РАСПРАВЛЕННЫЕ КРЫЛЬЯ
Памятка новичку № 6
Автор DEDA   

ГЛАВА 6

0_cm.jpg«Главным является то, что вы можете видеть, определить, предвидеть и оценить движение многих самолетов в трех измерениях. Можете ли вы, увидев вражеский самолет, определить свои шансы: сможете ли вы поймать его раньше кого-либо другого, что вы предпримете, если он зайдет сзади вас первым и т. д.? Это и есть видение в трех измерениях. Это самое главное в воздушном бою. Вы должны действовать мгновенно, предвидеть возможные действия другого, знать, что когда вы делаете что-то, он должен предпринять одно из нескольких возможных действий». Робин Олдс

 

«…Летчики моей эскадрильи постоянно воспитывались на мысли, что индивидуальное мастерство пилота особую силу приобретает в совместных, коллективных действиях. Летчик, который в воздухе думает только о себе, говорили в нашей эскадрилье, даже при всех своих боевых данных будет всего-навсего кустарем-одиночкой и рано или поздно будет сбит». А. И. Покрышкин

 

 

Прежде чем вылететь на боевое задание в составе группы, каждый вирпил должен тщательно тренироваться в слетанности со своим ведущим. Далее в каждой паре, в звене и группе в целом нужно научиться ставить конкретные задачи на весь вылет – от взлета до посадки, с учетом тактики противника, применявшейся в последних воздушных боях. В «ТС» или на форуме проводите предварительный разбор последних боевых вылетов. Убедившись в устойчивости боевого порядка группы, переходите к проработке действий каждой пары на случай изменения боевой ситуации.

 

 

1_cm.jpgСхема воздушного боя от 26.01.43  В 15:00 шестерка «ЛаГГ-Зф» из 3-го гиап (вед. Львов) при прикрытии наших войск в районе Синявино — Дубровка вела бой с истребителями противника. Из донесения гв. капитана Львова: «В районе барража на высоте 2500м встретился с двумя «Ме-109» и четырьмя «ФВ-190», с которыми вступил в бой. Бой проходил на вертикальном и горизонтальном маневре. При атаке сзади снизу под ракурсом ¼ с дистанции 50 м произвел две очереди по «Ме-109», который в верхнем положении завис. Затем произвел еще одну очередь, после которой «Ме-109», окутанный дымом, клюнул носом и, дымящий черным дымом, отвесно пикировал до земли. Место падения — южнее Раб. поселка No 7. В процессе боя произвел ряд атак с дистанции 50-150м, выбивая самолеты противника изпод хвоста товарищей. Атаки производил снизу сзади, а также сверху при преследовании удирающих «ФВ-190» и «Ме-109». Бой был энергичный.». Львов и Шилков также подбили по одному «ФВ-190», но падение самолетов проследить не смогли. С задания не возвратился Прасолов, самолет которого упал в районе Ириновка. Раненый летчик был найден и отправлен в госпиталь. В 16:00 пять «ЛаГГ-3» из 3-го гиап (вед. Агеев) на высоте 3500 м на виражах вели бой с двумя «Ме-109». Капитан Минаев атаковал «Ме-109» с диет. 100 м и, предположительно, сбил его. Падения проследить не смог. С задания не возвратился сержант Степанов.

 

 

Перед боевой работой на сервере звено разбивается на две подгруппы: ударную и прикрывающую. Ведущий прикрывающей пары назначается заместителем командира всей группы. Это нужно обязательно делать, так как во время боя самолет командира звена может быть сбит. В случае выхода из боя из-за повреждений самолета командира, независимо от того, где бы звено ни находилось, его заместитель принимает командование группой. Ведомый или ведущий пар обязаны выйти из боя и сопровождать своего товарища до аэродрома и произвести посадку вместе с ним. Это нужно потому, что в общем строю один самолет без прикрытия становится мишенью и обузой для группы. Когда пара уходит из звена, то оставшаяся пара будет вынуждена вести бой одна, по одному из вариантов, предусмотренному еще до вылета. Изменения в составе пары или переход ее к действию по запасному варианту требуют изменения плана действий всей группы.

По существу, звено из четырех самолетов очень уязвимо. Поэтому лучше всего действовать в составе группы из шести истребителей. Эволюции, сложные фигуры пилотажа – все это, подчинено одной цели – поставить самолеты группы в положение, выгодное для ведения огня, в такое положение, когда чувствуешь: нажми гашетку – и цель будет поражена. В этом и заключается связь двух элементов воздушного боя – огня и маневра. Давать рецепты, каким маневром группе в каждом конкретном случае лучше всего обеспечить эффективный огонь, было бы бессмысленным. Слишком разнообразны условия воздушного боя, и к тому же нельзя не считаться с индивидуальными особенностями каждого летчика.

