РАСПРАВЛЕННЫЕ КРЫЛЬЯ
Жизнь в небе и на земле ч.15
Автор Цапов И.И.   

УСПЕХ ВОЗДУШНОГО БОЯ

2_cm.jpgНа первый взгляд кажется, что воздушный бой непредсказуем и ведется, хаотично, стихийно, в общем, как кому повезет. Это в корне неверно. Нас, молодых летчиков, война в 1941 году застала врасплох. Мы не были как следует к ней подготовлены: не умели  стрелять по конусу, а тем более по воздушным целям, проводить даже учебные воздушные бои.

 

 

 

Всему этому нам пришлось обучаться на ходу в реальной боевой, а не учебной обстановке. Учились на собственных ошибках. Довольно быстро в реальных условиях мы узнали технические возможности, достоинства и недостатки самолетов противника в сравнении с нашими. Конечно, они значительно превосходили наши И-15бис и И-153. Мы поняли, что наши самолеты в сравнении с машинами врага мало пригодны для вертикального маневра, здесь у противника явное преимущество. Следовательно, вести бой можно только в горизонтальной плоскости. Но как его вести? Только становясь в круг и защищая, таким образом, друг друга. Это была вынужденная пассивная оборона. Тем самым инициативу боя мы отдавали в руки противника. Теперь он решал, как нас атаковывать и откуда. Мы же свое оружие использовали только для отражения атак. Только при таком построении можно было иметь возможность вести бой и даже добиваться успеха. По возможности мы старались сами атаковать, но неизменно возвращались после атаки снова в спасительный круг. При этом огонь из нашего оружия не сразу мог нанести машине противника решающие повреждения. Требовалось несколько атак, а их производили разные летчики. К тому же смотреть после атаки подбит или нет самолет — непозволительная роскошь. На это в бою нет времени. Вот почему в первые годы войны у летчиков, в большинстве своем, имелись только групповые победы и изредка личные. Это происходило, если при первой атаке по самолету врага пули попадали или в летчика или в бензиновые баки. Бой целиком строился на умении летчиков держаться друг друга. Выход из круга означал гибель. Одиночный самолет становился легкой добычей врага. Звено из трех са молетов, чтобы там ни говорили, в то время еще оправдывало себя, так как круг из трех самолетов уже можно построить, а из двух — проблема. Круг применялся только в бою с истребителями противника. Для боя с бомбардировщиками врага мы использовали следующую тактику. Важную роль играло своевременное обнаружение их, занятие исходного, выгодного положения и неожиданная атака с ведением прицельной стрельбы из всех видов оружия. Повторные атаки, как правило, из-за малой скорости наших истребителей не производились. Так строилась тактика воздушных боев в 1941—42 гг. на самолетах И-15бис и И-153.

00_cm.jpgПопутно мы осваивали полеты в сложных метеорологических условиях, в облаках. Хорошо помню, когда впервые попал в облака, то вышел из них с большим креном буквально в нескольких десятках метрах от земли. Что касается И-16, то летчики на них применяли смешанный маневр, в зависимости от обстановки. Они вели бой или на полувертикали или в том же круге, но бои вели активно, проявляли свою выучку и бесстрашие. С получением самолетов более совершенных конструкций, ЛаГГ-3, а затем Ла-5 наша тактика ведения воздушного боя коренным образом изменилась. Теперь мы стали драться с врагом в любых условиях и на равных. При этом вновь прибывшие молодые летчики сражались с врагом не хуже «стариков », так как новые самолеты и их оружие позволяли добиваться победы в более выгодных условиях, чем в начале войны. При равенстве, а то и превосходстве ТТХ мы перешли к наступательной тактике ведения боя с использованием вертикального маневра. Вот здесь третий самолет в звене стал сковывать маневр и превосходство в скорости всей остальной группы. Мы перешли к звену из четырех самолетов, состоящих из двух пар. Такая группа способна была вести бой даже с численно превосходящим противником. Нужно сказать, что новая тактика истребительной авиации в то время быстро доводилась до всех летчиков. Да мы и сами в разговорах между собой очень часто передавали друг другу новые приемы, новые тактические находки. Дошла до нас и знаменитая покрышкинская «этажерка ». Напомню, что она состояла из трех групп самолетов эшелонированных по высоте. Внизу находилась ударная группа, которая с большим успехом действовала по большим группам бомбардировщиков. Вторая группа прикрытия находилась выше первой и отсекала истребители прикрытия врага. Третья группа резерва находилась выше всех и использовалась в зависимости от обстановки для помощи первой или второй группе. Она наносила внезапный удар в решающий момент боя, чтобы переломить его ход в нашу пользу.

Чтобы успешно провести воздушный бой нужно было учитывать многие его составные элементы. Во многом успех определяется умелыми и продуманными действиями ведущего. К ним относятся прежде всего:

— способность заранее построить и вовремя начать бой;

— определение, когда и с какого направления, в какой момент времени пойти в атаку или принять бой;

— когда решение на бой принято и группа построена, производить резкие маневры перед самым боем можно только лишь в исключительных случаях;

— оценка метеорологической обстановки в районе боя и максимальное ее использование в свою пользу: днем заходить в атаку со стороны солнца, ночью — с темной стороны на светлую;

— лучше всего наносить удар по противнику внезапно.

