РАСПРАВЛЕННЫЕ КРЫЛЬЯ
Жизнь в небе и на земле ч.24
Автор Цапов И.И.   

ПО СТРАНАМ И КОНТИНЕНТАМ

1_cm.jpgНесколько раз незадолго перед возвращением на Родину я разговаривал с Павлом Федоровичем Батицким о моей дальнейшей службе. Главком неизменно успокаивал меня:

— Дослуживай в Венгрии спокойно, я тебе держу хорошее место. Получилось же так, что по возвращении в Союз П. Ф. Батицкого на его должности я не застал. Руководство страны приняло совершенно абсурдное решение передать войсковую ПВО в ведение Главнокомандующего войск ПВО. Батицкий с этим был категорически не согласен и написал рапорт, что в случае принятия данного решения он подаст в отставку.

 

Решение приняли, а Маршала Советского Союза П. Ф. Батицкого отправили в «райскую группу» генеральных инспекторов Министерства обороны. Время показало правоту Главкома: через пять лет все возвратилось на круги своя.

Последние семь лет службы в Вооруженных Силах, с 1978 по 1985 год мне пришлось работать на должности генерал-инспектора инспекции Войск ПВО страны. Поскольку мне приходилось согласовывать массу различных документов с родами войск и служб, а право подписи имел только начальник Главного штаба войск ПВО страны, на это затрачивалось много времени. Оформление документов, иногда весьма срочных, задерживалось. Исходя из этого новый Главком ПВО страны, Главный маршал авиации Александр Иванович Колдунов принял необдуманное решение: мою должность, напрямую подчиненную ему, передать в ведение начальника Главного штаба. После изменения в оргштатной структуре моя должность стала называться следующим образом: генерал-инспектор инспекции войск ПВО страны и дружественных стран (ДС) — заместитель начальника Главного штаба войск ПВО страны по вопросам ПВО ДС. Ведь кроме стран Варшавского Договора мы сотрудничали и держали постоянную связь с более чем пятью десятками государств и Комитетов, которые вели борьбу за свое освобождение в Азии, Африки и Латинской Америке.

2_cm.jpgДолжность заместителя давало мне основание подписывать все документы направляемые в ГШ, в виды ВС и управления и получать оттуда всю корреспонденцию непосредственно на мою воинскую часть. Особенно хотелось бы отметить такие страны как Аргентина, Бразилия, Ливия, Сирия, Индия, Ирак, Кипр. Они располагали возможностями для приобретения техники и сразу же оплачивали поставки. Страны, которые в меньшей степени обладали валютными средствами, расплачивались поставками различной продукции, что тоже было неплохо. В общем, на поставках военной продукции мы зарабатывали для страны многие миллиарды долларов. Связь с этими странами проводилась через 10-е Главное управление Генштаба СССР и Государственный Комитет Экономических Связей (ГКЭС). В нашу компетенцию входило решение всех вопросов, затрагивающих ПВО. Мы занимались приемом иностранных военных делегаций, переговорами, показом техники и вооружения, разрешенной к поставкам в разные страны.

В центрах ПВО и военных училищах обучали иностранных специалистов. Готовили и проверяли поставляемую воен- ную технику и вооружение, а при выходе ее из строя отправляли запасные части. Для обслуживания техники и обучения в дружественные нам армии подбирались и направлялись наши военнослужащие по должностям: советники, специалисты по обучению личного состава, старшие групп. По истечению сроков проведения регламентных работ на технике и вооружение на короткое время посылались специальные группы, которые выполняли эти работы на местах. Мне приходилось, как пред седателю комиссии от войск ПВО, производить подбор и подготовку различных специалистов для отправки за рубеж и согласовывать их кандидатуры с 10-м Главным управлением ГШ и ГКЭС. Характерно, что для каждой страны ЦК КПСС и правительство принимало специальное решение и устанавливало спецификацию для комплектации отправляемой техники.

