РАСПРАВЛЕННЫЕ КРЫЛЬЯ
Памятка новичку № 7
Автор DEDA   

ГЛАВА 7

0_cm.jpg«В отношении немецких летчиков у меня сложилось твердое мнение, что в открытом воздушном бою – «кто кого» – они все же не блистали отвагой. Используя высокие летно-технические характеристики « Me-109» и напрочь лишенные в 1943 году господства в воздухе, они старались сбивать наши самолеты, как говорится, «из-за угла»: при отрыве малоопытных летчиков, подбитых или аварийных самолетов от боевого порядка; на взлете и посадке; штурмовиков и бомбардировщиковна выходе из атаки.

В бою они как бы пробовали силу противника, и если тот проявлял мастерство – на своем не настаивали. Помню, как в Румынии, по моей команде, в разных боях – Мариинским и Бургоновы – были сбиты немецкие истребители, настойчиво пытавшиеся атаковать меня – с трудом я выводил машину из-под огня. На первом начальном этапе войны их летчики имели высокую летную подготовку, охотно вступали в бой, в воздухе вели себя уверенно и дерзко. Но уже ко второй половине 1943 года, когда их асы в значительной мере были выбиты, эти особенности стали для немцев редким исключением. Мне не раз приходилось атаковать самолеты, которые управлялись откровенно слабыми летчиками и вместо выполнения маневра, позволившего вывести машину из-под огня, они лишь пытались разогнаться по прямой или перекладывали самолет с крыла на крыло. Как и большинство наших летчиков, они погибали, не освоив, как следует, самолет и, не сумев преодолеть страх в такой ситуации, когда противник сзади и вот-вот откроет огонь». Архипенко Ф. Ф.

В воздушном бою каждый из пилотов, равных по опыту и мастерству, всегда старается выиграть бой за счет собственных тактических наработок, т. е. делает все, чтобы «перекрутить» своего противника, мешая ему применять его излюбленные при емы. Умение вести схватку в воздухе тесно связано с психическим состоянием пилота и его способностью к самообладанию. Испуг, робость, тревога, подавленность, смятение могут не дать даже опытному виртуальному пилоту реализовать в бою свое техническое мастерство. Тактическая зрелость истребителя определяется его прошлым, т. е. боевым опытом. Чем больше он имел встреч с опытным и сильным противником, тем выше должно быть его тактическое мастерство. Я понимаю под тактикой не только сознательную реализацию опыта и летного мастерства, но и боевое мышление, реакцию, эмоции и другие качества. Самые опасные пилоты те, кто, анализируя и оценивая действия противника, копят тактические наработки, превращая их в свой «золотой запас», из вылета в вылет, развивая свою боевую индивидуальность.

 

 

1_cm.jpgСхема воздушного боя от 12.03.42 12:30–13:36. Шесть «И16» (вед. Вас. Голубев) из 4-го гиап вылетали на прикрытие войск 54-й А в районе Погостье -Шала. Увидев «Хш-126», наши летчики с ходу РСами и пулеметным огнем подожгли его, и он упал на лед в двух км от вражеского берега. 14:00–15:00. Шесть «И-16» из 4-го гиап прикрывали войска 54-й А. При возвращении на свой аэродром, ведомый Вас. Голубева В. Дмитриев заметил сзади разрывы зенитных снарядов и дал сигнал ведущему. Голубев развернулся и в лобовой атаке с первой же очереди сбил «Ме-109». Тут же Голубев атаковал ведомого «Ме-109». Бой вели на виражах. Второй «Ме-109» сделал горку, попытался уйти вниз, но был сбит перекрестным огнем Байсултанова и Е. Дмитриева.

 

 

1a_cm.jpgМолодые виртуальные пилоты еще плохо понимают истинное значение основ маневрирования. Для них самолет – просто машина, которая должна принести их пушки поближе к мишени. Воздушный же бой мало походит на бой пехотинца. Нужно всегда помнить об этом или идти развлекаться в CSS. Там можно, виляя бедрами, уклониться от автоматной очереди. В виртуальном небе серверов эти номера не проходят. В последних главах «Памятки новичку» я уделяю вопросам тактики и маневрированию особое внимание.

Почему это так важно? Приведу типичный пример. На одном из серверов я встретил на своем видавшем виды «И-16» «Ме-109» на высоте 3500. Обычный встречный бой один на один. Преимущества по высоте и скорости не 1b_cm.jpgбыло ни у меня, ни у противника. Еще на этапе сближения я сконцентрировался и был готов к любым неожиданностям. Атаки в лоб я не хотел. В воздушном бою все происходит за считанные секунды, но любому решению предшествует мгновенный и почти бессознательный анализ ситуации. В эти драгоценные мгновения и происходит выбор тактики. Чаще всего в воздушном бою нет времени на выяснение реакции противника на активные ложные действия. Да их и не было нужды использовать в этом случае. Мы сближались секунды, но вы бы точно успели прочитать вот это: «Подготовительные действия к атаке вражеского самолета активно осуществляются при помощи мгновенной концентрации и выбором маневра».

Но все это теория. Практика порой удивляет примерами тактической неграмотности, 1d_cm.jpgграничащей с тупостью. Еще на этапе схождения было видно, что «Ме-109» медлит и тщательно уходит от лобовой атаки. Это меня изрядно позабавило. Он словно решил «на козе» объехать мой самолет. Знаете, так по дуге меня и обогнул! Если бы он «ехал» и дальше, я бы его отпустил. Ситуация была неинтересная. Мне все уже было ясно. Но он словно забыл, вставая в вираж, что перед ним «И-16», и ни у кого нет преимущества в скорости и высоте. Когда я написал выше, что ушел бы – я не лукавил и не приписывал себе лишние очки (порой сам такие ляпы допускаю – вспоминать тошно). Пока противник «неожиданно» делал что-то среднее между виражом и боевым разворотом, я уже ждал открытия корпуса, так как давно сам сделал классический боевой разворот. Расстреляв «Ме-109», так и не 1dd_cm.jpgдав ему развернуться, я закончил бой за секунды. Для резюме я бы вывел такое простое правило для новичка- истребителя No 0: «Если противник медлит с атакой или с маневром – первым должны маневрировать и атаковать вы». Действуйте на опережение. Развивайте скорость своего летного мышления. Не ждите! Не приписывайте вашему противнику качеств, которых у него нет! Не ждите чуда! В скоротечной воздушной схватке «один на один» секунды работают или на вас, или против вас. Будьте нацелены на атаку! Будьте агрессивным!