 Маневр своей группы стройте с учетом сложившейся обстановки. После набора, скажем, пяти тысяч метров, после каждого разворота проходите со снижением до высоты 3500–3600 м, с целью набора скорости просматривая район в поисках цели. Фронт группы должен быть построен в сторону противника, так, чтобы солнце было все время в стороне, противоположной вашему фронту. Развороты группы делайте по команде командира одновременно: «все вдруг». Интервалы между самолетами и парами держите в 50–100 м. Развороты производите всегда на солнце, чтобы не подставлять заднюю полусферу под удар со стороны солнца. Сразу же после разворота вся группа должна выдерживать заданное превышение между самолетами. Как только скорость набрана – группа, ориентируясь по ведущему, за счет большой скорости должна набирать свою прежнюю высоту – 5000 м. Причем, прикрывающая пара не должна снижаться. Она должна держать превышение примерно на тысячу метров и прикрывать пару или звено, уходящие вниз. Все это в целом повторяет тактику работы в паре, с той лишь разницей, что самолетов может быть четыре или больше. Третьей (сковывающей) паре, если вы работаете в составе шестерки нужно всегда держать превышение и вступать в бой в случае крайней необходимости. Она должна не допустить подход с превышением ни одного истребителя противника.

Правильное построение боевого порядка, с учетом всех нюансов, позволит своевременно обнаруживать противника, перестраивать вашу группу для атаки. Важно, чтобы действия всей группы были подчинены единой воле командира и направлены на выполнение его решений при индивидуальном безупречном взаимодействии пар между собой. Стремительные, дерзкие и согласованные действия пар и звеньев – следствие дисциплины и организованности всех пилотов, участников боя.

 

 

2_cm.jpgСхема воздушного боя от 04.02.42 16:42–18:00. Двенадцать «И-153» 71-го иап наносят бомбоудар по железнодорожному мосту в г. Кингисепп. Лейтенант Колупаев, не дойдя до цели и сбросив бомбы, ушел со снижением курсом на север. На аэродром не прибыл. Остальные с высоты 1100–250 м произвели бомбоштурмудар по ст. Кингисепп. Уничтожены и повреждены паровоз, 5 вагонов, 3 зенитно-пулеметных точки и 5 автомашин.

 

 

Это достигается совместными тренировками. Каждый вирпил должен знать свое место и задачу в бою. Пара или звено истребителей при обнаружении противника производит сближение немедленно, не давая ему принять контрмеры. За счет скорости и запаса высоты, вертикальным маневром обеспечивая себе преимущество. После атаки все звено должно сохранить боевой порядок, следуя за ведущим группы. Это важный момент. Не давайте связать ваше звено боем на виражах. Сохраняйте превосходство в высоте и скорости в процессе всего боя. Как только момент внезапности утерян – уходите.

В отличие от тактики боя пары, ни при каких условиях не следует разбивать группу, а стараться сохранять ее в заданном и эшелонированном боевом порядке. Отсутствие поддержки отдельной пары из-за неправильного маневра или отрыва от основной группы ведет к расстройству группы в целом и к напрасным потерям. Не стремитесь атаковать парой одиночку без команды, а взаимодействуйте в группе. Большая группа истребителей для боя, например, с парой противника неэффективна, так как во время боя самолеты будут мешать друг другу. В этом случае следует выделять для боя одну пару истребителей, а остальной частью вашей группы усильте слабые места путем ввода отдельных пар в решающие моменты.

Группа должна применять тактику отсечения отдельных самолетов противника для их уничтожения. Если вы сами попали в такую ситуацию, то: сообщите своему командиру по «ТС» о месте боя, высоте и о количестве самолетов противника; экономно расходуйте боеприпасы, ведите только прицельный огонь; производите маневры защиты энергично с учетом всех летно-тактических данных своего самолета; используйте другие условия.

Например, выход из атак производите в сторону солнца и с той же стороны, не дожидаясь атак противника; производите повторные атаки; продолжайте свои маневры так, чтобы затянуть врага к своей группе, а не наоборот; не ведите бой с потерей высоты; не увлекайтесь погоней за подбитыми вами самолетами, помните, что осмотрительность является одним из главных условий для победы в неравной схватке; первым не выходите из боя и не прекращайте атак из-за расхода боеприпасов; не теряйте инициативу – неожиданные атаки вызовут у противника растерянность; комбинируйте бой на вертикали с виражами, отдавая предпочтение последним.

