РАСПРАВЛЕННЫЕ КРЫЛЬЯ
Майор Александр Мясников
Автор Илья Прокофьев   

000005a8_cm.jpgВ июле 2003 года совместными усилиями поисковиков Ленинградской области и города Иркутска завершены работы по подъему обломков английского истребителя «Харрикейн», на котором не вернулся с боевого задания 11 сентября 1942 года, заместитель командира 3-го гвардейского, истребительного авиаполка ВВС Краснознаменного Балтийского Флота (КБФ), гвардии майор Александр Федорович Мясников.

 

 

 

 

 

 

K3_cm.jpgОн прошел через горнило двух военных конфликтов: Халхин-Гол и Финская кампания. Родился в 1909 году в семье крестьян из деревни Овинец Мошенского района Ленинградской (а ныне Новгородской) области, в 1930 году Александр Мясников поступил в Ленинградскую пехотную Краснознаменную школу им. Склянского, а в 1933 году он уже слушатель 2-й Военной Краснознаменной школы летчиков им. «Осоавиахима». В 1935 году, он командир звена в 3-й авиационной, истребительной эскадрилье ВВС КБФ. Первый боевой опыт пришел к Александру Мясникову холодной зимой 1939–1940 годов в войне с Финляндией. 7 февраля 1940 года командира эскадрильи Мясникова награждают орденом «Красное Знамя» за участие: «в разгроме финской белогвардейщины». Затем, Великая Отечественная. Жестокие бои в воздухе над Эстонией, Балтийским морем, с каждым месяцем все ближе к Ленинграду. В октябре 1941 года – второй орден «Красного Знамени», в июне 42-го: «За доблесть, мужество и отвагу, проявленные в воздушных боях с немецкими захватчиками достоин высшей правительственной награды ордена «Ленина», так записано в наградном листе Мясникова. Согласно, Приказа Народного Комиссара Обороны СССР И. Сталина летчики истребительной авиации представлялись к званию Героя Советского Союза – за 10 лично сбитых самолетов-бомбардировщиков (разведчиков) или за 15 лично сбитых самолетов других типов. На момент награждения орденом «Ленина», за девять месяцев войны эскадрилья Александра Мясникова в проведенных 127-и воздушных боях сбила 64 самолета противника. Все сбитые самолеты подтверждены штабами армий и постами ВНОС. В это период эскадрилья произвела 2675 успешных боевых вылетов с боевым налетом в 2353 часа. Лично Мясников совершил 220 боевых вылета, в проведенных 62-х воздушных боях уничтожил индивидуально и в группе 11 самолетов противника. К сентябрю 1942 года (на момент гибели) у Александра Мясникова было совершено 314 боевых вылетов… 11 сентября 1942 года майор Мясников повел группу в составе трех «Харрикейнов» на сопровождение бомбардировщиков Пе-2 в район Мустолово…. Это был последний 315-й боевой вылет!

000005a7_cm.jpgВ годы Великой Отечественной войны в СССР по поставкам ленд-лиза было поставлено более 2952-х экземпляров самолетов «Харрикейн». У нас под Ленинградом на таких самолетах летали всего три авиационные части. 26-й гвардейский истребительный полк ПВО, 12-я отдельная корректировочная авиаэскадрилья и 3-й гвардейский истребительный полк ВВС КБФ. Работая с документами военных архивов, нам удалось проследить судьбы всех этих самолетов. Как бы восторженно не писали западные источники об этом истребителе, наши летчики о боевых качествах «Харрикейнов» отзывались не очень лестно. Но мы будем конкретны. Проследив судьбу самолетов данного наименования, поступивших в 3-й гвардейский авиаполк ВВС КБФ, можно сделать только один вывод. За период боевого применения самолетов «Харрикейн» в этом полку, погиб почти весь цвет полка. Так с 14 августа по 9 ноября 1942 года в полку потеряли 18 из 22-х прибывших в полк самолетов, в результате чего погибло 15 летчиков. Из них: 1-заместитель командира полка, 1-командир АЭ, 3-военных комиссара АЭ, 3-заместителя командира АЭ, 4-командира звена, и только 3 простых летчика. Уже слышу голоса авиационных критиков — наши пилоты были плохо обучены и гибли почти в первых — же боях, у них не хватало боевого опыта. Давайте посмотрим, кто же погиб на этих английский самолетах, или же, как их называли наши летчики «деревянных гробах». Из всех пятнадцати, самый маленький налет был только у гвардии младшего лейтенанта Д. М. Киреева — 48 боевых вылетов, у остальных количество боевых вылетов было за 200 (у гвардии капитана С. И. Сухова и гвардии старшего лейтенанта В. Ф. Неделина было соответственно по 289 и 294 боевых вылета, а у майора Мясникова число вылетов достигало — 314). У 11-ти из 15-ти был опыт воздушных боев в Финской Кампании, гвардии майор Мясников А. Ф. и гвардии капитан Б. В. Романов, кроме финской, также участвовали в боях у реки Халхин-Гол. Мне могут возразить: значит, плохо освоили материальную часть, да и тактика боя у советских летчиков «хромала». Но извините, ведь смогли же эти же люди провоевать до конца 1942 года. А ведь войну они встретили на устаревших машинах И-16 и И-153. И не просто выжили, а воевали. Выходили живыми из таких переделок, делая по несколько боевых вылетов в день. И когда? В 1941, страшном для нашей авиации году. У каждого на счету были сбитые немецкие самолеты. Но давайте вернемся в район поселка Невская Дубровка, что во Всеволожском районе Ленинградской области.

