РАСПРАВЛЕННЫЕ КРЫЛЬЯ
Исполнить долг
Автор admin   

USS_Bunker_Hill_hit_by_two_Kamikazes_cm.jpgАтаки камикадзе потрясли весь мир именно потому, что заканчивались «предопределенной смертью». История знает огромное множество случаев, когда солдаты сражались насмерть, но никогда ранее такая программа не выполнялась столь методично и так долго. В случае любой схватки не на жизнь, а на смерть, остается хотя бы минимальный шанс на спасение. Но пилот-камикадзе мог провести атаку, только принеся себя в жертву. Атака и смерть становятся синонимами.

 

 

Сами пилоты никогда не сомневались в действиях своего командира. Однако при этом никто из них не считал, что совершает нечто исключительное. Их главной заботой было наверняка поразить цель. По сравнению с этим смерть не имела особого значения. В глубине души они наверняка верили в «жизнь после смерти». Такие отношения является совершенно традиционным для японцев и уходит корнями в далекое прошлое. В начале и середине Второй мировой войны нужды в камикадзе не было. Ситуация кардинально изменилась к лету 1944 г., когда в ходе боевых действий в бассейне Тихого океана мощный авианосный флот США начал наносить флоту Японии одно сокрушительное поражение за другим. И упрекнуть японскую армию, авиацию или флот было не в чем: японцы сражались с отчаянностью обреченных за каждый остров, город или порт. Но силы были неравны. Имевшие огромное огневое и численное преимущество американские военные корабли, при массированной поддержке с воздуха почти безнаказанно расстреливали и топили некогда грозные крейсера, красу и гордость японского военно-морского флота. Но еще хуже было другое: если американцы могли вводить в масштабные сражения все новые эскадры, флоты и дивизии, то у Японии резервов уже не было. Именно тогда и вспомнили о «божественном ветре», дважды спасавшем Японию от неминуемого поражения. И хотя новая доктрина многих шокировала и встретила серьезное сопротивление в высшем военном руководстве, однако у Японии уже не было другой возможности сдерживать всё более мощные и масштабные атаки своих врагов.

 

15 октября 1944 года с небольшого военного аэродрома на Филиппинах поднялся истребитель. На базу он не вернулся. Да, впрочем, никто и не ожидал его возвращения: ведь он пилотировался первым летчиком-смертником (камикадзе) контр-адмиралом Арима, командиром 26-й воздушной флотилии. Молодые офицеры пытались отговорить контр-адмирала от участия в смертельном полете. Но он сорвал со своего мундира знаки различия и сел в самолет. По иронии судьбы Арима не сумел выполнить задачу. Он промахнулся и врезался в морские волны, не достигнув цели американского корабля. Так началась одна из самых мрачных боевых кампаний второй мировой войны на Тихом океане. Тактика камикадзе всегда была предельно проста: пробиться через огонь зенитной артиллерии американских кораблей и направить свой самолет в смертельное пике на палубу вражеского авианосца. Для выполнения такой задачи от пилота не требовалось особого мастерства, а в фанатиках, желающих добровольно отдать свою жизнь за императора и Японию, недостатка не было. За несколько дней на Филиппинах из остатков морской авиации были сформированы четыре эскадрильи, получившие символические имена: «Асахи» («Восходящее солнце»), «Ямадзакура» («Дикая вишня» — поэтический символ Японии), «Сикисима» (поэтическое название Японии) и «Ямато» (древнее название Японии), а все соединение летчиков-смертников — «Камикадзе Токубецу Когекитай» — Ударное соединение специального назначения «Камикадзе».