3_cm.jpgБез данного решения поставка серийной техники и вооружения за границу не проводилась. После заключения договора ГКЭС со сроком поставки 10-е ГУ ГШ решало сколько и каких специалистов в какую страну отобрать, оформить и направить. Устанавливались сроки обучения специалистов той страны, которая приобрела эту технику, и время их прибытия к нам на обучение. На заключительном этапе подготовленные нами иностранные специалисты проводили боевые стрельбы на полигоне. На них прибывали военные и гражданские руководители этих стран, чтобы убедиться в подготовленности своего личного состава по использованию этих комплексов. Переучивание личного состава занимало не менее шести месяцев, на все это время требовались переводчики. Переводчиков не хватало и мы брали, иногда, студентов 3—4 курса института иностранных языков. В данном случае руководство института на выделение студентов шло охотно, так как они получали хороший навык в разговорной практике и получали определенную специализацию.

Неоднократно мне приходилось выезжать в страны Варшавского Договора, а также в Ливию, Сирию, Алжир, Северную Корею, Монголию, Китай, Кубу, Никарагуа, Тунис и другие страны, куда поставлялась советская боевая техника и вооружение. Вместе с представителями 10-го ГУ ГШ мы проверяли работу наших специалистов, преподавателей. В Алжире была построена и открыта даже Военная Академия, где работало много наших специалистов. Качество их работы мы тоже проверяли. На местах встречались с руководителями этих стран и решали вопросы, связанные с техникой, с размещением и питанием специалистов, организацией условий их работы.

4_cm.jpgПо окончании проверки там же на месте делали разбор, указывали на недостатки, давали срок для их устранения. Разъясняли, как лучше вести работу на месте пребывания и как эффективно держать связь на месте с Генштабом. Бывали, но редко, случаи, когда мы отзывали наших специалистов за некомпетентность, нежелание служить. В наших посольствах мы тоже делали доклад о проделанной работе и отношении местной стороны к нашим специалистам, что было крайне важно. Капитальный ремонт техники проводился путем возвращения ее в нашу страну на ремонтных предприятиях. В странах, имеющих достаточно валютных средств, строились заводы капитального ремонта. Подряды по строительству брал Советский Союз. Находили субподрядчиков от других стран ВД, однако контролем за сроками и качеством стройки, поставкой оборудования и подготовкой специалистов по ре монту занимались наши специалисты. Напрямую по службе результаты поездок я докладывал Главкому ПВО А. И. Колдунову и начальнику 10-го ГУ ГШ генерал-полковнику Зотову. Работал я с огромным интересом и желанием, тем более, что мне пошли навстречу и продлили срок службы до 65 лет. Однако из армии ушел несколько раньше: стал замечать, что слабеет память, да и годы давали о себе знать. По моей личной просьбе 28 октября 1985 года я был уволен в отставку по выслуге установленного срока военной службы в Вооруженных Силах СССР. Прослужил я в армии 46 календарных лет, а с учетом войны и прочего выслуга составила 58 лет. Послевоенная моя служба была отмечена орденами Красного Знамени, Красной Звезды, «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» 3-й степени, медалью «За боевые заслуги» и рядом юбилейных медалей.

 

СЕМЬЯ

 

