РАСПРАВЛЕННЫЕ КРЫЛЬЯ
Легенды Африканского корпуса
Автор admin   

3_cm.jpgРоммель, Эрвин — генерал-фельдмаршал Вермахта. Родился 15 ноября 1891 года в Хайденхайме, близ Ульма. Военную службу начал в 1910 году кадетом. Вскоре стал кадровым офицером и посвятил этому всю жизнь. Во время Первой мировой войны служил лейтенантом в Альпийском батальоне на горной границе с Италией и Румынией. В 1915 году за военные заслуги был награжден Железным крестом 1 степени, в 1917 году вновь отличился в битве под Капоретто, где ограниченное число подразделений, находившихся под его командованием, наголову разбило итальянцев, имеющих большое численное преимущество.

 

 

После окончания войны продолжал службу в Рейхсвере, находясь на посту командира пехотного полка, затем преподавал в военном училище в Дрездене. Его первая встреча с рейхсканцлером Третьего Рейха, Адольфом Гитлером, произошла в 1935 году. Прочитав книгу Роммеля «Пехота наступает», которая к тому времени была признана, как ценный военный труд, назначил его командиром батальона личной охраны. Во время Второй мировой войны Роммель стал наиболее популярным немецким полководцем, мастерство и профессионализм которого высоко ценили даже его противники. В 1940 году назначен командиром 7 Panzer Division на Западном фронте, участвовавшей в реализации победоносного плана «Gelb», во время войны с Францией. 6 февраля 1941 года Гитлер назначил Роммеля командующим только что созданного Deutsche Afrika Korps (Немецкого Африканского корпуса), поставив перед ним задачу, улучшить положение итальянских войск в Северной Африке, фактически разгромленных британскими колониальными силами. Действия Африканского корпуса в сложнейших условиях носили феноменальный характер и навсегда записаны золотыми буквами в летопись Вермахта и историю военного дела. Практически все военные историки сходятся в том, что получи Роммель дополнительно три моторизованные дивизии, которые он требовал у Гитлера и Oberkommando der Wehrmacht (Верховное командование вооруженными силами), он бы, разгромив британские колониальные войска, достиг Каира и Суэцкого канала и мог бы перерезать поток союзнической помощи, идущей в Советский Союз через Персидский залив и Иран. Однако этого не случилось ввиду поглощенности руководства Вермахта основными наступательными действиями на Восточном фронте и недооценкой значения африканского театра военных действий. В начале февраля 1941 года огромная итальянская колониальная армия под командованием генерала Родольфо Грациано была отрезана в Киренаике британским моторизованными частями и капитулировала у Бедафомма. Остававшиеся в Триполитании итальянские части были настолько потрясены случившимся, что оказались не в состоянии оборонять остальные североафриканские колонии. Именно в этот момент, в феврале 1941 года, передовые подразделения Немецкого Африканского Корпуса высадились в Триполи, вызвав замешательство в штабах союзников.

 

1_cm.jpgОсновные силы Африканского корпуса должны были прибыть в Триполи только через месяц, но даже к концу марта 5 Leichte Division (впоследствии — 21 Panzer Division) все еще не прибыла полностью. Прибытие второй,— 15 Panzer Division ожидалось не ранее мая. Не дожидаясь прибытия этих сил, Роммель сразу же бросил в бой все имевшиеся, довольно скромные по численности, части в надежде отвлечь англичан от полного уничтожения итальянской армии. Это пробное контрнаступление оказалось настолько удачным, что менее чем через две недели Роммель перевел баланс сил в свою сторону. Через несколько дней Африканский корпус захватил ряд важных в стратегическом отношении городов, а затем устремился в глубь Египта, к Нилу. В те дни англичане отступали с такой скоростью, что немецкие передовые моторизованные подразделения не успевали их преследовать, а речи об организованном сопротивлении даже и не шло. Лишь к концу 1941 года, когда наступательные возможности Африканского корпуса были исчерпаны, британским войскам удалось закрепиться в Бенгази.