 Применение вертикального маневра в бою позволяет группе атаковать, находясь под воздействием вражеского огня лишь короткое время. Атаку вражеской группы начинайте всей группой, затем – попарно, так, как вы бы действовали лишь вдвоем. Атакованные будут вынуждены маневрировать и не смогут вести эффективный ответный огонь. Вывод из атаки, как правило, нужно делать не на одной высоте с противником, а после атаки продолжить пикирование, проскакивая строй противника вниз на большой скорости с последующим выходом из пикирования и повторением атаки уже снизу. Находясь ниже в момент обнаружения вражеской группы и не имея преимущества в скорости и высоте, не идите в скороспелую, непредсказуемую атаку всей группой. Сначала займите выгодное положение с превышением. Потом внезапно вернитесь и атакуйте. Маневрируйте для этого в плотной группе «змейкой», держась ведущего звена. Непосредственное сопровождение бомбардировщиков или штурмовиков для истребителя всегда является трудной задачей, так как он прикован к группе и несет ответственность за ее целостность. Только хорошо слетанная группа, в которой дисциплина стоит первом месте, может быть надежным прикрытием бомбардировщиков. И какие бы варианты боя ни прорабатывались, какая бы обстановка ни складывалась, прежде всего отшлифовывается маневр пары как боевой единицы. Когда каждый ведущий решает задачу прикрытия в своем секторе, командир обязан видеть поле боя, целиком основываясь на личном опыте и докладах в «ТС». Он должен сдерживать и направлять усилия прикрытия в слож ный момент боя, а не охотится за атакующим врагом.

 Прежде чем атаковать смешанную группу, немецкие «охотники» обычно занимали выгодное для себя исходное положение. Сзади выбранной цели на 200–300 м., с превышением в 700–800 м. При таком положении пикирование в начале атаки по отношению атакуемой группы производилось под углом не менее 50°. По мере приближения к цели во второй половине атаки этот угол уменьшался до горизонтального полета. Причем скорость атакующих самолетов позволяла быстро произвести сближение с целью. Ввиду таких атак боевой порядок наших истребителей прикрытия состоял из группы непосредственного прикрытия с задачей прикрыть левый и правый фланги, группы бомбардировщиков и ударной пары, которая имела превышение над бомбардировщиками 500–700 м, находясь на 300–400 м сзади. Ударная пара все время маневрировала с большим запасом скорости, чтобы в любой момент подхватить пикирующего, атакующего противника.

Эшелонированный боевой порядок обеспечивает:

а.) маневр,

б.) осмотрительность,

в.) запас скорости,

г.) противозенитный маневр,

д.) скрытность численности группы.

При появлении истребителей противника ударная группа прикрытия не должна ввязываться в активный бой. Обычно эта самая сильная пара и ее потеря в затяжном бою на виражах приведет к печальным последствиям. Ударная пара должна ограничивать себя короткими атаками, используя высоту и скорость, отбивать противника, не позволять атаковать прикрывающую группу, дать возможность бомбардировщикам или штурмовикам выполнить задачу. Ударная группа должна первая атаковать противника и, не дав набрать ему высоту, стремиться сбить его. Известно, что бой истребителей, сопровождающих штурмовиков, затруднен еще тем, что приходится нести его на малой высоте. Ввиду этого, помимо ударной пары выделяется в резерв пара активного резерва. Обычно она находится за общей группой со стороны солнца и держит значительное отдаление с превышением. Такое построение позволяет эшелонировать истребителей сопровождения по высотам и создать глубину боевого порядка.

 

 