Если есть облака, то идти под ними, по самой нижней кромке. Сверху тебя не видно, а снизу хороший обзор для наблюдения;

в ходе боя непрерывно оценивать его ход, не терять управления и вовремя принимать решения, чтобы поставить задачу второй или третьей группе.

До боя летчики должны быть «слетаны». Хоть несколько раз группа должна слетать вместе, отработать совместные маневры. Нельзя новичка сразу бросать в бой. Он должен облетать район боевых действий в более-менее спокойных условиях, запомнить ориентиры, психологически привыкнуть к полету в реальных боевых условиях. Важно, чтобы при потере ориентировки он мог быстро ее восстановить, так как топлива после боя будет чуть-чуть. Успех каждого группового боя зависел от слетанности пар, умелого взаимодействия их между собой, дисциплины каждого летчика и умения ведущего группы своевременно разгадать и ликвидировать любой замысел врага. Группа, обладающая такими качествами, всегда побеждала в бою даже с численно превосходящим противником. Так сражались в то время эскадрильи нашего полка. Сражались и побеждали. Однако, несмотря на опыт, заметный рост мастерства и внушительные победы мы продолжали критически анализировать свою боевую деятельность. Пришли к выводу, что более половины всех потерь в воздушных боях происходило все же из-за недостаточной групповой слетанности, отсутствия осмотрительности, слабой дисциплины летчиков и плохого управления действиями истребителей в бою.

Некоторые ведущие, увидев противника, еще до проведения атаки начинали перестраивать ведомых в какой-то другой строй. При этом упускали момент внезапной атаки по противнику, а тот в свою очередь сам начинал атаку. Хуже того, таким перестроением они показывали ему свою неуверенность, и враг охотно шел на такую группу. Это тоже приводило к потерям.

0_cm.jpgВ 5-м uan, а затем и в 71-м uan на боевых самолетах в нашей эскадрилье мы никогда не рисовали звездочки по количеству сбитых. Исключением из правил были самолеты Егора Костылева и комиссара полка Матвея Ефимова, но это произошло, когда они стали Героями Советского Союза. Мы же считали рисование звездочек не особо этичным по отношению к своим ведомым. Ведь они прикрывали ведущих в бою, на равных обеспечивали успешное выполнение боевой задачи. Вот почему, когда в кутерьме группового боя удавалось сбить самолет врага, то он записывался на всю группу. Потом производился пересчет в так называемые «приведенные единицы». Т.е. у летчика суммировались личные и групповые победы. Если самолет был сбит четверкой, то приведенная единица была 1 /4, если парой — то ½. Так, например, мой друг Иван Минаев к февралю 1943 года имел 19 побед. Три самолета врага были сбиты им лично, а в приведенных единицах его боевой счет составлял 8,2 самолета врага. Я считаю, что такой подсчет побед наиболее правильным и справедливым.

1_cm.jpgНужно сказать, что штаб полка тщательно фиксировал все наши достижения. Помню как после прорыва блокады был вывешен большой плакат «Боевой счет старейших и лучших летчиков 3-го гиап ». Из этой таблицы видно, что в зависимости от принимаемой системы подсчета рейтинг летчиков может меняться и даже значительно. Так, первый столбец фиксирует все победы вместе, как личные, так и групповые. Такой подсчет носит чисто психологический характер и более всего пригоден для газетчиков. Второй столбец отражает наиболее точные цифры реально уничтоженных самолетов врага. Также, за небольшим исключением, мы не разрисовывали самолеты разными чудовищами, игральными картами или красотками. Считали, что противнику нельзя показывать, кто есть кто в группе — так легче уберечь новичков в бою. Правда, помню, что у Егора Костылева на носу самолета была нарисована ярко-зеленым цветом раскрытая пасть крокодила.

Одно время, уже летая на Ла-5, я как-то нарисовал на киле мышь, а на руле поворота — кошку. Так, как игру в «кошки-мышки » я представлял себе стихию воздушного боя. Однако после этого начались какие-то отказы техники, и я стер свой рисунок. Единственное, что я себе позволил, так это сохранить неизменным номер самолета. С 1943 года до конца моего пребывания на фронте я летал на самолетах с бортовым номером 12. В современных условиях воздушный бой должен строиться уже под другому. Техника значительно изменилась: скорости и высоты полетов резко отличаются. Большую ответственность приобретают наземные органы управления, которые обязаны своевременно обнаружить, принять решение и навести на воздушные цели свои группы истребителей. От на земного персонала в большей степени зависит успех воздушного боя. Это должны быть подготовленные кадры, хорошо представляющие себе характер современного боя, его особенности, и способные принимать ответственные решения за начало боя и его дальнейший исход. Они должны грамотно вывести группу самолетов на воздушные цели непосредственно для атаки с наиболее выгодной позиции. Лобовая атака в современных условиях может произойти в исключительных случаях, а повторные атаки целей с учетом скорости будут затруднены, так как они потребуют повторных наведений и принятия решений наземного КП на них.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

« Пред.   След. »