Эффективная воздушная тактика наиболее ярко проявляет себя в атаках и контратаках. Контратаки, в свою очередь, могут быть ответные, встречные и повторные. Но атакующий истребитель может рассчитывать на успех только в случае, если провел атаку своевременно и желательно неожиданно для противника. В этом состоит его тактическое преимущество по отношению к обороняющемуся истребителю или бомбардировщику, ибо инициатор действий – нападающий, и именно он должен начать собственную атаку первым в момент наибольшей готовности. Вот всегда «быть в готовности» – самое главное. Для завязки боя в выгодной позиции времени всегда не хватает. Если после атаки с дальней дистанции самолеты новичков обычно оказываются в непосредственной близости друг к другу, то начинают бессознательно борьбу в первую очередь за выгодное положение. Атаки продолжают короткими (у кого получается) разворотами-виражами и интенсивным огнем. Но что ценнее? Сразу развернуться или разорвать дистанцию? Ценнее, чаще всего, второе. Ставьте высоту на первое место. Скорость, дистанцию и выгодное положение на второе. Атаку и хорошую стрельбу на третье. Действуйте быстрее, чем успеваете осознать, что вы делаете. Чаще применяйте на практике простой «боевой разворот». Не путайте его с глубоким виражом! Мой «Ме-109» не смог или не захотел разорвать дистанцию, чтоб оказаться вне пространства огневого поражения и ограничил свое маневрирование в этой зоне «быстрым разворотом». За что и поплатился. Вы очень часто будете иметь дело с такими встречными боями и желанием развернуть самолет первым. Обычно победа достается в них не самым быстрым, а тактически уверенным в себе пилотам, предпочитающим думать. Они разменивают опасный во всех отношениях разворот на набор высоты. Так они делают первый шаг к победе.

 

 

2d_cm.jpgСхема воздушного боя от 14.02.43 Шесть «ЛаГГ-3» (Татаренко -Рябушкин, Цапов -Шестопалов, Минаев Жучков) прикрывали поле боя, эшелонируясь по высоте от 1000 до 800 м под облачностью. Видимость была хорошая, команды наведения группа получала по радио с ГКП. В 16:35 летчики получили команду по радио: «Со стороны Пушкина направлением Красный Бор идет группа «Ю-87». Первую группу «Ю-87» обнаружили на высоте 900 м под облаками.

Из донесения гв. капитана Татаренко: «…На высоте 2000 −1000м в районе Красный Бор заметили группу в количестве 15-ти «Ю-2a_cm.jpg87». Сходу всей шестеркой атаковали их в лоб. «Ю-87», не выдержав атаки, начали отворачивать и беспорядочно бросать бомбы. На отвороте в паре с Рябушкиным я атаковал ведущего и одной очередью с дист. 200–20 м, ударил по мотору и кабине. «Ю-87» упал в районе дер. Степановка и при падении взорвался. Затем с горки я зашел в хвост второму «Ю-87» и атаковал его. Огонь вел с дист. 100–20 м, падение не проследил. В это время подошла вторая группа в количестве двадцати «Ю-87», «Ме109» и «ФВ-190». Наша шестерка заставила их сбросить бомбы куда попало. На развороте я удачно атаковал одного «Ю-87» снизу по фюзеляжу, огонь вел с дист. 50-100м. Самолет противника перевернулся, с высоты 200 м врезался в землю и взорвался. В это время мне заходил в хвост «Ме-109», 2b_cm.jpgно Рябушкин атаковал его и подбил. «Ме-109» с дымом и со снижением ушел в сторону Тосно. «ФВ-190» пытались атаковать нас при выходе из атак по «Ю-87». Меня атаковал «ФВ-190», но Рябушкин отбил его атаку и с дист. 100–10 м под ракурсом ¾ сзади сразу же сбил его. «ФВ-190» врезался в землю.

Из донесения гв. капитана Цапова: «Первой же атакой спереди сверху я сбил одного «Ю-87», который упал в районе дер. Степановка. Через несколько минут появилась вторая группа в количестве 18-ти «Ю-87». Всей группой мы атаковали ее сверху. В паре с Шестопаловым я произвел несколько атак по одному «Ю-87» и подбил его, падения не наблюдал». Из донесения гв. капитана Минаева: «Я в паре с Жучковым атаковал одного «Ю-87» сверху спереди. «Ю-87» загорелся и беспорядочным падением пошел к земле. После первой атаки, набрав боевым разворотом высоту, я атаковал два «Ю-87» сверху сзади, огонь открывал с дист. 100–50 м. «Ю-87» задымил и пошел со снижением на свою территорию. После боя с «Ю-87» собрались всей 2dd_cm.jpgгруппой и продолжали барраж». Из вывода зам. командира 3-й аэ гв. капитана Татаренко: «Гвардии капитан Минаев атаки производил правильно, но не энергично. Как недостаток,в первой атаке была велика дистанция открытия огня — до 400 м. Оторвался от основной группы».

 Из заключения командира 2-ой аэ гв. капитана Каберова: «1. Действия Цапова считаю правильными. Быстро оценив обстановку в первом этапе боя, и видя, что истребителей противника нет, вмес те со своим ведомым атаковал и сбил один «Ю-87». Заметив появление «Ме-109» и «ФВ-190», сразу же связал их боем, тем самым не дал им возможности атаковать «ЛаГГ-3» ударной группы. 2. Быстрота атак, смелость и инициатива Цапова дала возможность ударной группе «ЛаГГ-3» безнаказанно сбить и подбить восемь «Ю-87» и один «ФВ-190». В результате этого боя, проходившего преимущественно на встречных курсах, противник потерял семь «Ю-87»: два «Ю-87» сбил Н. Шестопалов, по одному «Ю-87» — Д. Татаренко, И. Цапов. Минаев и Жучков, Цапов и Шестопалов в паре сбили по «Ю-87». Один «ФВ190» сбил Рябушкин. Еще один упавший «Ю-87» был записан на группу Татаренко — Рябушкин — Цапов — Шестопалов. Пять самолетов противника ушли с поля боя подбитыми. В 17:10 четыре «И-153» из 71го иап (вед. Кучерявый) на высоте 600 м в районе Ульяновка отразили атаку двух «Ме-109», пытавшихся атаковать «Ил-2» при выходе после штурмовки. Два «Ме-109» одновременно сверху сзади атаковали «И-153» ст. сержанта Образцова. Самолет загорелся и, предположительно, упал в районе Колпинская колония. Самолеты над целью обстреляны сильным огнем ЗА и автоматов.

 

Но давайте продолжим разбор боя со «109-м». Казалось бы, где тут тактическая изюминка? Все просто: боевой разворот, бой за угол выигран, победа предсказуема. Но если вы внимательный читатель, то давно заметили, что я пишу в «Памятке новичку» не о секретах, которых просто не существует. Почти не разбираю бои. Не выписываю рецептов выживания в виде одной таблетки от всех наших «детских болезней», а размышляю вместе с вами о самом уязвимом месте каждого пилота: пассивности тактического мышления. Весь этот бой – беспрерывная череда тактических ошибок. Все действия предсказуемы. Решения ошибочны. Пассивность в каждой секунде дуэли. Вижу, что «109-й» не смог быстро приспособится к неожиданно сложившейся ситуации. Действовал шаблонно. Сразу встал в вираж. Не знаю уж, какие мысли роились в голове этого пилота, но жил он с ними не долго. Вот для чего нужно воспитывать в себе интерес к основам тактически грамотной воздушной войны. Хорошая тактика не сделает вас безупречным, но, вкупе с самодисциплиной, самоанализом проведенных боев в интернете, сделает вас сильнее. Но не предъявляйте к себе сразу слишком завышенных требований, для выполнения которых вы еще не обладаете достаточным опытом. Беспорядочный выбор условий и моментов для атак или маневров – комплексная тактическая ошибка, которая часто проявляется в действиях молодых пилотов. Исправить ее можно, лишь постепенно изменяя подход ко всей виртуальной летной жизни в целом. Нужно, по возможности, выбирать день, выбирать час, выбирать сервер, наиболее подходящие для поставленных самому себе задач и вашей собственной квалификации. Выходить на сервера в паре и группе. Учиться взаимодействию с азов.