3a_cm.jpgСхема воздушного боя от 16.05.42 Шесть «И-16» (вед. Цоколаев) из 4-го гиап вылетали по вызову в район Волховстроя. В 11:27 на высоте 4000 м южнее Волховстроя обнаружили пять «Ю-88», отходивших после бомбометания. Пытались атаковать их, но сами атакованы двумя «Ме-109» справа сзади. Развернулись для атаки. Самолеты противника боя не приняли и ушли в облака. В 11:32 на высоте 4000 м в районе южнее Шум атаковали в лоб шесть «Ме-109». Огонь вели с диет. 400–100 м. Из боя вышел один «Ме-109», предположительно подбит. Четыре «И-16» (вед. Васильев, Е. Дмитриев, Кириллов, Филатов) из 4-го гиап вылетали по вызову в район Волховстроя для отражения налета. По радио с КП полка были наведены на самолеты противника. В 11:32 на высоте 3500 м в районе южнее Званка обнаружили двенадцать «Ю-88», отходивших после бомбометания. Вышли на дистанцию атаки, но в это время два «Ме-109» сзади слева пикировали на наши самолеты.» И-16» развернулись на них, но они от атаки уклонились уходом в облака. За это время «Ю-88» ушли. В районе Шум подошло еще четыре «Ме-109», из 3b_cm.jpgних два сзади сверху пикировали на группу Цоколаева. Группа Васильева развернулась этой паре в лоб и атаковали ее с диcт. 400–150 м. Один «Ме-109» после атаки загорелся, уменьшил скорость и пошел на юг. Вскоре летчик выбросился на парашюте. Посты ПВО подтвердили, что видели падение «Ме-109» у д. Александровское. Пять «И-16» из 4-го гиап (вед. Суворкин, Ежов, Гурьянов, Бедукадзе, Рочев) и пять «И-16» (вед. Вас. Голубев, Кожанов, Вик. Голубев, Захаров) вылетали по вызову в район Кобоны, где пятнадцать «Ю-88» под прикрытием тринадцати «Ме-109» пытались нанести бомбовый удар по перевалочному пункту Лаврово. Группа, ведомая Вас. Голубевым, атаковала в лоб и в хвост бомбардировщиков, расстроила их боевой порядок и заставила шесть «Ю-88» сбросить бомбы на лед. Три «Ю-88» бомбы сбросили в районе цели. Гурьянов пулеметным огнем в лоб и «РС» в хвост с диет. 600 м 3d_cm.jpgатаковал и сбил «Ю-88». В момент второй атаки по «Ю-88» был сам атакован одним «Ме-109». «И-16» развернулся на него и до 150 м атаковал его. Бедукадзе спереди пулеметным огнем атаковал «Ю-88». У самолета остановился мотор, и он с одним мотором пошел на д. Бугры, где упал. Третий «Ю-88», который атаковали Вас. Голубев, Голубев и Захаров сзади «РС» с диет. 600–300 м, упал в районе д. Липка. Вас. Голубев из ШКАС и БС с диет. 200–100 м с переходом в хвост атаковал и сбил одного «Ме-109». Падение наблюдали с а. Выстав.

После боя сержант Бедукадзе выразился так: «Был бы я на месте немецких летчиков-бомбардировщиков, то своим истребителям сказал, чтобы они одевали юбки, потому что истребителями быть не могут».

 

 

Она внезапным ударом с высоты мгновенно может изменить обстановку в момент нападения. Таким образом, решается вопрос о месте «аса» при сопровождении, позволяющее ему свободно маневрировать или выжидать на выгодной позиции завязки боя, чтобы в решительную минуту своим вмешательством изменить обстановку. Всегда ли нужно выделять отдельные пары резерва или опытного пилота-одиночку? На мой взгляд, это нужно делать в зависимости от обстановки. Действия в бою истребителей сопровождения всегда разнообразны.

Почти каждый вылет на сервере требует новых приемов, отвечающих складывающейся обстановке. При работе над целью в глубоком тылу противника боевые порядки истребителей сопровождения значительно отличаются от тех, которых требует обстановка над полем боя. В первом случае почти нельзя вести активный наступательный бой. Пилоты ограничены в своих действиях запасом горючего, подходом свежих сил противника и вынуждены только обороняться. Другое дело – над полем сражения. Здесь истребители сопровождения получают возможность активно упреждать действия противника, а при слабой его активности в воздухе – даже атаковать наземные цели. Каждый командир обязан постоянно менять тактику боя группы сопровождения, помня, что шаблон приведет вашу группу к поражению.

Лучшая стратегия – регулярная смена тактики!

Тактическое мышление слетанной пары, как боевой единицы, всегда отличается рядом признаков, отражающих общие условия противостояния тактик в воздушном бою. С непредсказуемо меняющимися параметрами и уровнем напряженности. С острейшим личностным противоборством, обусловленным непосредственным огневым воздействием противника, определяющих выбор, подготовку и применение тактических действий пары. Вместе с тем, для анализа этих признаков всегда необходим самоанализ конкретных боевых ситуаций, важнейшими среди которых являются: альтернативность тактических решений при выборе разновидностей атак и противодействия нападению самолетов противника.