5_cm.jpgПока я служил, учился и снова летал по дальним странам, дома у меня оставалась семья. Она была создана 22 июля 1944 года. С моей женой Тамарой Ивановной мы прожили неразлучно более 49 лет. Я вспоминаю начало нашей совместной жизни, которое было не столь праздничным. На курсах в Моздоке жилья для семейных не было, и нам пришлось снимать комнату в частном доме. Хозяева относились к нам хорошо, вместо платы попросили помочь им с топливом. Руководство курсов пошло нам навстречу и выделило из резерва уголь. Потом возникла проблема с питанием для жены. Пока я был холост, на фронте без особых колебаний подписывался на государственный заем на два, а то и на три оклада. На курсах же фронтовые, а это 50% денежного оклада, с нас сняли. Приходишь получать зарплату и только за нее расписываешься — там вычет на заем, а наличных денег почти не видишь. Спасибо начальнику курсов генерал-майору Кваде, который своим приказом дальнейшую выплату займа прекратил, и нам стали выдавать зарплату без вычетов. Характер у Тамары Ивановны был уравновешенный, уважительный и заботливый. Жена моя, работая в ресторане «Москва», где питались во время войны некоторые члены правительства, овладела профессией кулинара в совершенстве. Она все что угодно могла сделать из продуктов и так украсить блюдо, что смотреть на него было одно загляденье. После войны, когда молодежь в части стала жениться, многие молодые жены опыта в приготовлении пищи не имели. Шли за советом к Тамаре Ивановне. Она охотно передавала всем свои знания. Семья моя, правда, не столь многочисленна, как у моих родителей.

По месту рождения детей в метрике мы с женой вспоминали наши далекие гарнизоны. В сентябре 1946 года в военном госпитале города Гензана (Севернал Корея) родилась первая дочь Светлана. Регистрации о рождении в этом городе не было, нужно было ехать в Пхеньян, а я не мог, да и не хотел. Мало ли что произойдет в жизни — вдруг понадобится справка, где ее искать? Поэтому нашу дочь мы зарегистрировали только в 1949 году в Пречистенском сельском совете. После нашего возвращения из отпуска, 17 июля 1949 года родилась вторая дочь — Татьяна. Она появилась на свет в городе Артем Приморского края в шахтерской больнице. Выписалась из больницы жена с несовсем здоровым ребенком из-за антисанитарных условий. Детских поликлиник в гарнизоне не было. Хорошо, что рядом в городке Центральная Угловая проживала детский врач Вера Васильевна Кондратьева. Она была женой заместителя комдива 7-й иад по тылу. Вера Васильевна поставила нам дочку на крепкие ножки. Потом ей пришлось лечить Тамару Ивановну. В общем, это была жизнь со всеми ее сопутствующими проблемами. Мы очень любили друг друга и своих детей. Здоровье жены немного поправилось, когда меня перевели в Геленджик. К тому же растить детей нам помогала приехавшая мать жены, Ксения Дмитриевна.

Когда я начал учиться в Монинской академии, остро встал вопрос с жильем. Кто же пустит в дом семью офицера с двумя детьми?! Только за большие деньги. Я пошел к председателю исполкома Мытищинского района, чтобы выделили участок земли. Потом поездил по окрестностям и купил дом, который постепенно перевез и поставил на выделенном участке. Чтобы купить дом продали одежду жены, заняли денег у родственников. Зато у нас появилось свое жилье, и многие проблемы были сняты. Этот дом около станции Валентиновка послужил нашей семье десять лет. Мы продали его после того, как я закончил академию Генштаба. О службе в Прибалтике напоминает сын, родившийся 20 июня 1958 года в городе Рига. Согласно семейной традиции и по единодушному решению он получил имя Иван. За пять лет до этого жена перенесла тяжелую операцию щитовидной железы, и врачи не советовали ей рожать, но она настояла на своем. Родился мальчик, которого так долго ждали. Недостатка во внимании ему не было, так как в доме было две няньки — сестры. Забота о детях (одна из самых насущных забот человеческих) целиком лежала на жене моей, Тамаре Ивановне. Но не это было самое утомительное для нее, потому что хлопоты о детях приятны. «Главное, — как сказал один старый летчик, — жены наши умирают от страха за нас даже в мирное время, потому что не знают, живы ли мы. А нам легче: мыто знаем точно, что покуда мы еще живы!»