000005a6_cm.jpgМесто падения самолета нашел руководитель дубровского поискового отряда «Невский Пятачок» Сергей Мельниченко. Самолет был полностью разграблен. Весь цветной металл был собран и сдан в утиль, останки пилота были разбросаны по брустверам воронки. Весь 2001 год ушел у поисковиков на то, что пришлось руками перебирать весь отвал, оставленный после себя металлоломщиками, для того чтобы найти и собрать останки летчика. Так же в течение года, специалист по архивной работе Фонда поисковых отрядов Ленинградской области Константин Тарасов ездил в Центральный военно-морской архив города Гатчины, чтобы разыскать сведения о погибшем неизвестном летчике. Почему в военно-морской архив? Ведь, в небе Ленинграда сражались не только морские летчики? Дело в том, что под Ленинградом на самолетах «Харрикейн», как говорилось выше, воевали летчики только двух истребительных полков и одной корректировочной авиаэскадрильи. Отработав материалы по 26-му гвардейскому авиаполку ПВО и 12-й отдельной корректировочной эскадрилье, мы установили, что эти подразделения потерь в этом районе не имели, и поэтому пришли к выводу, что самолет, найденный у поселка Невская Дубровка Всеволожского района Ленинградской области, относился к морской авиации. Перелопатив тонны архивных документов, проследили судьбы всех 15-и летчиков 3-го гвардейского полка КБФ погибших на самолетах «Харрикейн».

В районе Невской Дубровки погибли четыре летчика: — 26 сентября 1942 года гвардии капитан Дмитрий Буряк – (захоронен наземными войсками в д. Манушкино, место падения самолета обнаружено 4 км северо-западнее пос. Невская Дубровка поисковиками в 2001 году, при подъеме, останков летчика не обнаружено); — 29 сентября 1942 года гвардии старший лейтенант Виктор Неделин – (захоронен наземными войсками в д. Березовка, место падения самолета обнаружено 200 метров от Мурманского шоссе поисковиками в 2001 году, при подъеме, останков летчика не обнаружено); — 11 сентября 1942 года гвардии капитан Сергей Сухов – (вместе с самолетом – упал 4 км севернее Невской Дубровки); — 11 сентября 1942 года гвардии майор Александр Мясников – (пропал без вести в р-не Манушкино).

K2_cm.jpgКапитана Буряка и старшего лейтенанта Неделина мы исключили сразу, так как погибшие были похоронены наземными войсками и места падения их самолетов были обследованы нами в 2001 году. Оставались капитан Сухов и майор Мясников. Место падения самолета Сухова до сих пор не найдено, но по архивным документам оно находится намного дальше места обнаружения «нашего» самолета. Предположение было одно, это самолет Александра Мясникова. Нам нужны были вещественные доказательства к нашему предположению. К моменту «решающего подъема» мы знали о Мясникове и его самолете все: номера самолета, двигателя, орденов, пистолета ТТ, вооружения самолета: пушек ШВАК и пулеметов УБТК. В документах полка, хранящихся в Центральном военно-морском архиве, были найдены «Донесение о потерях, порче, уничтожению артиллерийского и стрелкового вооружения» (фонд 4144, опись 14с, дело 4): Вооружение самолета Мясникова составляли: авиационные пушки ШВАК №№.: ПС 499, ЛБ 366, авиационные пулеметы УБТК №№.: ГИ 692, ГИ 566.