 

 

5a_cm.jpgСхема воздушного боя от 23.03.43 Четыре «ЛаГГ-Зф» (вед. Терехин) вылетали на прикрытие наших войск в районе Красный Бор — Ульяновка. На высоте 3000 м встретили бомбардировщиков противника, которые шли тремя эшелонами по 14–16 самолетов  в эшелоне с прикрытием «ФВ-190» и «Ме-109ф». Из донесения гв. капитана Терехина: «В 09:03, придя в район Колпина, связался по радио с ПН 1-го ГКП 1-го иак, который передал: «Форсируйте: — на подходе бомбардировщики противника». Я ответил: «Вас слышу, иду в атаку». Пошел на ведущий «Ю-87», который перешел в пикирование. Справа от меня был ведомый Ильичев. Атаку производил сверху спереди и с дист. 100–150 м дал очередь. После этого я развернулся на пикировании на 150 градусов и встал в хвост ведущему «Ю-87» и с дист. 50–70 м дал еще очередь. У «юнкерса» загорелась левая плос кость и он пошел со снижением в сторону Слуцка. Я пошел левым боевым разворотом, чтобы проследить падение, и одновременно заходя на второго «Ю-87». Тот «Ю-87», которого я атаковал, зацепился за лес и сгорел. При заходе на второго «Ю-87» с левого боевого разворота перед атакой я увидел, что мне в хвост заходит «ФВ-190» слева снизу. Я сделал резкое пикирование из левого боевого разворота вправо. «ФВ-190» проскочил подомной с принижением 3–5 м, второй «ФВ-190» находился ниже нас метров на 50 70. Выше меня в стороне вели бой три «ЛаГГ-3» с 5-ю «Ме-109» и одним «ФВ-190». В течение 3–5 мин я вел бой с двумя «ФВ-190» и оттягивал их в район Колпина. Бой вели на виражах с резким перекладыванием из левого виража в правый, после чего они пош ли с набором высоты на солнце.

 За время боя с «ФВ-190» я поднялся с 400 до 2500 м и потерял из виду группу «ЛаГГ-3», которая очевидно вела бой на меньшей высоте, и на фоне местности их не было видно. ГКП передал, что на подходе вторая группа бомбардировщиков противника. Я развернулся, пошел от Колпина в район Красного Бора, увидел оторвавшегося от своей группы «Ю-86» с выпущенным шасси и пошел на него в атаку. Сблизившись с ним до дист. 400–500 м, я посмотрел, нет ли кого в хвосте, для того чтобы спокойно и уверенно атаковать «Ю-86», потому что мой ведомый в процессе первой атаки ушел в сковывающую группу. Увидел, что справа 4a_cm.jpgсверху со стороны солнца на меня пикируют два «Ме-109ф». Я пошел с правым боевым разворотом на «Ме-109ф». Они сделали горку, после чего перешли на вираж. Я от атаки вынужден был отказаться, и пошел в район Колпина, где начал просить ГКП навести меня на группу «ЛаГГ-ов». Ответа на этот запрос я не получил, но ГКП передал, что на подходе третья группа бомбардировщиков противника и приказал мне атаковать их. Я развернулся и пошел на «юнкерсов», но увидел, что их прикрывают четыре «ФВ-190» и два «Ме-109ф». Причем «фоккевульфы» попарно пикировали по сторонам с бомбардировщиками, а «мессершмитты» прикрывали их сверху. Принял решение атак не производить, т. к. это было бы бесцельно. Сделал еще три круга над Колпином и запросил по радио, где находятся другие «ЛаГГ-3». Последовал сигнал посадки, что я и выполнил».