 

 

3_cm.jpgСхема воздушного боя от 30.05.44 Четыре «Ла-5» из 10-го гиап (вед. Гурьянов) вылетали на отражение налета авиации противника на корабли. Мл. лейтенант Солтыс отстал от строя, и в районе б. Вигрунд его самолет коснулся воды. Летчик погиб. В 14:35 в районе б. Вигрунд на высоте 2000 м встретили одного «ФВ-190». Гурьянов передал по радио своему ведомому: «По шел в атаку. Наблюдай за воздухом». Атакой сверху сзади с диет. 200–100 м сбил «ФВ-190», который врезался в воду. Четыре «Ла-5» из 3-го гиап (вед. Немков) вылетали на отражение авиации противника на корабли ОВМБ. Заметив юго-западнее б. Вигрунд отходящие в южном направлении группы до 30-ти «Ю-87» и 16-ти «ФВ-190», пошли на сближение.

В 14:45–15:05, догнав «Ю-87» в районе Азери, Немков дал команду: «Кучеров, атакуй. Я прикрою». Кучеров пошел на отставшего «Ю-87» и атакой сзади свер ху с дист. 150–50 м сбил его. Немков после атаки Кучерова сам пошел в атаку на второго «Ю-87» и сзади сверху с дист. 400–20 м сбил его. Выйдя из ата ки горкой, 3a_cm.jpgКучеров атаковал третьего «Ю-87» снизу справа. Результатов не наблюдал, так как в это время сам был атакован двумя «ФВ 190». Атаку отбил Харланов. Кучеров в это время заметил одного «ФВ-190», который пытался атаковать Харланова, пошел на него и заградительным огнем выбил его из-под хвоста. Харланов атакой сзади сверху с дист. 400–100 мм сбил еще один «Ю-87».  Выйдя из атаки, начали отход, но в это время заметили два «ФВ-190», которые преследовали Рыхлова. Отбивая атаку, Харланов сам был атакован двумя «ФВ-190» снизу сзади с диет. 600 м. Сделав горку, оторвались от них. Рыхлов, идя вслед за ведущим, заметил справа два «ФВ-190», атакующих Немкова. Завернув вправо, заградительным огнем заставил их отвернуть. На выходе из атаки заметил еще одного «ФВ-190», идущего левым разворотом вверх. Довернув, атакой сзади с диет. 100–80 м сбил его. 3b_cm.jpgРыхлов, выйдя из атаки, горкой пристроился к паре Кучерова. Немков, выходя из атаки на «Ю-87», пошел вниз и был атакован одним «ФВ-190» сзади с диет. 30 м. В результате прямых попаданий был подбит. Резким маневром ему удалось оторваться от «ФВ-190». Не дотянув до аэродрома, произвел посадку на воду в 700-х м от д. Гакково. Самолет разбит, летчик невредим. У «Ла-5» Харланова пробит гидробачок. Посадку произвел на а. Липово нормально.

Четыре «Ла-5» из 3-го гиап (вед. Чиняков) вылетали на прикрытие торпед ных катеров в Нарвском заливе. В 21:50 завязали бой с 18-ю «ФВ-190». В 22:00 в районе Тойла на высоте 2800 м Кухарев заметил два «ФВ-190» и со общил всем по радио. Ведущий второй пары Лапин, приняв сигнал, развернулся на них, его ведомый Кухарев во время резкого разворота сорвался в штопор. Выйдя из штопора, Кухарев заметил в хвосте Лапина два «ФВ-190». Сделав левый боевой разворот и сблизившись с ведущим «ФВ-190» до дист. 150–75 м, атакой снизу справа сбил его. Ведомый «ФВ-190» пошел со снижением и Лапин погнался за ним. В это время сверху сзади Кухарев заметил четыре «ФВ-190», идущих на Лапина, но Лапин, увлекшись погоней за «ФВ-190», 3d_cm.jpgсигналов о появлении четверки «ФВ-190» не принял. «ФВ-190», которого преследовал Лапин, с резкого полупереворота упал в воду юго-зап. б. Вигрунд. Самолет Лапина, преследуемый четырьмя «ФВ-190», загорелся и со снижением пошел в направлении наших торпедных катеров. Кухарев, довернув вправо, атакой сверху сзади с диет. 100–20 м сбил ведущего «ФВ-190». Выйдя из атаки левым боевым разворотом, выше себя заметил еще четыре «ФВ-190», которые его атаковали. Он резким маневром оторвался от преследующих его «ФВ-190» и пришел на аэродром. При отходе наших торпедных катеров от цели Чиняков, находясь на высоте 2000 м, заметил на высоте 1000 м два «ФВ-190», заходивших на их штурмовку, и пошел на них в атаку. «ФВ-190», обстреляв катера, горкой выходили из атаки. Чиняков сблизился с ведущим «ФВ-190» до диcт. 100 м и атакой сверху сзади сбил его. Второй «ФВ-190» на бреющем полете ушел в южном направлении.

В 21:58 на поддержку группы Чинякова поднялось четыре «Ла-5» (вед. Цапов). 3dd_cm.jpgНаходясь на высоте 2000 м в районе Балласте намного выше себя заметили воздушный бой. Пошли в набор высоты. В 22:15 на высоте 1000 м увидели сзади трех «ФВ-190», идущих на сближение. Сделав левый боевой разворот, вступили в бой. Цапов атаковал ведущего «ФВ-190» сзади верху с диет. 100–60 м и сбил. Ведомый «ФВ-190» зашел в хвост Цапову. Его Ведомый Негриенко, выбивая «ФВ-190» из-под хвоста Цапова, сам был атакован «ФВ-190». Затем Негриенко левым разворотом зашел «ФВ-190» в хвост, ведя огонь с дист. 150–70 м, заставил его отвернуть. Негриенко, набрав скорость, сделал горку, зашел в хвост ведомому «ФВ-190» и атакой сзади сверху с диет. 70–30 м сбил его. Кравцов после разворота влево, идя вслед за ведущим группы, заметил справа одного «ФВ-190», идущего со снижением к своей группе. Довернув вправо, пикированием пошел на него. Сблизившись до дист. 100–50 атакой сзади сверху сбил его. Выходя из атаки горкой, слева впереди заметил два «ФВ-190». Довернув влево, атаковал ведомого «ФВ-190» сзади снизу. «ФВ-190» левым переворотом ушли вниз. Не преследуя их, пошел к ведущему группы. Сбитие и падение семи «ФВ-190» в указанном районе подтверждают все экипажи 1-го гвардейского дивизиона ТКА.