В жаркий июльский день, поисковики питерского отряда «Высота» под руководством Виктора Дудина и отряда «Наследие» из Иркутска, прибыли в заболоченный лес у Невской Дубровки. Два часа ушло на выкачивание основной массы воды. Выстроившись в цепочку, ведро за ведром из воронки выкачивается торф и опавшая листва. Помпа работает без остановки, идет постоянный приток грунтовых вод. Попадаются небольшие куски разбившегося двигателя и кусочки дюраля от самолета. Еще раз убеждаемся, что лет двадцать назад, место падения самолета подверглось разграблению, нет каких либо больших обломков самолета. На дне воронки натыкаемся на плывун, смесь песка и глины. Сделанная лопатой небольшая ямка сразу же заплывает этой смесью. Комары и мошка облепляют спины всех участников экспедиции, не помогают ни какие мази, только дым от костра позволяет несколько минут постоять без злобных укусов насекомых. Находящийся в низу воронки Виктор Дудин поднимает часть берцовой кости пилота. Ближе к вечеру удается найти, что-то массивное и тяжелое на краю все углубляющейся воронки. С трудом удается зацепить эту железяку лебедкой. Из плавуна, поднимается, что-то бесформенное, в чем с трудом узнаем конфигурацию авиационной пушки ШВАК. Это удача…! Вытащив пушку на бруствер воронки, сразу пытаемся ее отмыть и проверить номер. Сквозь ржавчину видны буквы и цифры: ЛБ 366.

K1_cm.jpg11 сентября 1942 года в районе 8 часов утра при отходе от цели в районе Мустолово, на высоте 3200 метров произошла встреча с самолетами противника. Группа непосредственного прикрытия под командованием Александра Мясникова в составе трех «Харрикейнов» атакована четырьмя Ме-109. Майор Мясников резким разворотом вышел в атаку, но ведомые этого маневра повторить не смогли, и потеряли командира. Мясников был атакован всеми самолетами противника сразу, подбит и вышел из боя. На аэродром не вернулся, пропал без вести – так записано в акте расследования причины летных потерь в частях ВВС КБФ, хранящемся в архиве. В воспоминаниях Героя Советского Союза Игоря Каберова, который был участником этого боя написано, что группа Мясникова (в которую входил и сам Каберов) действительно при сопровождении Пе-2, после бомбо-штурмового удара по противнику в районе Мустолова, была атакована истребителями противника. По радио, с поста наблюдения на помощь морским летчикам были вызваны истребители ПВО. По словам Игоря Каберова воздушный бой был жаркий, при подходе вызванных на помощь наших истребителей немецкие самолеты вышли из боя, и ушли на свою территорию. Морские летчики вздохнули спокойно и тут… наши Яки атаковали самолет Мясникова. Майор Александр Мясников не ожидая такого от своих самолетов был сбит с первого же захода, потом Яки набросились и на самолет Каберова подбив его. Игорю Каберову пришлось садиться на вынужденную посадку… К сожалению, Игорь Каберов ушел из жизни в 1995 году и сейчас определить, как же в действительности закончился последний полет Александра Мясникова не представляется возможным. Единственное, что можно сказать: в архивных документах ВВС КБФ данный случай атаки советских самолетов на «Харрикейны» 3-го ИАП ВВС КБФ не упоминается.