Из донесения гв. мл. лейтенанта Черненко: «Ввиду отсутствия в первых атаках истребителей противника, я со своим ведомым атаковал «Ю-88» сверху сзади в момент его пикирования. Результат не наблюдал ввиду того, что со стороны солнца сверху слева шли на нас в атаку два «Ме-109ф». Я левым боевым разворотом пошел на них. «Ме-109» отвалили влево со снижением и ушли на юг от Красного Бора. Сделав правый разворот на 90 градусов, увидел выше себя метрах в 150-ти «Ю-88», пикировавший на цель. Я довернул, нагнал его и произвел атаку сверху сзади, дав две очереди, после которых правый мотор «юнкерса» стал дымить. Самолет с дымом пикировал до земли. Падение точно не видел. В этот момент ГКП 7-го иак передал: «Выше вас вторая группа бомбардировщиков — атакуйте». Я обнаружил 12-14-ть «Ю-87», пикирующих через нас. Мне попался «Ю-87» в левой 4b_cm.jpgстороне, по которому я дал две очереди с левого разворота. «Ю-87» стал в вираж, выбросил бомбу и переворотом ушел вниз. Во время атаки стрелок «Ю-87» вел огонь. После атаки мы с ведомым проскочили за линию фронта, где на высоте 1600 м были обстреляны ЗА и МЗА. Северо-восточнее пос. Ульяновка на солнце я заметил четырех истребителей противника, идущих в пикирование одновременно с бомбардировщиками на удалении от нас в двух км. Ввиду того, что я был со своим ведомым далеко от командира и гораздо выше его, я со снижением пошел к нему. Меня перегнал «Ю-88», который проскочил мимо меня, но я успел дать по нему очередь сверху сзади. Мы оказались под «юнкерсами», которые сбрасывали бомбы, откуда быстро вышли. При выходе со стороны солнца мы были атакованы двумя «Ме-109ф» и одним «ФВ-190». «ФВ-190» атаковал, а «Ме-109ф» прикрывали его. «ФВ-190» атаку по мне производил сверху спереди, и я отвернул вправо. Он проскочил и стал сразу заходить в хвост на вираже. Снизу со стороны Красного Бора подошел еще один «ЛаГГ-3» (Ильичев), который выбил из-под моего хвоста «ФВ-190». Бой вели три на три. В процессе боя подошла еще пара «Ме-109ф» и вступила в бой.

Бой вели на вертикалях и главным образом на виражах. В процессе боя был момент, когда один «Ме-109ф» заходил в хвост самолету Ильичева. Я выбил его из-под хвоста последней очередью, т. к. боезапас был израсходован весь. Ввиду отсутствия боеприпасов бой стал вести на виражах, с оттягиванием в сторону Колпина. Когда в вираже Лазаревичу в хвост заходил «ФВ-190», я сделал имитацию атаки, но «ФВ-190» не отвалил, пока его не выбил Ильичев. Два «Ме-109ф» начали набирать высоту на солнце, и я, используя этот момент, отжал резко самолет, набрав скорость. Лазаревич в пикировании ушел в сторону р. Нева. Я остался с Ильичевым. Стали отходить к Колпино. Развернулся только один раз на двух шедших навстречу «Ме-109». После этого Ильичев пошел со снижением в сторону Пушкина. Я остался на этой высоте один с тремя самолетами противника и стал уходить к Колпину и к Неве. Отходил резкими перекладываниями по горизонтали и на полувертикалях. Снизившись до высоты 500 м, я походил на этой высоте, ища Ильичева, которого не нашел. Ушел к Неве, где встретил одного «И-16» на высоте 1000 м, которого хотел пристроить, но он не пристроился. В этот момент 4d_cm.jpgна высоте 3000–4000 м было три полосы. Я думал, что собрались наши, стал набирать высоту. Набрав высоте 1500 м, увидел разрывы ЗА на полосах, понял, что это самолеты противника и, услышав сигнал посадки, ушел на посадку». Из донесения гв. сержанта Лазаревича: «Капитан Терехин пошел в атаку на бомбардировщиков, а я со своим ведущим Черненко держался на удалении 500–600 м сверху слева, прикрывая его. Истребителей противника в первых эшелонах видно не было. Мой ведущий с пикирования атаковал «Ю-88» сверху спереди, результатов не наблюдал, т. к. в этот момент со стороны солнца слева сверху на нас пошли в атаку два «Ме-109ф», и мы с левым боевым разворотом пошли на сближение с ними. «Ме-109ф» отвалили влево и ушли со снижением, а мы развернулись вправо. В этот момент выше нас на 150–200 м шел «Ю-88» и мы, имея преимущество в скорости, вышли выше него, и Черненко атаковал его сзади сверху с дист. 50 м. Правый мотор «Ю-88 » задымил, и Черненко отвалил, а я дал очередь по левому мотору, после чего дымящий «Ю-88» начал пикировать до земли. Падения не видел, т. к. в этот момент подошли еще две группы «Ю-87» и «Ю-86». Это было в двух -трех км южнее Красного Бора. Черненко сделал левый разворот и атаковал «Ю-87», который переворотом пошел вниз. В этот момент мы были на территории немцев и по нам стреляла ЗА со стороны южной части пос. Ульяновка. Посмотрев на солнце, я увидел четырех истребителей противника, пикировавших вместе с бомбардировщиками. Мы развернулись вслед за ними. Один «Ю-87» оказался между моим ведущим и мною, ниже на 40–50 м. Я со снижением сверху атаковал его и дал длинную очередь. Видел, как рвались мои снаряды в моторе и левой плоскости. «Ю-87» задымил и ушел с крутым пикированием к земле в трех км юго-восточнее Красного Бора.