 

Все тактические решения нужно делить на «простые» и «сложные». Что я имею в виду? Под «простые» подпадают воздушные поединки «один на один». А тактические решения, соединяющие в себе серию из одиночных воздушных боев или бои против нескольких противников одновременно – «сложным». Нужно учиться действовать и находить решения и в простой и сложной тактической ситуации. Это приходит с опытом, и учебники вам не помогут. А общие правила, даже будучи зазубренными, не всегда помогают. Они требуют доведенной до автоматизма боевой практики. Бесцельность боевых вылетов на сервере, которой грешат начинающие виртуальные пилоты, – скрытый и трудно распознаваемый порок. Это касается всех новичков без исключения, хотя об этом они даже не догадываются. Ошибка в том, что начинающий совершает свои полеты в течение недели на сервере, совершено не анализируя их. Его вылеты похожи один на другой. Джойстик работает сам по себе, а сознание находится в состоянии «анабиоза». Решение простое. Несмотря на то, что скажем «Ил-2», как симулятор, несет в себе элементы аркады, подчините свои полеты, четким целям и не работайте над всем и сразу.

Подавляющее число молодых пилотов слишком сильно увлекается самим состоянием пребывания в воздушном бою и после первых же побед обычно перестает заниматься совершенствованием техники исполнения тех или иных маневров с ботами. Старайтесь сделать процесс вашего тактического совершенствования непрерывным. Как же форсировать этот процесс? Увы, материалы по тактике воздушного боя, которые мне удалось прочитать на сегодня, содержат всего лишь общие рекомендации действий истребителя в паре или группе. Они почти не говорят о том, что и как нужно делать для достижения победы над противником. Поэтому для теории, которая рассматривает эти принципы вне боевого применения, все эти знания не всегда признаются одинаково важными для практического использования. Успешное же владение основными тактическими принципами воздушного боя находится в прямой зависимости от вашего творческого потенциала. От умения анализировать тактические приемы и делать из анализа правильные выводы.

Принципы тактического искусства историчны. Они почти не меняются как по содержанию, так и по форме с изменением условий и характера воздушной войны. Тактика, действующая в условиях поршневых самолетов первой мировой войны, не утратила своего значения и в наши дни. Хотя трактовка некоторых тактических наработок в течение времени претерпевает изменения, сами принципы лишь приобретают новое содержание на современном уровне развития истребительной авиации. Что можно отметить из этих основополагающих тактических принципов?

Принцип внезапности. Внезапность позволяет застигнуть самолет противника врасплох, парализовать его волю к сопротивлению, сковать его действия, лишить возможности быстро принять эффективные контрмеры, а в результате – уничтожить за минимально короткое время. Внезапность не является каким-то случайным актом, осуществляемым, например, в начале воздушного боя. Она должна лежать в основе всей боевой работы истребителя. Внезапность, полученная в начале боя, может через какое-то время исчерпать себя. Ее воздействие ограничивается коротким временем, необходимым противнику для преодоления неравных условий, вызванных вашей атакой. Поэтому в ходе навязанного противнику боя по вашему сценарию, необходимо в полной мере воспользоваться уже достигнутой внезапностью, так и стремиться к достижению новой внезапности. Скажем, введением в бой свежих сил вашей группы, подошедших с превышением. Достижение внезапности, применение неожиданных решений зависят от высокой тактической подготовки пилотов, знания противника, от вашей способности быстро оценивать и использовать сложившуюся в ходе воздушной схватки обстановку. Порочное стремление всюду быть одинаково сильным ведет к неверной оценке собственных возможностей, а, значит, к распылению крупиц накопленного опыта и, в конечном счете, к разочарованию в собственных способностях. Всегда помните: «Сильным надо быть там, где это необходимо и выгодно, а не там где можно легко достигнуть наибольшего успеха».

Принцип простоты. Маневрирование должно быть простым по замыслу, выполняться быстро, скрытно и неожиданно для противника. Быстрота маневра достигается его подготовкой в минимально короткие сроки, высокими скоростями исполнения и преодолением с ходу сопротивления отдельных самолетов против ника. При оценке могут допускаться две крайности – переоценка своих сил и недооценка вашего противника. Но недооценкане порок! Всегда атакуйте, если вы в выгодном положении. Атакуйте стремительно и уверенно, иначе противник предпримет необратимые контрдействия. Конечно же, не нужно без конца защищаться и также беспрерывно атаковать. Во всем должна быть золотая середина.

Принцип атаки с ходу. Встречный бой представляет собой разновидность наступательного воздушного боя, в котором обе стороны решительно стремятся уничтожить самолеты противника наступлением. Характерными чертам встречного воздушного боя истребителей является неожиданность, ограниченное время на его организацию, быстрое сближение сторон и вступление их в бой без подготовительного маневрирования. Как показывает опыт воздушных онлайновых войн, важнейшую роль в проведении результативной атаки во встречном бою против нескольких противников играет способ атаки. Осуществляется ли она с ходу или готовится какое-то время. В составе группы, если у группы отсутствует эшелонирование по высоте, встречный бой должен вестись за свободную пару, так как такой бой неизменно перейдет в бой на виражах. Времени на перестроение не будет ни у кого. Да и перестраиваться просто опасно. Противник воспримет ваши перестроения за суету и неуверенность в своих силах. Поэтому для достижения успеха во встречном бою командир вашей группы должен эшелонировать вас по высоте заблаговременно, исходя из гипотетической возможности предстоящего встречного боя. Одиночный истребитель, попавший в ситуацию неравного боя должен исповедовать принцип атаки сходу. В иных обстоятельствах этот принцип применять нецелесообразно. Атаку нужно обязательно подготовить…

Как любознательный и читающий новичок, вы всегда будете в тактическом отношении выше противника, предпочитающего учиться только на своей шкуре. В информационном плане – да. Практические же навыки приходят только с опытом, налетом, победами и поражениями и находятся в прямой зависимости от ваших личностных особенностей. Но, безусловно, одним из средств выработки нужных вам приемов ведения воздушного боя остаются знания, почерпнутые из специализированных источников. Немного дополним этот список и пойдем дальше.

Принцип песочных часов. Продолжительность воздушного боя чрезвычайно зависима от многих факторов. Чаще всего несколько минут после начала энергичного маневрирования и с учетом возможного наращивания усилий сторонами. Окончание боя чаще всего связывается с уничтожением противника, нарушением взаимодействия в паре или группе, разрывом контакта с целью, а также с нехваткой боеприпасов. Самым же опасным в ходе маневренного боя является расход энергии после выполнения вами нескоординированных разворотов. Например, после сближения с противником на встречных курсах вы разворачиваетесь друг на друга с максимально допустимой угловой скоростью, чтобы занять выгодное положение для атаки. Потеря энергии для выхода на дистанцию открытия огня может привести к тому, что пилоты поменяются ролями: наступавший перейдет к пассивной обороне, а оборонявшийсяк наступлению.

После совершения первого же маневра у вас должны включаться ваши внутренние «песочные часы». С падением скорости возможность проведения вертикального маневра падает, а ценность горизонтального маневра возрастает. У атакующего в данном случае могут быть два решения: продолжать преследование, повторяя маневры противника, или уйти наверх и ожидать момента для проведения повторной атаки. Но это палка о двух концах, если ваши «песочные часы» не работают, и вы не можете определить момент, когда преимущество уже перешло к вам. Нужно научиться чувствовать, когда ваш противник не в силах более уходить на вертикаль и слил энергию. Учитесь распознавать эти фазы боя.