За эти успехи в январе 1942 года Роммелю было присвоено звание генерала армии. В декабре 1941 года, использую слабость снабжения и усталость частей Африканского корпуса, британская 8 армия, имевшая перевес в живой силе — в 4 раза, в танках и артиллерии — в 3 раза (756 танков и самоходных орудий + треть в резерве — против 174 немецких и 146 итальянских), предприняла хорошо спланированное наступление, вынудив Африканский корпус после упорного сопротивления оставить Киренаику и отойти на исходные позиции, к границам Триполитании. Однако Роммелю удалось избежать приготовленной для него ловушки и не допустить окружения своих частей, сохранив при этом большую часть боевой техники. Черчилль, выступая в разгар наступления в Палате общин, вынужден был признать это, сказав с досадой: «Мы имеем перед собой весьма опытного и храброго противника и, должен признаться, несмотря на эту опустошительную войну,— великого полководца». В начале 1942 года итальянские транспорты, не смотря на активные действия британской авиации, сумели по морю доставить истощенным войскам от 50 до 100 (по разным источника) танков, что оказалось достаточным (!!!) для нового сокрушительного наступления Африканского корпуса. 27 марта 1942 года Роммель наносит англичанам столь внезапный и сильный удар, что заставляет их откатиться к границе Египта. Через месяц его войска захватывают Тобрук — ключевой пункт британской обороны, считавшийся неприступным, пленив 33 000 (!) его защитников, прозванных за мужество и сопротивление, проявленные в окружении, «тобрукскими крысами». На следующий день после данного, пожалуй, самого выдающегося успеха Вермахта в Африке, Роммелю было присвоено звание генерала-фельдмаршала. В конце следующего месяца,— июля 1942 года, подразделения Африканского корпуса находились уже возле Эль-Аламейна, всего в ста километрах от Александрии и дельты Нила.

Самое невероятное в том, что «Лис пустыни» совершил этот удивительный бросок, имея всего лишь 280 немецких и 230 итальянских танков и самоходных орудий против почти 1000 боевых машин у англичан! За две недели стремительного наступления Африканский корпус отбросил британскую 8-ую армию назад, на исходные позиции в районе дельты Нила. Для английских войск это был один из самых драматичных моментов за все время войны. Однако из-за острейшей нехватки топлива и отсутствия подкреплений в живой силе и материальной части немецко-итальянское наступление постепенно останавливалось. Лучшей иллюстрацией сложившегося положения является тот факт, что Африканский корпус продолжал продвигаться вперед, имея всего 26 исправных танков, в то время, как только у одной из отступавших британских дивизий,— 1 Armoured Division, их число составляло более ста!

 

 

                                                                            Africa (25.7 MB)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2_cm.jpgХАНС ИОАХИМ «ЙОХЕН» МАРСЕЛЬ был совершение не похож на остальных офицеров Люфтваффе. Констэбл и Толивер писали, что он «… был анахронизмом. Рыцарем, родившимся на несколько веков позже и битником, появившимся на свет лет на 16 раньше своего времени». Марсель совмещал в себе качества безжалостного, расчетливого убийцы и безобиднейшего хиппи. Его короткая военная карьера стала легендой. Марсель родился 13 декабря 1919 года в пригороде Берлина Шарлоттенбурге и был потомком французских лютеран, бежавших в Бранденбург от религиозных преследований. Отец Ханса Иоахима, Зигфрид Марсель, был летчиком во время первой мировой войны, полицейским после нее, потом стал генерал-майором вермахта и погиб в бою 29 января 1944 года у деревни Новоселки. Из-за службы отца родители Ханса часто жили порознь, и, возможно, этим объясняется отвращение Марселя ко всему военному — идеям, выправке, униформе… Но он любил летать, и как только ему исполнилось 18 лет, пошел служить в Люфтваффе.