Пристроившись к ведущему, я заметил как два «Ме-109ф» и один «ФВ-190» разворачивались на нас в атаку сверху сзади. Мы левым боевым развернулись на них и немного подрались, после чего они ушли в сторону солнца. В этот момент к нам пристроился Ильичев из 13-го гиап. Подошли два «Ме-109ф» и через несколько времени еще два «Ме-109ф» и один «ФВ-190». На левом развороте «ФВ190» пытался зайти мне в хвост, но его выбил Ильичев. Два «Ме-109ф» ушли на солнце, а мы со своим ведущим начали пикировать в сторону Мги для того, чтобы набрать скорость. Набрав скорость, мы сделали левый боевой разворот, но в этот момент надо мной разорвался зенитный снаряд, и сразу же взорвалось несколько снарядов из боекомплекта моего самолета. Начало бить масло и температура масла резко возросла, и я принял решение выйти из боя, передав по радио ведущему: «Выхожу из бояне прикрывай». Спикировал в сторону р. Нева, где хотел сесть, но во время пикирования масло остыло, и я решил 5b_cm.jpgсесть на ближайшем аэродроме. Делая горки с переходом на крутое пикирование, с выключенным мотором дотянул до а. Приютино, где произвел посадку. От взрыва снаряда были перебиты масляная система, трасса управления огнем пушки и УБС, разорван снарядный ящик и пробита видосистема. Получил четыре пулевые пробоины в плоскостях и в правом предкрылке от стрелка «Ю-87». Считаю, что «Ю-87» мною сбит, упал, примерно в трех км юго-восточнее Красного Бора». Таким образом в ходе боя с двумя «Ме-109», четырьмя «ФВ-190» и 12-ю «Ю-87» по одному «Ю-87» сбили Терехин и Черненко. В бою с двумя «Ме-109» был сбит ст. лейтенант Ильичев. Его «ЛаГГ-3» упал в районе Красный Бор. Четыре «ЛаГГ-3» (Татаренко -Рябушкин, Седов -Выгузов) вылетела на прикрытие своих войск в район Красного Бора. Из донесения гв. ст. лейтенанта Седова: «Над а. Приютино к нам присоединилась тройка «Як-1». Пришли в район цели в 18:52. Сделав два галса в районе Красного Бора на высоте 4800 м, получили сигнал по радио: «Юнкерсы на подходе, атакуйте». Южнее Красного Бора заметили группу до 20-ти «Ю-87» и «Ю-86», входящих в пикирование ниже нас на 1500м. Ведущий пошел в пикирование на группу, идущую с востока на запад, я немного повернулся и стал также пикировать на дистанции 400–50 м от ведущей пары.

В первый же момент пикирования заметил «ФВ-190», идущий наперерез мне за ведущей парой. Я дал заградительную очередь и, проскочив мимо него, сразу же заметил вторую пару «фокке-вульфов», выскочивших справа от меня. Довернув за ними боевым разворотом, я заметил, что ведущий «ФВ-190» резким пикированием ушел вниз. Его ведомый некоторое время оставался вверху, пытаясь атаковать моего ведомого, но вскоре тоже ушел вниз. После этого ведущую пару Татаренко я потерял из виду, не было также и первой группы «Ю-87». Увидев сверху три «Як-1», я стал набирать высоту и пошел к ним. На высоте 4000 м через 5–7 мин заметил вторую группу «Ю-87» на одной высоте, пикирующих в том же направлении. Я выждал последнего и пошел на него сверху в лоб, с дист. 300 м открыл огонь и отвалил влево с 50–70 м. После этого, положив в крен машину, увидел густой след черного дыма за «юнкерсом», и сразу же на высоте 2000 м впереди меня проскочили два «ФВ-190». Я, имея большую скорость, снова набрал 3000 м. «ФВ-190» пошли за нами, но остались ниже и после того, как я с полупереворота пытался их атаковать, с резким снижением пошли на свою территорию. Над полем боя больше встреч не было. Получив сигнал с земли, я пристроился к тройке «Як-1» и произвел посадку парой в 19:35».

