой, может попасть в затруднительное положение. Здесь ему на помощь снова приходит радио. Командир группы или командир, наблюдающий за боем с земли, всегда имеет возможность предупредить молодого пилота о грозящей ему опасности, подсказать, как целесообразнее действовать в данный момент.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

« Пред.   След. »