 

                                                                         Kamikaze_1 (31.3 MB)

 

 

 

Первоначально термин «Камикадзе» применялся только в отношении соединения, действовавшего на Филиппинах. Впоследствии в западной и нашей литературе термином «камикадзе» стали называть всех летчиков-смертников, а иногда даже и смертников-моряков: водителей человек -торпеда «Кайтен», взрывающихся катеров и пловцов-подрывников. В начале летчики-смертники особой подготовки не проходили: их вербовали из среды обычных пилотов. Впоследствии были организованы специальные летные школы, куда набирали фанатически настроенных молодых людей, в основном выпускников университетов. Подготовку в таких школах свели до минимума: не учили технике посадки, навигации, пользованию радиоаппаратурой… Единственное, что отличало камикадзе, это торжественная церемония. Накануне вылета они писали прощальные письма, ужинали с командирами частей. Перед вылетом летчики перепоясывались самурайскими мечами и на голову надевали желтые повязки с изображением солнечного круга. Иногда камикадзе называют летчиками-самоубийцами. Это не совсем верно, поскольку главной их задачей было не самоубийство, а нанесение врагу наибольшего урона ценою своей жизни. Если летчик-камикадзе не мог найти или пробиться к своей цели, то он возвращался на базу и не подвергался за это никаким преследованиям. Так, например, за время боев на Филиппинах летчики-камикадзе совершили 447 вылетов. Из них лишь 201 оказались удачными. Остальные по разным причинам (погода, огонь зенитной артиллерии, истребители противника) цели не достигли. Около 40% (179 самолетов) вернулись на базы и приняли участие в повторных вылетах.

 

Уже через 10 дней после первого вылета летчиков-камикадзе, 25 октября 1944 года, группа из 22 самолетов, пилотируемых смертниками, потопила американский авианосец «Сент Ло» и вывела из строя 6 других кораблей. Наибольшего размаха действия камикадзе достигли во время боев за остров Окинава. Из 34 потопленных и 168 поврежденных кораблей соответственно 24 и 164 приходилась на долю камикадзе. Таких громадных потерь американский флот не имел ни в одном сражении за всю свою историю. Однако самыми крупными из потопленных кораблей были эсминцы. Теперь камикадзе уже не пренебрегали малыми кораблями и столь упорно атаковали эсминцы и сторожевики, что команды этих небольших кораблей с мрачным юмором рисовали на палубах большие белые стрелы с надписями: «Авианосцы в той стороне!» Американский авианосец «Банкер-Хилл» после атаки камикадзе. Во время боев за остров Окинава один самолет-камикадзе упал на палубу авианосца «Энтерпрайз». От взрыва погибло 13 американских самолетов. Но тело японского пилота каким-то чудом уцелело и лежало на палубе около обгоревших остатков его самолета. На пуговицах его мундира была выбита эмблема камикадзе — изображение цветка вишни. Падкие на сувениры американцы растащили себе на память эти пуговицы и другие части одежды. Японское командование высоко оценило результаты действий камикадзе. Из 9 тыс. самолетов, имевшихся в распоряжении командования к концу войны, 5 тыс. предназначались для действий камикадзе. На вооружение должна была поступить усовершенствованная пилотируемая бомба. Не удивительно, что американцы, планируя высадку в Японии, свои ожидаемые потери оценивали не менее чем в миллион человек.

 

                                                                           Kamikaze_2 (34.8 MB)

 

 

 

Ирония судьбы, но многие японские авиационные моторы и воздушные винты были изготовлены по американским чертежам, приобретенным по лицензиям в довоенные годы. Как итог, за все время войны на Тихом океане японцы пользовались; двумя основными типами воздушных винтов — старой германской конструкции и довоенной американской «Гамильтон стандарт». Ловко маскировала поставки своих самолетов в Японию американская компания «Глен Мартин». Их паковали в разобранном виде с надписями «мебель» и «домашняя мебель». Вклад американских монополий в создание современной мощной японской авиации был огромен. После развязывания Японией в августе 1937 года полномасштабной войны в Китае поставки авиатехники агрессору не только не прекратились, но еще больше возросли. Провозглашение правительством США так называемого «морального эмбарго» оказалось пустым звуком. За первые десять месяцев 1939 года Япония закупила американской авиатехники на 2,324 миллиона долларов (седьмое место среди всех покупателей). Китай среди импортеров вообще не числился. Американское «моральное эмбарго» было вызвано тем, что еще во время «Шанхайского инцидента» японцы впервые массово применили свою бомбардировочную авиацию против перенаселенного Чапея. Это был первый в истории человечества крупномасштабный воздушный удар по мирному населению. По приказу адмирала Шиозавы Коити самолеты с двух японских авианосцев среди белого дня, не встречая никакого противодействия в воздухе и с земли, буквально забросали город бомбами. Погибли тысячи беззащитных женщин и детей. Так заявил о себе миру осовремененный с помощью США самурайский дух! Чанкайшистский посол в США Ван с горечью был вынужден признать, что именно от американского вооружения гибнет 54 из каждых 100 мирных жителей Китая.