Принцип одной атаки. Одной из приоритетных особенностей воздушного боя считается необходимость уничтожения вражес кого самолета с первой атаки. После сближения с противником на встречных курсах, опытный пилот обычно занимает исходное положение с превышением относительно противника. Используя запас высоты для нисходящего маневра с разгоном, он может атаковать и зеркально повторить атаку для уничтожения выбранной им цели с уходом на Солнце. Повторный заход нарушает принцип одной атаки и если вы неопытны, то непроизвольно втянитесь в бой на виражах. Всегда взвешивайте ваши шансы. Не рискуйте. Если атака сорвалась, лучше уходите на продолжительный разворот с набором высоты. В исполнении зеркальных качелей, как приема, многое зависит от своевременности начала маневра и точности его выполнения. В группе, вставая в круг и эшелонируясь уступами по высоте нужно стремиться к четкому взаимодействию между парами, действующими по единому замыслу. Несмотря на маневренный характер сражений в небе второй мировой, большая часть сбитых самолетов была уничтожена с первой же атаки, и лишь четвертая часть при повторной, после второго или третьего захода. Этот список можно продолжать еще очень долго. Принципиальным же остается одно: ваше желание искать и совершенствоваться в освоении накопленных знаний и опыта.

Теперь еще раз вернемся к боевым порядкам группы. Боевой порядок вашей группы должен всегда строиться с учетом воздушной обстановки, сил вероятного противника и обеспечивать максимально свободное маневрирование пар в воздушном бою. Для каждого боевого порядка существуют сложившиеся еще до нашего рождения форма и параметры: интервалов, дистанций, превышений, принижений, а также функций для выделяемых пар. Состав группы, местонахождение каждой пары в боевом порядке определяются, главным образом, боевой задачей. При выполнении каждого вылета в боевой порядок включаются ударная группа и группа прикрытия, которая создает условия для наиболее эффективного действия ударной группы. Группа обеспечения выполняет функции прикрытия, имитирует при встрече ложные направления удара для введения противника в заблуждение или наращивает усилия ударной группы в неблагоприятной ситуации. Возможности по ведению воздушного боя значительно повышаются, если в группу включаются истребители различных типов.

 

 

4_cm.jpgСхема воздушного боя от 05.06.44 Четыре «Ла-5» из 4-го гиап (вед. Камышников) вылетали на отражение налета авиации противника на корабли ОВМБ. В 12:10 на высоте 4300 м в пяти км западнее б. Вигрунд встретили 27 «Ю-87» и шесть «ФВ-190», шедших на северо-восток. Камышников атакой сверху спереди с дист. 150–200 м сбил одного «Ю-87». Ведомый Камышникова Батяйкин сверху в лоб атаковал с дист. 100–10 м другой «Ю-87» и сбил его. В это время Селютин и Нефагин вели бой с шестью «ФВ-190» в 20-ти км юго-западнее.

В 12:20 на высоте 3200 м, прикрывая своего ведущего, Нефагин атакой в лоб с дист. 200–20 м сбил одного «ФВ-190». На второго «ФВ-190» пошел в лобовую атаку и столкнулся с ним. Оба самолета упали в море в 20-ти км юго-зап. о. Лавансаари. Падение самолетов наблюдал Селютин. Шесть «Ла-5» из 3-го гиап (вед. Трошин), вылетевшие на отражение налета авиации 4a_cm.jpgпротивника, в 12.10 в районе б. Вигрунд встретили большую группу «Ю-87» в сопровождении восьми «ФВ-190». Четверка Трошина, атаковав «Ю-87», ушла горкой вверх и связала боем «ФВ-190». Жучков с ведомым Грищенко продолжали атаковать «Ю-87». Жучков снизу сзади с диет. 50 м сбил ведущего «Ю-87», который сделал вертикальную свечу, перевалился на крыло и упал в воду. Выйдя из атаки горкой, Жучков понял, что «Ю-87» идут к о. Лавансаари. Передав об этом по радио, атаковал второго «Ю-87». Результатов не наблюдал, так как сразу же атаковал третьего «Ю-87» сзади сверху с диет. 100–30 м и сбил его. Израсходовав весь боезапас, Жучков дал команду ведомому атаковать «Ю-87». Грищенко, сблизившись с «Ю-87» до дист. 150–30 м, атакой сзади сверху сбил его. Выйдя из атаки, пристроился к ведущему и парой возвратились на аэродром. Противник не оказывал противодействия, что предположительно связано с тем, что некоторые «Ю-87» не имели стрелков. Трошин, который вел бой с «ФВ-190», с задания не вернулся. 4b_cm.jpgШесть «Ла-5» из 3-го гиап находились на а. Лавансаари в готовности к вылету. В 12:18 Черненко заметил пикирующих на южную бухту группу «Ю-87». Не дожидаясь сигнала, взлетел. В 12:20 на первом развороте атакой спереди сбоку с диет. 100–50 м на высоте 50–100 м сбил выходившего из пикирования «Ю-87». Выйдя из атаки вверх, догнал отставшего «Ю-87» и с дист. 150–60 м на высоте 50 м сбил его. Пройдя до б. Вигрунд и не встретив своих самолетов, начал отходить к Лавансаари. Заметив «Ла-5» Харланова, пристроил его и пошел в район своих кораблей. Вслед за Черненко в 12:24 взлетели Кучеров и Курочка. Не найдя ведущего, пошли в атаку на отходивших «Ю-87». Кучеров атакой сзади справа с дист. 150–50 м сбил одного «Ю-87». В это время Курочка заметил трех «ФВ-190», идущих в атаку на Кучерова. Резко развернувшись вправо, дал и радительную очередь. Результата не наблюдал, так как сам был атакован одним из «ФВ-190». Уйдя из под атаки, зашел противнику в хвост и с дистанции 150–100 м сверху сзади сбил его. Осмотревшись, Кучерова не нашел и положил, что его сбили. Придя в район б. Вигрунд на высоте 1500 м и ИС найдя своих самолетов, возвратился на аэродром. Кучеров с задания не вернулся.