K4_cm.jpgПо архивным материалам ЦВМА нам было известно, что у Александра и Матрены Мясниковых был сын Юрий, 1936 года рождения. На следующий день, после возвращения из экспедиции поисковики рассказали о своей находке по областному Ленинградскому радио «Гардарика» в надежде что родственники или близкие Александра Мясникова откликнутся. Первый же звонок был из города Луги, звонил Василий Иванович Суворов, бывший главный редактор газеты «Лужская Правда». Василий Иванович рассказал, что он сам уроженец деревни Овинец Мошенского района и с Юрой, сыном Александра Федоровича учился в одном классе, а так же, что до сих пор поддерживает с ним связь. На следующий день поисковики дозвонились до Москвы, где сейчас проживает сын прославленного летчика Александра Федоровича Мясникова. Мясников Александр Федорович, 1909 г.р., гвардии майор, заместитель командира 3 гв.ИАП ВВС КБФ. Уроженец: Ленинградская (сейчас Новгородская) область, Мошенский район, Гудковский с/с, деревня Овинец. Жена — Матрена Макаровна, сын — Юрий, 1936 г.р. В РККА с 1930 года, окончил 2-ю ВАП Краснознаменную школу имени Авиахима СССР в 1935 году. На момент гибели имел 314 посадок (только за период В.О.В.). ЦВМА: Ф.4144 оп.13 д.2, ф.12 оп.1, д.1140, ф. 596, оп. 9, д. 206. К моменту гибели на 11 сентября 1942 года сбил 18 самолетов противника.

P. S.

D1_cm.jpgОстанки погибшего гвардии майора Мясникова Александра Федоровича, по решению сына Юрия Александровича Мясникова были торжественно захоронены 1 августу 2003 года в поселке Мошенское Новгородской области, рядом с могилой супруги… 27 января 2004 года в поселке Невская Дубровка Всеволожского района Ленинградской области состоялась торжественная церемония открытия памятной доски в честь Александра Федоровича Мясникова. Памятная доска была установлена на улице, которая с этого дня, решением Администрации Всеволожского района переименована в улицу имени Александра Мясникова… Лето 2003 года оставило неизгладимый след в памяти поисковиков Ленинградской области. Нам молодым ребятам, воспитанным на книгах-воспоминаниях Игоря Каберова, Василия Голубева – прославленных морских летчиках Краснознаменного Балтийского флота, удалось прикоснуться с живой историей. И не просто прикоснуться, а и самим оставить след в истории. В юношестве, читая книги о летчиках, мы наверное не могли и подумать, что нам удастся воочию продолжить историю героических людей, о ком были написаны эти книги. В лесной глухомани найти место гибели, по крупицам собирать разрозненную архивную информацию, анализировать, прийти к выводу и потом доказать вещественно, что наши предположения были верными и в конце- концов, установить имя неизвестного погибшего летчика – Александра Федоровича Мясникова. Стремиться разыскать родных и найти их. А в августе 2003 года, принять участие и наконец по самой Великой справедливости похоронить останки героя на его Родине. Вот это и есть наша Память. Память о войне, о людях сгинувших в годы «лихолетий» оставив родным и близким, щемящую, до конца не ясную строчку в своей жизни: пропал без вести. Выражаясь, словами старейшего казанского поисковика, нашего друга Володи Ерхова: «мы павших помним, не по красным датам…». Это и есть наш смысл жизни. Пусть, он не понятен всем, но мы не можем по другому – жить, работать, помнить. Могли ли мы знать, что установление места гибели А. Ф. Мясникова – летчика 5-го истребительного авиаполка ВВС КБФ, было для нас отправной точкой на весь конец 2003 года. Наверное есть, что-то свыше, которое привело нас в октябре на болото у бывшей деревни Крикково под Кингисеппом, где в обломках самолета И-16 мы нашли останки однополчанина Александра Федоровича – младшего лейтенанта Титова Павла Петровича. А в ноябре, определить судьбу еще одного летчика 5 ИАП, лейтенанта Ессина Николая Михайловича, установив, что он погиб в финском плену 28 февраля 1942 года, хотя все 60 лет жена и дочери погибшего, считали его не вернувшимся с боевого задания 12 июля 1941 года. Кто-то скажет, судьба! Но нам кажется, что кто-то вел нас к этому. И будем правы, если скажем: нашей путеводной звездой был Александр Федорович Мясников. Наверное, большая душа была у этого человека. Он, спустя десятилетия, не оставил своих однополчан. И почему то, именно сейчас, у нас есть уверенность в том, что найдем, обязательно найдем и Сержу Сухова, Колю Соседина, Володю Тенюгина, Мишу Федорова, Борю Годунова, Петю Чепелкина, Борю Романова, Женю Теплова и других… всех их вылетевших на боевые задания и не вернувшихся на свои аэродромы…

 

                                                            «In battle, some are old» (30.9 MB)

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

« Пред.   След. »