Марсель проявил себя талантливым пилотом, но был безрассуден и часто получал взыскания за попытки исполнять фигуры высшего пилотажа на учебном самолете и за другие прегрешения. Для дальнейшего прохождения службы фельдфебель Марсель был направлен в JG-52, в эскадрилью фаненюнкера Йоханнеса «Маки» Штейнхоффа (будущего командующего ВВС ФРГ), где ничего выдающегося не совершил. «Йохен» утверждал, что во время «битвы за Англию» сбил 7 самолетов противника, но были подтверждены только 3 его победы. Этот факт говорит о низкой летной дисциплине Марселя, который так отрывался от своих товарищей, что не оставалось свидетелей, могущих обосновать его претензии. Самого его сбивали по меньшей мере 4 раза (некоторые источники называют большую цифру — 6 раз), но всегда он умудрялся дотянуть свой искалеченный Bf. 109 до побережья Франции, выброситься с парашютом или сесть на брюхо на каком-нибудь пляже или поле.

Личное дело Марселя пухло от докладных записок о его недостойном военного поведении, о его не по уставу длинных волосах и чрезвычайно небрежном отношении к службе. Действительно, в этот период своей военной карьеры он проявил себя скорее как «Дон Жуан», нежели как летчик-истребитель. Марсель был довольно красив, а перед его манерами не могла устоять ни одна женщина. Представительницы слабого пола так и липли к нему. Иногда после бурной ночи Марсель бывал измотан настолько, что не мог вести самолет. Штейнхофер проявлял по отношению к этому незрелому молодому человеку поистине ангельское терпение, но и с него было довольно. Много лет спустя он вспоминал: «Марсель показал себя способным летчиком-истребителем, но был абсолютно ненадежен. Везде его окружали подружки, которые отнимали у него столько сил, что приходилось отстранять его от полетов. Марсель с непозволительной халатностью относился к исполнению служебных обязанностей, и это стало главной причиной его увольнения. А вообще он был обаятельный парень».  

Опозоренный Марсель вернулся в рейх, но ненадолго. В январе 1941 года управление личного состава Люфтваффе назначило его в JG-27, направлявшуюся в Ливию для укрепления потрепанных в боях итальянских королевских ВВС (Regia Aeronautica). Именно в Северной Африке и проявились в полной мере таланты Ханса Иоахима Марселя. Этому весьма способствовали следующие факторы: во-первых, на расположенных в пустыне базах Люфтваффе не было женщин, а во-вторых, наставником Марселя был командир его группы майор Эдмунд Нойман, мастер своего дела. Прошло совсем немного времени, и «Йохен» стал лучшим снайпером Люфтваффе. Иногда, одержав 6 побед, он возвращался на свой аэродром, истратив лишь половину боезапаса. Действительно, на то, чтобы сбить самолет противника, Марселю требовалось в среднем всего 15 пуль. В результате про личное дело забыли, а Марселю (на счету которого числилось 33 сбитых самолета) присвоили звание фаненюнкера. А в декабре 1941 года фельдмаршал Кессельринг вручил ему Германский Золотой крест.

 

7_cm.jpgКрасивый и утонченный молодой офицер стараниями имперского Министерства пропаганды, использовавшего его образ для укрепления боевого духа немецкого народа, снискал огромную популярность. Письма от поклонников (в основном от поклонниц) он получал целыми мешками. Его прозвали Африканским Орлом, а итальянцы, которые просто боготворили Марселя, окрестили его Звездой Африки. Муссолини наградил летчика золотой медалью за храбрость. Такой медали не был удостоен даже сам Эрвин Роммель. Правда, в отличие от «Лиса пустыни», Марсель не говорил дуче что он о нем думает.

31 мая 1942 года фельдмаршал Роммель, преисполненный решимости как можно скорее завершить войну в пустыне, начал наступление. Обеспечивая поддержку наступления с воздуха, 3 июня Марсель атаковал над Газалой несколько «киттихоков» (Curtiss Kittyhawk) и сбил шесть из них за 11 минут. Три дня спустя он был награжден почетным знаком за 75 воздушных побед. Боевые действия в Северной Африке были такими ожесточенными, что уже 17 июня 1942 года Марсель сбил сотый самолет противника. В этот день он свалил на землю 10 вражеских машин, 6 из которых всего за 7 минут! Днем позже Марсель был произведен в гауптманы и отправлен в рейх, где Гитлер собственноручно наградил его Рыцарским крестом с Дубовыми Листьями Мечами. Естественно, что, находясь в отпуске, он постарался лично ответить на письма своих многочисленных поклонниц. Несмотря на великолепно проведенное время, Марсель не смог сбросить напряжение, вызванное непрерывными боями над бескрайней Ливийской пустыней, и выглядел усталым и опустошенным.