В 12.31 взлетел 4d_cm.jpgХарланов. Также не найдя над аэродромов своих самолетов, пристроился к четырем «Ла-5» из 2-й аэ и пошел в район своих кора-щей. В 20-ти км зап. б. Вигрунд заметил до 15-ти «Ю-87», уходивших на юг на бреющем полете. Развернувшись, пошел на сближение, но в это время на высоте 2000 м сзади был атакован двумя «ФВ-190». Сделав левый разворот, Харланов зашел в хвост ведомому «ФВ-190» и атакой сзади с диет. 120–70 м сбил его. Выйдя из атаки и не найдя своих самолетов, пошел в район своих кораблей. По пути пристроился к капитану Черненко. В 12:35 Немков в 15-ти км вост. Азери атакой сверху сзади с диет. 100–50 м сбил одного «Ю-87», который упал в районе боя. В это время был атакован двумя «ФВ-190», с которыми вел безрезультатный бой. Произвел вынужденную посадку с убранными шасси на а. Липово. Самолет имеет повреждения. Летчик легко ранен в левую ногу, отправлен в лазарет. В 12:35 четыре «Ла-5» (вед. Кравцов) на высоте 1500 м в районе о. Б. Тютерс заметили двух «Ю-87», уходивших на юго-запад на бреющем 4dd_cm.jpgполете под прикрытием двух «ФВ-190». «ФВ-19»0 шли змейкой на высоте 800 м. Во время разворота «ФВ-190» влево Кравцов, сблизившись с ведущим «ФВ-190» до диет. 50 м, атакой сзади сверху сбил его. Второй «ФВ-190» ушел влево. Догнали «юнкерсы» и атакой сзади сверху с диет. 150–50 м Кравцов вместе с Морозовым сбили одного из них. Выйдя из атаки, Кравцов получил сигнал от ведущего второй пары Прасолова: «Выше вас идут четыре «ФВ-190». Кравцов и Морозов стали набирать высоту, но противника не догнали. Тогда они отвернули к своим кораблям, где и барражировали до конца полета. В 12:35 два «Ла-5» из 3-го гиап (вед. Володин) вост. о. Б. Тютерс замети ли гидросамолет, шедший бреющим полетом в сопровождении 12-ти «ФВ −190», эшелонированных по высоте до 3000 м. Володин на своей высоте сзади сверху атаковал двух «ФВ-190» и с диет. 50 м сбил ведомого. В 13:40 четыре «Ла-5» из 4-го гиап (вед. Шестопалов), прикрывавшие ко рабли ОВМБ южнее Лавансаари, получили 4ddd_cm.jpgрадио: идти в район юго-западнее б. Вигрунд. В 13:42 в этом районе завязали поп с «До-24» и четырьмя «ФВ19». Шестопалов сверху сзади с диет. 200–50 м сбил одного «ФВ-190». Потемкин атакой сзади с диет. 100–10 м сбил друго «ФВ-190». В 13:45 Потемкин последовательными атаками сбоку и сзади сбил другого «До-24». Сбитие и падение «До-24» подтверждает офицер связи на тралящих кораблях ОВМБ. В 19:10 четыре «Ла-5» из 3-го гиап (вед. Володин), прикрывавшие корабли в районе б. Вигрунд, заметили на высоте 200 м «До-24», шедший с юго-запада под прикрытием 12-ти «ФВ-190». Завязали бой с этими «ФВ-190», которые не давали атаковать «До-24». Володин сзади сверху с диет. 150–50 м сбил одного «ФВ-190». Падение подтверждают Черненко и Харланов. Четыре «Ла-5» из 4-го гиап (вед. Шестопалов) вылетели на перехват «До24». и встретили его в 20:17 в 20-ти км юго-западнее б. Вигрунд Из донесения гв. лейтенанта Шестопалова: «Придя в заданный район на высоте 1500 м, заметил ниже себя «До-24» под прикрытием шести «ФВ-190». В атаку решил не идти, потому что четверка «ФВ-190», находившаяся выше нас на 1000 м, шла к нам. Пошел в набор. Так мы набрали высоту 4500 м. Я вылез метров на 100–150 выше пары Потемкина. Карманов был ниже меня метров на 30. Четверка «ФВ-190» рассыпалась: одна пара, дойдя до высоты 4000 м, ушла вниз, и на одну высоту со мной вышел только один «ФВ-190», второй тоже ушел вниз. Я развернулся и пошел на него в лобовую атаку. Выйдя из атаки, заметил, что Карманова рядом нет. Когда прилетел домой, мне сказали, что западнее Липовского озера упал самолет, атакованный парой «ФВ-190». Какие ошибки были у Карманова? Отрыв, неграмотный уход на свой аэродром. В предыдущих полетах у него также неоднократно замечались отрывы. Были они потому, что он много смотрел за своим хвостом и не доверял товарищам».

 

 

Передовая группа может состоять из маневренных самолетов, а ударнаяиз скоростных. Передовая группа может располагаться ниже ударной группы. Если противник обнаружил вас, то не замеченная им ударная группа внезапно может перейти в атаку и изменить соотношение сил. Боевой порядок вашей группы для прикрытия наземных объектов строится из расчета обнаружения бомбардировщиков противника еще до выхода их на цель. Он так же включает ударную группу и группу прикрытия. Ввод ударной группы в бой производится в соответствии с обстановкой и действиями истребителей прикрытия противника. Рассредоточение группы по высоте позволяет использовать самолеты нижнего эшелона для поиска целей, а самолетам верхнего эшелона – выполнить нисходящие контратаки, направленные на срыв внезапных атак противника, или наращивание сил нижнего эшелона против бомбардировщиков. В обстановке немедленной атаки, сближение не может быть продолжительным. Если обстановка не позволила достичь скрытности, истребители должны сблизиться с бомбардировщиками предельно быстро, используя запас скорости или высоты.

Скрытность и стремительность – еще два базовых элемента воздушного боя. Этап сближения всегда требует превосходства над противником в избытке энергии и занятия за счет этого выгодного положения или высоты. В соответствии с этим требованиями ваши истребители после обнаружения противника, еще в процессе поиска, должны располагать достаточным уровнем энергии, чтобы рассчитывать на стремительное сближение. Для накопления запаса скорости и высоты в процессе патрулирования истребители должны эшелонироваться по высоте. Для достижения внезапности сближения перестроение из предбоевого порядка в боевой выполняйте как можно позже. Умение точно и стремительно сближаться из сектора, плохо просматриваемого противником, должно отражать тактическую зрелость вашей группы. Однако застать опытных пилотов с прикрытием врасплох группой практически невозможно.

Существуют множество тактических приемов для имитации ложных намерений. Например, расчленение боевых порядков противника, увлечение самолетов прикрытия за собой к ударной группе, находящейся с превышением в засаде, растаскивание группы истребительного прикрытия на пары по направлению и высоте после лобовой атаки. Вклинивание на встречных курсах и с большой скоростью делается для того, чтобы ударные пары могли атаковать оторвавшихся одиночек-бомбардировщиков. Обычно, оставшиеся без поддержки самолеты не предпринимают активных действий, а пытаются быстрее отыскать своих, забывая о собственной защите. Увлечение «прикрышки» в район расположения засады называется провоцированием на преследование. В процессе преследования неопытный противник чаще всего следит только за маневрами группы, имитирующей отход, рассчитывая атаковать ее превосходящими силами. Однако с определенного рубежа в бой должна вступить ударная группа. Обычно она наносит удары сверху, как бы из засады. Иногда после лобового сближения ваша группа может разомкнуться для расчленения боевого порядка противника, который будет распылять силы для боя с двумя группами. Ударная группа засады в этом случае может наращивать усилия одной из них, создавая численный перевес, и вступить в бой в благоприятный момент. Ваших сил может не хватить, и усилия пар, атакующих бомбардировщики, наращивают пары резерва, находящиеся выше и вне зоны боя.

Поддержка чаще всего требуется присрыве атак и завязке маневренного боя с прикрытием, где шансы противников выравниваются. Взаимодействие в звене основывается на тесной огневой связи между парами, их способности наносить согласованные удары по самолетам в воздухе и на земле. Входившие в состав звена пары в большинстве случаев так же делятся на ударную и прикрывающую. Взаимодействие между ними строится на тех же принципах, что и между летчиками внутри пары. В преддверии воздушного боя звено может рассредоточиться по фронту и эшелонироваться в глубину или по высоте так, чтобы между парами постоянно сохранялась зрительная связь. При выдвижении в сторону противника боевой порядок может представлять собой, например, вытянутый пеленг. Поочередная атака парами с разных направлений осущест вляется из боевого порядка на увеличенных интервалах и скорости. Одновременные атаки всем звеном желательны лишь при отсутствии угрозы со стороны свободных пар противника.