 

Однако японские конструкторы не стояли в стороне от мирового авиационно-технического прогресса и жадно впитывали все новейшие научно-технические достижения. В результате и появился «Зеро» — первый палубный самолет, превзошедший по своим показателям многие сухопутные истребители. Самолет обладал хорошей скоростью, высокой маневренностью и исключительно большой дальностью полета — 3100 километров, благодаря чему стал безраздельным властелином Тихого океана по крайней мере до середины лета 1942 года, когда в Японии было достаточно авианосцев. «Буффало», «Хоуки», «Харрикейны» союзников не могли противостоять ставшему легендарным японскому истребителю. «Зеро» прошел всю войну и оказался самым массовым японским самолетом. Всего построили 11341 машину различных моделей. Во время сражения в заливе Лейте в октябре 1944 года именно «Зеро» впервые были использованы в массовых масштабах для проведения самоубийственных атак. На варианте самолета А6М5 (Тип 0, модель 52) на подфюзеляжном узле вместо бака подвешивали 250-килограммовую бомбу. Для самоубийственных атак привлекались и другие варианты «Зеро», например, тренировочный А6М2-К. Всего во время Филиппинской кампании для атак камикадзе был использован 331 самолет «Зеро» из 447 машин, выделенных для этой цели. Фактически цели поразили 158 «Зеро». Во время сражения за Окинаву выполнили самоубийственные атаки около 330 самолетов «Зеро». Всего из 2363 морских самолетов, использовавшихся для смертельных вылетов, 1189 машин составляли «Зеро». Фактически совершили самоубийственную атаку 530 истребителей А6М. Таким образом, «Зеро» не только был основным морским истребителем Японии, но и, безусловно, являлся самым массовым самолетом-камикадзе. Многоцелевой самолет Накадзима Кл-43 «Хаябуса» («Сайпан») являлся самым массовым истребителем Императорской армии. Союзники называли его «Джим» и «Оскар». Всего было построено 5919 машин. Легкий и удивительно маневренный, Ki-43 стал основным истребителем армейских летчиков, которые добились на нем немалых побед.

 

 

                                                                         Kamikaze_3 (37.31 MB)

 

 

 

В конце войны, особенно во время сражения за Окинаву, «Хаябусы» широко применялись в качестве самолетов-камикадзе. Использовались они и против советских войск, наступавших в Маньчжурии. Двухмоторный истребитель Кавасаки Ki-45 «Торю» («Убийца драконов») являлся единственным японским ночным истребителем, способным бороться с бомбардировщиком В-29. Союзники называли его «Ник». Истребитель был принят на вооружение в августе 1942 года. Построили 1698 машин четырех основных серийных модификаций. В конце войны «Торю» использовался в качестве самолета-камикадзе. Именно он потопил таранным ударом советский катер-тральщик КТ-152 — последнюю жертву камикадзе во Второй мировой войне.