23 августа, когда продвижение Роммеля было остановлено в районе Эль-Аламейна, Марсель вернулся в свой JG-27. На североафриканском театре военных действий наступило временное затишье. Вскоре «Лис пустыни» сделал попытку выйти из тупика и начал сражение у хребта Алам-Хальфа. И снова Марсель со своей эскадрильей поддерживал наступление с воздуха. 1 сентября 1942 года он навсегда вошел в историю, уничтожив за 1 день 17 британских самолетов. Такого удара королевские ВВС еще никогда не получали (абсолютный рекорд установил майор Люфтваффе Эмиль Ланн, сбивший за один-единственный день 18 советских самолетов). На этот раз гауптман Марсель не праздновал победу. Ночью он лежал в своей постели с открытыми глазами и смотрел в потолок. Из-за возросшей активности британских ВВС в сентябре у него не было ни дня отдыха. Переутомление не сказывалось на его летных качествах.

Вот что писал о Марселе Хайнц Иоахим Наварра: «Он заранее знает все намерения своего противника и наносит упреждающий удар. Когда он абсолютно уверен, что его огонь уничтожил врага, Марсель утрачивает к нему всякий интерес и атакует следующий самолет». Военная карьера Марселя достигла пика в сентябре 1942 года, когда он только за один месяц сбил совершенно невероятное количество британских самолетов — 61! Больше, чем кто-либо, за всю историю, включая Рихтгофена. В середине сентября фельдмаршал Роммель пригласил Марселя к себе в штаб и выразил ему глубокую благодарность за стремление к победе. Они встретились первый и последний раз в жизни. Тем временем в Растенбурге Гитлер представил Марселя к высшей военной награде рейха — Бриллиантам к Рыцарскому кресту. На более поздний срок была запланирована помпезная церемония награждения.

К 30 сентября 1942 года на счету Марселя было 158 сбитых самолетов англичан и их союзников. В этот день он вел эскадрилью над окрестностями Каира. В контакт с самолетами противника он не вступал. На обратном пути кабина Bf. 109 Марселя вдруг заполнилась едким черным дымом. «Йохен» задыхался, но не смог дотянуть самолет до территории, занятой армиями стран «Оси». Недалеко от Эль-Аламейна он раскрыл фонарь и выбросился наружу. Ослабевший от удушья и ослепший от едкого дыма, он не заметил, что его потерявший управление самолет начал пикировать. Марселя затянуло в воздушный поток и с силой ударило хвостовую обшивку. Видимо, этот удар и убил его. Товарищи с ужасом наблюдали, как тело Марселя падало на песок. Его парашют так и не раскрылся. «Йохен» похоронили в четырех милях южнее Сиди-Абдель-Рамана, на том самом месте, где он разбился. Ханс Иоахим Марсель вместил в небольшой отрезок времени, который отпустила ему судьба, больше, чем иной за целую жизнь. Проживи он еще два месяца, ему исполнилось бы 23 года.

 

                                                            Assault On Fortress Europe (28.6 MB)

 

 

 

 

 

До конца октября 1942 года в Северной Африке установилось шаткое равновесие: немецко-итальянские силы не имели горючего для своих моторизованных частей, а англичане накапливали силы за счет свежих колониальных дивизий, и новейшей боевой техники, прибывающей из США. Немецкий Африканский корпус же в течение всего 1942 года не получил подкреплений и состоял из двух плохо укомплектованных дивизий, включавших по 2 танковых и 3 пехотных батальона, наскоро усиленных несколькими артиллерийскими и саперными подразделениями. Поэтому к концу года британские войска имели следующее численное превосходство: двойное — в танках и артиллерии; четырехкратное — в авиации, не считая запасов топлива, боеприпасов, продовольствия… Положение усугубилось и тем, что у Роммеля проявилась острая форма амебной дизентерии, и он был вынужден вылететь в Германию для госпитализации. Поэтому, когда англичане начали свое массированное наступление, фельдмаршалу пришлось срочно, так и не закончив лечения, возвращаться в Африку, но он прибыл уже после того, как битва при Эль-Аламейне была проиграна…