Некоторые фазы боя в составе звена предусматривают временное нарушение зрительного контакта и огневого взаимодействия с последующим его восстановлением. В нашей вирпильской среде очень мало знают о полноценном маневрировании в составе звена. Как это делается? Достаточно легко. В одной из статей я коротко обозначил подобный тип маневрирования, назвав его «змейкой». По сути, это выглядит как молниеносное перестроение из пеленга или фронта в кильватерную колону за командиром звена с минимальным интервалом между самолетами. Перестроившись в «змейку» или, скажем, «нитку жемчуга», ваша четверка может производить маневрирование в любом направлении. Представить себе подобную гибкость в виде «грозди винограда» невозможно. На практике это всегда приводит к разрушению строя и неразберихе. В разы возрастает опасность потери скорости и столкновений при перестроениях и разворотах. Звено превращается в скованную кучу, тратящую огромное количество времени и сил на восстановление строя. А если противник уже перешел к атакующим действиям?

«Научить взлетать на самолете можно и медведя. Весь вопросдолго ли ваш медведь продержится в воздухе?». Забавная шутка, но в ней есть доля истины. Начиная с момента освоения симулятора и вплоть до начала уверенного управления истребителем, виртуальный пилот постоянно развивает различные, более или менее сложные навыки. «Научить управлять самолетом» и «привить себе летные навыки» – это два различных выражения одной и той же стоящей перед новичком задачи. Две стороны одной медали. Но для того, чтобы научиться управлять самолетом и не быть воздушной мишенью, нужно научиться атаковать и, притом, атаковать результативно. Тут явно одних простых навыков пилотирования мало. Нужны разнообразные, хорошо усвоенные знания по тактике воздушного боя, обогащенные личным опытом. Умение выполнять какие-либо действия по управлению самолетом, приобретенные в результате упражнений или воздушных боев, называются приобретенными навыками. Развитие этих непростых навыков всегда связано с упражнениями, т. е. целенаправленным повторением уже знакомых вам действий в различной боевой и не боевой обстановке. Поэтому так часто не каждое умение в нашем симуляторе становится закрепленным навыком. Плюс все эти приобретенные навыки еще нужно разделить на индивидуальные характеристики истребителя и ваше личное техническое оснащение.

Есть навыки, для приобретения которых не требуется повторений. Они непосредственно вытекают из приобретенных вами соответствующих знаний по управлению самолетом. Но есть достаточно важные моменты, на которых хотелось бы заострить внимание молодых пилотов. Совсем недавно я решил окончательно сменить систему управления самолетом. Слово «система» звучит несколько пафосно, но все же. Итак. На заказ изготовлены и приобретены педали. Джойстик намеренно выбран «примитивным»: ThrustMaster USB. В нем отсутствует та самая важная деталь, которая делает из нас, виртуальных пилотов, невольных «читеров». Я имею в виду «твист». Только перейдя на педали и «настоящую» ручку, имеющую две оси, я осознал, что в погоне за крутыми «девайсами» мы упускаем главное: полноценная скоординированная работа ручки и педалей стоит того дороже. Почему? Моя результативность сразу упала почти до нуля. Я, словно новичок, все внимание начал отдавать управлению машиной и совершенно перестал думать о тактике. Со стрельбой также произошли разительные перемены. Я сначала вовсе перестал попадать в цель. Очень трудно прицеливаться, просто наклонив самолет и помогая себе только педалями. Человеческая рука – более тонкий инструмент для прицеливания и пилотирования, чем естественное и реалистичное сочетание: двухосевой ручки и педалей. «Твист» всегда позволяет нащупать нужный угол на вираже и выбрать опережение до цели. Сейчас все постепенно становится на свои места, но говорить о том, что я уже не обращаю внимания на управление самолетом, было бы преждевременно.

Таким образом, наше умение – это повторяемое вновь и вновь применение полученных знаний на практике. Вместе с тем, каж дый наш навык не всегда является умением, так как строится на заведомо ложных или недостаточных знаниях, на ограниченном понимании предмета. Мне трудно советовать что-либо молодым пилотам, привыкшим к стандартным вариантам управления, но триада: джойстик без «твиста», педали (лучше на заказ), триммер руля высоты на скроллинге мышки – наиболее доступное и реалистичное по результату сочетание. Отключение ««твиста», «руд» от другого джойстика – все это возможные компромиссные варианты превращения вашей «кабины пилота» во что-то реалистичное по управлению и доступное по цене.

Первой особенностью эволюции развития ваших навыков пилотирования является то, что в больше половины случаев кривая роста начинающего виртуального пилота быстро поднимается вверх, но далее этот подъем замедляется и иногда останавливается на длительный период. Это означает, что ваш собственный рост, как правило, постепенно уменьшается. Почему? Чаще всего, при первых попытках выполнить какой-нибудь более или менее трудный маневр, новичок производит огромное количество лишних движений, ненужных в воздушном бою для достижения конечной цели – уничтожения противника. Начинающий виртуальный пилот в режиме горизонтального полета непроизвольно «мешает самолету летать»: беспрерывно и несвоевременно работая ручкой управления. Однако, по мере освоения истребителя, все лишние движения ручкой уходят, и, вместе с тем, навык управления виртуальным самолетом становится все более совершенным, протекает быстрее, с меньшей затратой сил.

Второй причиной быстрого роста кривой успеха в начале вашего пути можно считать тот факт, что почти все навыки управления воздушным судном включают в себя ряд простых, элементарных или, как их иногда называют, частичных навыков управления. Многие из этих частичных навыков усваиваются легко, и в начале вашего пути общий навык может быстро прогрессировать за их счет. Однако большой ошибкой было бы думать, что сложные навыки управления машиной происходят из ряда простых навыков путем обычного механического их сложения. Так, например, простые навыки прямолинейного полета: сохранение скорости, устранение кренов, выдерживание направления и т. п. сами по себе элементарны. Однако их одновременное и скоординированное выполнение с помощью педалей и ручки требует различных движений, направленных на ликвидацию отклонений истребителя по каждой из осей. В идеале, они должны заменяться одним действием, устраняющим эти отклонения: синхронной работой ручки и педалей. Все это можно почувствовать, лишь используя схему управления самолетом, о которой я писал выше.

Опытный пилот тем и отличается от новичка, что он уже владеет множеством приемов и может создавать из них новые, в то время как навыки начинающего виртуального пилота еще негибки и примитивны. Опытные бойцы могут и должны экспериментировать, создавая себе «трудности», добиваясь реалистичности управления там, где это еще возможно. Гибкость навыка пилотирования нужна в любом элементе виртуального полета, но особенно она важна для ведения воздушного боя. Не меньшую роль играет и уверенность в своих силах и возможностях. Сомнения в своих силах, возникающие в связи с резкими изменениями в управлении самолетом, немедленно скажутся на ваших летных навыках. Это произошло недавно со мной. Но это интересно и приятно вдвойне, т. к. «реалистичность» управления, появившаяся у меня, перевешивает все отрицательные моменты. Освоение новых возможностей в уже, казалось бы, застывшем элементе, таком как стандартное управление истребителем, привнесло новизну в мой любимый авиасимулятор.