Возвращаясь с полетов, командировок знал, что дома меня все ждут, как бы поздно я не пришел. Дети выросли, во время учебы в школе испытав все «прелести», связанные со службой их папы. Светлана сменила 9 школ, Таня — 7 школ, Ваня — 3 школы. Однако, несмотря на это, все дети получили высшее образование. Сын Ваня после окончания МВТУ им. Н. Баумана служил срочную службу в Вооруженных Силах. В период службы принял решение остаться в армии. Прослужил он 21 календарный год на инженерных должностях в войсках ПВО и ВВС. В последнее время служил главным специалистом в Государственной Технической Комиссии при Президенте РФ, откуда в 2002 г. ушел в запас в звании полковника. Устроился работать в одной из московских фирм. Дочь Татьяна долгое время работала врачом-гинекологом. Сейчас вот уже более 10 лет возглавляет Медицинское управление Восточного ад министративного округа города Москвы. Избрана действительным членом Академии медико-технических наук Российской Федерации высшей категории по организации здравоохранения. Награждена Почетным знаком Московского городского фонда ОМС, знаком «Отличник Гражданской Обороны СССР». Она — заслуженный врач Российской Федерации. Работая ее связана с медицинским обеспечением ветеранов. Дочь Светлана долгое время работала заведующей здравпунктом в Подольском районе и тоже была связана с оказанием медпомощи ветеранам. В настоящее время она уже на пенсии, инвалид второй группы.

В начале семидесятых у детей стали создаваться свои семьи. Вскоре один за другим пошли внуки и внучки — Павлик (1970), Дмитрий (1971), Елена (1972), Андрей (1977). 23 февраля 1990 года в семье сына родился еще один Иван Иванович Цапов. К моему большому огорчению внуки и внучка не получили высшего образования, хотя трое из них поступали и проучились 2—3 курса, но потом ушли сами. Тут еще время наступило с начала 90-х такое, что они посчитали, что высшее образование необязательно. Это большая глупость! Вся надежда у меня на младшего внука Ваню. Правнук у меня один, правнучек трое, но все они еще маленькие. Случилось так, что моя Тамара Ивановна ушла из жизни намного раньше меня. Болезнь была неизлечима. Возможно, в этом виновата моя служба в армии: частая и резкая смена местности с другими климатическими условиями. Ведь мы с ней объездили всю страну: Кавказ, Дальний Восток, Крым, Прибалтика, Урал, Украина, снова Кавказ. Жили в дальних райо- нах и городках с минимальными бытовыми удобствами. Думаю, что это в какой-то мере подорвало ее здоровье. Во время болезни я старался развлечь ее, растормошить, повезти куда-то, чтобы она поверила: вот-вот ее вылечат, вот-вот ей станет лучше. И она, чтобы не огорчать меня, уверяла, что ей в самом деле становится лучше. А потом ее не стало. Произошло это 17 декабря 1992 году.

И наша большая семья притихла, сникла. Я солдат и смолоду привык к тому, что в жизни неизбежны утраты. Из нашей большой семьи Цаповых сейчас у меня осталась лишь одна сестра Клавдия Ивановна. Ей 86 лет. Всю жизнь она проработала на заводе им. Лихачева. Участвовала в обороне Москвы и является ветераном труда военных лет. Главное, чтобы жизнь наша в любом возрасте имела цель, смысл и дарила нам близких друзей. Очень мне помогают дети. Как это хорошо, что они есть и находятся рядом! Советуются со мной и мне советуют. Особенно неоценима их помощь, связанная с состоянием моего здоровья. Если бы спросили меня, хотелось бы мне что-то изменить в прожитой жизни, то я бы ответил отрицательно. Нет. Жизнь была трудной, но я считаю, что принес определенную пользу стране и Вооруженным Силам, как в годы войны, так и после. Все что было в моих силах сделал, ибо у моего поколения было сильно развито чувство патриотизма и любви к своей Родины. Такое нам выпало счастливое время.

 

продолжение следует…

©публикуется с разрешения автора Цапова И. И.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

« Пред.   След. »