Менее чем за две недели Африканский корпус был отброшен на тысячу километров назад, в Тунис. Тем временем, 8 ноября американские войска высадились в Марокко и Алжире, что фактически означало попадание итало-немецких сил в ловушку. Роммелю все же удалось провести еще одно наступление на превосходящие силы американцев в районе Кассеринского перевала и нанести им серьезный ущерб, но это уже ничего не меняло… Накопив в течение полугода силы, и достигнув 6-кратного (!) превосходства в артиллерии, танках и авиации, американская группировка при поддержке британской 8-ой армии отбросила итало-немецкие силы на самую оконечность мыса Бон-Пенинсула, отрезав их от материка. Через два месяца боев блокированный с суши и моря Африканский корпус сложил оружие…

 

6_cm.jpgПланируемое использование 27-й истребительной эскадры в северной Африке нашло свое отражение в эмблеме I группы – стилизованный леопард и голова испуганного негра на фоне карты Африки. Эта эмблема появилась на фюзеляжах Bf 109E из I./JG-27, по крайней мере, весной 1940 г., когда штаффели группы базировались на побережье Па-де-Кале и вели воздушные бои над Ла-Маншем. Штаб JG-27 в 1939 г. послужил основой для формирования, новой истребительной эскадры JG-77, новый штаб 27-й эскадры был организован в Крифельде 1 октября 1939 г., тогда же I группа в соответствии со штатной структурой люфтваффе стала иметь три штаффеля. Начальником штаба был назначен полковник Макс Ибель, командиром I./JG-27 гауптман Адольф Галланд.

В январе 1940 г. был сформирован штаб II./JG-27. Период «странной войны» на западе, «Sitzkrieg», использовался для тренировок личного состава, изредка самолеты эскадры патрулировали франко-германскую границу. Затишье на Западе кончилось 10 мая 1940 г., когда Германия вторглась во Францию, Бельгию и Голландию. I группой тогда командовал майор Эдуард Ньюманн, в ходе операции «Везерубунг» открылся боевой счет группы — Хейно Бехер сбил в районе Тирлемона «Гладиатор» бельгийских ВВС. В ходе молниеносной кампании истребители I./JG-27,1./JG-1 и I./ JG-21 прикрывали действия 6-й армии вермахта, действуя с аэродромов Мюнхен-Гладбах и Гимних (окрестности Колона). Для летчиков истребительных групп памятным днем стало 12 мая, 5_cm.jpgкогда они совершили за один день 340 боевых вылетов и сбили 28 самолетов противника, потеряв четыре Bf 109E. В июле 1940 г. была сформирована III./JG-27. в нее вошли 7-й, 8-н и 9-й штаффели. ядром группы стали опытные летчики, переведенные из других подразделений — обычная практика люфтваффе. В мае 1940 г. был сформирован Stab IV./JG-27 вкупе с 10-м, 11-м и 12-м штаффелями. В ноябре 27-я эскадра пополнилась дополнительными штаффелями — 13-м, 14-м, 15-м и 16-м. Кроме того, в составе JG-27 с ноября 1940 г. имелся Erg (тренировочный) Staffel, в феврале 1941 г. на основе этого штаффеля сформировали группу.

После удачной битвы за Францию штаффели JG-27 понесли значительные потери в ходе битвы за Англию. Летчики 27-й эскадры сбили 146 самолетов противника, но собственные потери составили 56 пилотов убитыми и ранеными, включая командира III группы гауптмана Иоахима Шлихтинга, который был сбит и получил тяжелое ранение 6 сентября в бою со «Спитфайрами» RAF. Слабой компенсацией высоких потерь конца 1940 г. для летчиков JG-27 стало знакомство с тактикой действий истребителей RAF. В целом, тактика действий истребителей люфтваффе превосходила английскую. Знания, добытые кровью в воздушных боях над Ла-Маншем, сослужили хорошую службу после переброски эскадры в апреле 1941 г. в Северную Африку.