Основным палубным пикирующим бомбардировщиком, с которым Япония вступила в войну, был Аити D3A («Вэл»), или «Палубный бомбардировщик Тип 99, модель 11». Самолет производился серийно с декабря 1939 по август 1945 года. Всего было построено 1495 машин. Двухместный бомбардировщик обладал такой же высокой маневренностью, как и печально знаменитый в Европе Ju-87. «Вэл» оказался первым японским самолетом, сбросившим бомбы на американские корабли в Пёрл-Харбо-ре. Он широко использовался в качестве самолета камикадзе. Фирма-производитель работала над проектом «специального штурмовика Мейо-Кай D3Y2-K» — особого самолета для камикадзе. Самолет должен был нести одну 800-килограммовую бомбу и имел сбрасывающиеся стойки шасси. Планировалось ежемесячно производить 30 подобных «специальных штурмовиков», но война окончилась раньше, чем проект был реализован. «Палубный бомбардировщик-торпедоносец Тип 97», или Накадзима B5N к началу войны на Тихом океане был передовым японским торпедоносцем и, безусловно, на то время лучшим в мире самолетом этого типа. Эта модель производилась с ноября 1937 по март 1944 года. Всего было выпущено 1149 машин. Трехместные бомбардировщики-торпедоносцы, которые союзники называли «Кейт», массово использовались во всех сражениях с участием авианосцев. Именно они отправили на дно американские авианосцы «Лексингтон», «Йорктаун» и «Хорнет». После того, как Япония лишилась своего авианосного флота, B5N широко использовался с береговых баз, в том числе и для выполнения самоубийственных атак.

 

Так каковы же были мысли и чувства пилотов-самоубийц, которые добровольно пошли на это, а сейчас ожидали своей очереди и отправлялись в полет? Господин Итиро Оми в течение 4,5 лет объехал всю страну, чтобы посетить дома пилотов-камикадзэ. Семьи показывали ему письма и дневники своих любимых. Некоторые из них выражают более ясно, чем другие слова, мысли и чувства пилотов относительно смерти. В целом то, что писали рядовые летчики, отражает их простую, незамысловатую натуру. Выпускники Военно-морской академии сознательно выбрали путь воина и потому воспринимали свою грядущую судьбу хладнокровно. Но были офицеры резерва и студенты, которых призвали на военную службу и спешно обучили, прежде чем они получили последнее назначение. Именно они писали больше других. Нескольких таких писем лучше всего раскрывают дух пилотов-камикадзэ. Цитируемое ниже письмо написано энсайном Сусуму Кадзицу из авиакорпуса «Гензан», базировавшегося в Корее. Кадзицу родился в 1923 году в городе Омура, в префектуре Нагасаки на севере Кюсю. Он закончил технологический колледж незадолго до поступления в летную школу ВМФ.

 

Дорогие отец, мать, братья Хироси и Такеси, сестра Эйко.

Я верю, что эту весну вы встретили в добром здравии. Я никогда не чувствовал себя лучше и теперь жду, полностью готовый к бою. На следующий день я улечу далеко от нашего дома и шлю последний привет нашим соседям и вам. Благодаря господину Ямакава, недавно я получил шанс в последний раз выпить вместе с отцом, и теперь мне не остается ничего, кроме как ожидать призыва исполнить долг. Мои ежедневные обязанности совершенно обычны. Я гораздо больше беспокоюсь не о том, что умру, а о том, сумею ли наверняка потопить вражеский авианосец. Эн-сайны Миядзаки, Танака и Кимура, которые полетят моими ведомыми, спокойны и собраны. Их поведение никак не обнаруживает того, что они в любой момент ожидают приказа вылететь для таранной атаки. Мы пишем письма и проводим время, играя в карты и читая. Я уверен, что мои товарищи приведут нашу божественную Японию к победе. Слова не могут передать мою благодарность любящим родителям, которые поддерживали и заботились обо мне с детства. Я могу лишь немного отплатить за милость, которую его императорское величество оказал нам.

Пожалуйста, проследите за результатами моих скромных усилий. Если их результаты окажутся хорошими, вспомните меня по-доброму и считайте, что мне повезло совершить нечто, достойное похвалы. А самое главное — не плачьте обо мне. Хотя мое тело исчезнет, мой дух вернется домой и останется с вами навсегда. Мои мысли и наилучшие пожелания всем вам, нашим друзьям и соседям. В заключение этого письма я молюсь за благополучие моей дорогой семьи.

Незаметные песчинки,

Мы преданы стране.

За нее идем в свой

Последний путь…

 

И они летели в свой последний путь, не щадя своих жизней и наводя ужас на врагов, многократно превосходивших их в силе…

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

« Пред.   След. »