Я не настаиваю на следовании этой схеме и не призываю усложнять себе тем самым жизнь, но пройти мимо и не рассказать об этих немаловажных моментах я так же не мог. Продолжим. Напряженность – понятие, родившееся, как вы понимаете, не вчера. Действительно, движения у некоторых новичков – ловкие, уверенные в простой схеме «взлет-посадка» – становятся в воздушном бою скованными, угловатыми, нескоординированными. Новичок двигает джойстиком, «как будто к нему привязан груз». Он сжимает ручку, «стараясь из нее масло выжать», и сильно, а иногда намертво зажимает себя и заодно управление. Но неправильно было бы думать, что напряженность выражается только в нарушении работы ваших мышц. Вся психическая деятельность новичка в воздушном бою так же скована в большей или меньшей степени. Особенно резко нарушается внимание. Объем внимания сужен, интенсивность его понижена, переключение внимания с управления на рисунок воздушной схватки резко затруднен. Напряженный новичок неясно, «словно во сне», воспринимает бой и обычно что-нибудь одно, лишенное деталей. Происходящее вокруг и собственные ошибки не доходят до его сознания.

Именно для «напряженных новичков» характерно «залипание» внимания на протяжении воздушного боя к какому-нибудь объекту, чаще всего к атакуемому им противнику. Такая напряженность является естественным этапом развития навыков, и, в процессе вашего становления, она чаще всего исчезает. Причиной подобной напряженности обычно бывает страх. Это не всегда «страх за жизнь» – простейшее проявление инстинкта самосохранения. Виртуальный бой, даже если вы погружены в него, не может вызывать столь сильных эмоций. Скорее, эта напряженность появляется в результате эмоций сродни «униженного самолюбия» и своего рода «летной застенчивости». Наконец, причиной напряженности может быть то особое эмоциональное состояние, которое связано с простой неуверенностью новичка в себе, с явной недооценкой своих сил. Даже опытному виртуальному пилоту легко внезапно потерять уверенность в своих силах (а причины тут не важны), чтобы у него сразу же появились признаки напряженности. Однако, уверенность в своих силах не должна переходить в излишнюю самоуверенность, связанную с отсутствием самокритики или переоценкой своих сил. Это приводит к печальным последствиям и в процессе становления, и, тем более, в освоении элементов тактики воздушного боя.

Сегодня мы немного отклонились от обсуждения тактики и погрузились в психологические экскурсы. Попробую исправиться. Продолжим. Как же превратить ваш воздушный бой в результативный поединок? Как обогатить его новыми тактическими элементами нападения и защиты? Прежде всего, новичок должен уяснить главное – рассогласование или отсутствие связи между отдельными элементами вашей летной подготовки сводит на нет знания, почер пнутые из самых замечательных источников. Хорошая стрельба или отсутствие таковой, выверенный или корявый пилотаж, рост правильных и неправильных решений в воздушном бою делают уязвимой любую тактику или, наоборот, обогащают ее.

Статистика прошлой войны характерна. Она утверждает, что половина общего числа потерь, понесенных истребителями, приходилась на первые десять боевых вылетов. В дальнейшем, по мере привыкания, пилоты учились быстрее и адекватнее реагировать на угрозы. В нашем случае вы должны отдавать себе отчет в том, что не можете, например, уже сегодня действовать в групповом маневренном бою. Не крутиться (даже результативно) в «собачьей свалке», а тактически зрело занимать свое место в воздушном сражении, подчиняясь общему замыслу. Ответ лежит на поверхности: «Нет, не можете»! Это подразумевает, что в изучении тактических приемов вы не должны переступать степень сложности и терпеть разочарования. То есть, начинать нужно с себя, продолжать в паре, а затем в звене.

В изучении тактики воздушного боя нельзя ограничиваться умением маневрировать, прицеливаться и стрелять. Любая настоящая тактика живет и существует за счет нестандартных решений. Она не терпит клише. Тактика – это не соревнование в маневрировании. Тактическая зрелость идет рука об руку с внутренним ростом пилота. Традиционные связи маневра и огня в сочетании с тяжелой и объемной черновой работой начнут приносить свои плоды не сразу. Пройдет время, и слово тактика перестанет вас пугать. А выбор целесообразных тактических приемов, вынуждающих противника на ошибочные действия, станет обычным и даже обязательным. Научиться не принимать навязанную извне ложную боевую ситуацию, как действительную, ох как не просто. Непросто научится делать умозаключения на основании неполной или противоречивой информации о действиях противника. Ошибки неизбежны. Тактическое решение – это не «прогноз погоды» для истребителя. Это цепь логических предположений и адаптация их к дальнейшим действиям противника в сложившейся или изменяющейся боевой ситуации. Тактическое решение корректирует логику боя, учитывает положение противника, расположение векторов предполагаемых атак и энергетические возможности вашего и вражеского истребителей.

Вам, как новичку, нужно начинать с простого. Одного — двух вариантов тактики: наступление или оборона. Вида боя: дальнего или ближнего. Маневра: снижения или набора высоты и т. д. Примером такой «простой» тактики может служить недавний бой с «Ме-109», который подкарауливал мой «Як-9» на взлете. Это неприятная ситуация и, заведомо, почти проигрышная по всем статьям. Набирая высоту, я контролировал ее до двух тысяч метров. Впрочем, особых иллюзий на счет возникшей паузы я не питал. Подвергшись «неожиданно» первой атаке, я попытался уровнять шансы климбом, но пилот «109-го» попался неглупый и уверенно держал превышение. Решение созрело довольно быстро. Делая вид, что мой «Як»–новичок» повисает без скорости в безнадежных попытках набрать высоту, я начал увлекать противника вниз. Педали в такой ситуации – вещь просто незаменимая. Размазывая петли, я спускал нас все ниже и ниже. Не понимая еще, что у меня педали и я ухожу со скольжением намеренно, мой «109-й» все больше злился, стрелял, теряя присутствие духа и бдительность. Стрельба у него была отвратительной. Все это вошло в мой тактический план и помогало не терять присутствие духа.

Мы постепенно снизились и, наконец, закрутились в широких петлях виражей. Противник «ненавидел» меня все больше, но и не замечал, что я прибираю газ, а земля находится в опасной для тяжелого «худого» близости. Точкой стал штопор на полтора витка, который я сделал на предельно допустимой высоте и минимальной скорости. Итог боя: «109-й» просто упал, так и не поняв, что происходит. Подобное решение «от обороны» не блещет своей тактической новизной, опасно, но в дуэли 1 на 1 это был компромисс, который привел меня к победе без единого выстрела.

Заканчивая статью, добавлю лишь следующее: «Предназначение даже самой негодной тактики в виртуальном воздушном бою – обеспечить выбор плохого решения из бесконечного количества безнадежных…».

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

« Пред.   След. »