 

Летая в первые месяцы кампании в Пустыне на устаревших к этому времени истребителях Bf 109E, ветераны ягдгешвадера практически не имели проблем в боях с истребителями союзников на африканском театре военных действий. В июле 1941 г. на вооружение I./JG-27 поступили первые Bf 109F, после чего количество «Эмилей» на африканском фронте началось неуклонно сокращаться. Уменьшение огневой мощи «Фридриха» по сравнению с «Эмилем» понравилось далеко не всем летчикам, «эксперты» отдавали предпочтению мощному вооружению Bf109Е-7/Тгор, позволявшему концентрировать на цели огонь сразу трех пушек (одной моторпушки и двух крыльевых). Опытные летчики, такие как Марсель, Францискет, Рёдель и Ньюманн, в совершенстве владели искусством полного разрушения самолета противника коротким залпом из трех пушек. По мере усиления на африканском театре военных действий авиации союзников, появления новых хорошо защищенных американских самолетов, немецкие летчики явственно почувствовали недостатки своих истребителей.

 

4_cm.jpgК началу 1943 г. стало совершенно ясно, что огневая мощь Bf 109F недостаточна для борьбы с новыми самолетами союзников. Проблему частично разрешил появившийся в июне 1942 г. Bf 109G, 27-го эскадру, первую в люфтваффе, полностью перевооружили «Густавами». К 1943 г. ситуация в небе Северной Африки для немецких летчиков резко ухудшилась, попыткой исправить положение стало оснащение штаффелей II./JG-27 усовершенствованными Bf 109G-6. На «G-6.» быстро перешли и три других группы 27-й эскадры. После африканского разгрома, эскадру отвели в Германию для отдыха и пополнения; в конце 1943 г. JG-27 была включена в систему ПВО Рейха. К этому времени большинство штаффелей эскадры имели на вооружении пятиточечные Bf 109G, оснащенные подкрыльевыми гондолами с 20-мм пушками MG-151. Лишний вес пушечных гондол компенсировался возросшей огневой мощью, необходимой для борьбы с четырехмоторными американскими бомбардировщиками. Тяжелые бомбардировщики являлись приоритетной целью для истребителей ПВО Рейха. На вооружении II./JG-27 состояло несколько истребителей Bf 109G-5, оборудованных гермокабинами и фюзеляжными пулеметами MG-151 вместо MG-17. Машины модификации «G-5» поступили на вооружение осенью 1943 г., однако их изготовили немного, так как основной моделью, выпуск, которой освоила промышленность стал Bf 109G-6.

Впоследствии все группы 27-й эскадры, кроме III./JG-27, получили Bf 109G-10. Наиболее удачным из поздних модификаций «мессершмитта» стал Bf 109G-14, он оставался стандартным вариантом до конца войны. На Bf 109G-14 стоял все тот же двигатель Даймлер-Бенц DB 601Ф, но самолет имел фонарь кабины новой формы (так называемый фонарь erla haube), обеспечивающей лучший обзор из кабины. Истребители Bf 109G-14 имели рули поворота как старой, металлической конструкции, так и новые, деревянные. На самолетах варианта Bf 109К было воедино соединено все лучшее, что было в конструкции машин модификаций «G-6» и «G-14». Истребителей модели «К» успели построить относительно немного, серийно строились только Bf 109K-4, поступившие на вооружение 2-й, 3-й и 4-й групп 27-й эскадры.

 До самого конца войны самым массовым истребителем эскадры «Африка» оставал­ся Bf 109G-14. Именно на этих самолетах в марте 1945 г. были сбиты оберефрейтор Георг Карх из 7-го штаффеля, фельдфебель Гейнц Циммерман из 5-го штаффеля и унтер-офицер Франц Ламмингер из 6-го штаффеля. За всю войну летчики JG-27 сбили 2700 самолетов союзников, 250 из них — на Восточном фронте. Эскадра потеряла 400 летчиков убитыми, 250 ранеными и 70 пленными.

«Никогда не забывай своих друзей или останешься один на один со своими врагами»

                                                                           Фельдмаршал Эрвин Роммель

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

« Пред.   След. »