Из донесения гв. мл. лейтенанта Выгузова: «…Во время патрулирования слышим сигналы «Рамы-10»: «Юнкерсы» на подходе. Работайте повнимательней — ниже вас «мессера». В 19:02 «Рама-10» дала сигнал: «Юнкерсы» на подходе, развернитесь вправо и атакуйте». Ведущий четверки капитан Татаренко развернулся вправо и со своим ведомым пошел в атаку на «юнкерсов», которые находились ниже нас на 1000–1500 м. При увеличении дист, до 500–600 м мы со своим ведущим тоже пошли в пикирование, прикрывая пару Татаренко (нашей паре была поставлена задача прикрывать ударную группу). Во время пикирования я заметил справа «ФВ-190», пикирующий в направлении пары Татаренко. Но не произведя атаку по ним, «ФВ-190» резко развернулся влево и ушел вниз. Пара Татаренко подходила к «юнкерсам», и в это время мой ведущий пошел на левый боевой разворот, я последовал за ним. При выводе из боевого разворота я потерял из виду пару Татаренко, т. к. видимость была плохая из-за дымки, и, кроме этого, зашло солнце. При 5d_cm.jpgвыходе из боевого разворота справа увидел двух «ФВ-190» на дист. 500–600 м. Завязался бой с ними. После нескольких схваток они резким пикированием ушли вниз. Во время боя с «ФВ-190» слышал сигнал «Рамы-10»: «Анод, Анод! Прикройте Нарзана». Мы стали набирать высоту, выше нас была тройка «Як-1». При наборе высоты справа на высоте 3000–3500 м я заметил 15–20 «Ю-87», которые пошли в пикирование. Я дал сигнал ведущему Седову (покачал с крыла на крыло и развернулся в сторону «юнкерсов») и одновременно продублировал ему по радио: «Нарзан 35, я Нарзан 59, справа вижу «юнкерсов». Я находился справа от ведущего и немного ниже. Перейдя в пикирование, ведущего своего видел слева выше, тоже перешедшего в пикирование за мной. Свой самолет я направил в середину группы пикирующих «Ю-87» и на сходящемся пикировании с дист. 200 м по одному «Ю-87» дал короткую очередь, она прошла впереди самолета, затем дал вторую длинную очередь с дист. 100–60 м (было быстрое сближение). Она с разрывами прошла по кабине и фюзеляжу. Во избежание столкновения с ним я резко перевел машину в левый боевой разворот. При выходе из разворота справа увидел своего ведущего на дист. 150 м и в интервале 200 м пристроился к нему. Совместно сделали несколько разворота» с набором высоты, т. к. при атаке «юнкерсы» попали в сильный зенитный огонь (выход из атаки был на высоте 1600 м). После набора высоты до 3200–3500 м увидел двух «ФВ-190», которые были от нас на дист. 600–700 м, и вверху двух «Як-1 на высоте 4000 м.

Подошли к «Як-1». Получив сигнал на посадку, вышли из района прикрытия. В 19:35 произвели посадку»

 

 

Неожиданное применение маневров, которые основаны на специализированных свойствах пилотов неизвестных противнику – важный элемент, который пара всегда должна использовать в своем арсенале. Разнообразие способов нападения и защиты при типовых с виду положениях воздушной схватки несет в себе элемент саморазвития, который заменить теорией практически невозможно. Только «живой» противник несет в себе все эти нагрузки для максимальной реализации текущих возможностей пары, демонстрируя уровень вашей подготовки для достижения победы в воздушном бою. Все это связано с большим расходом нервной и физической энергии пилотов. Это неизбежно и об этом нельзя забывать ни на минуту.

Техника ведения воздушных боев в паре представляет собой систему специализированных маневров, в которой объединены приемы и тактические задачи, решаемые в тесном взаимодействии и соподчинении ведущего и ведомого в единых боевых действиях. Для слетанной пары бой – это не простое реагирование на ситуацию предложенную противником, а комплекс сложных решений нападения и защиты, сопровождаемый подготавливающими дейс твиями. Говоря простым языком, опытная пара предвосхищает действия противника, оптимизируя свои в ходе подготовки воздушной схватки. Она легко подстраивается к противнику, быстро и точно реагируя на малейшее изменение в воздухе. Я оцениваю уровень тактического мышления пары в зависимости от того, насколько применение выбранной тактики вызывает у противника увеличение времени реагирования на ее последствия. Атаки вашей пары, успех которых чаще всего зависит от неожиданности нападения, должны выполняться без лишних виражей. А маневры сближения, которых избежать невозможно, должны быть минимальной интенсивности. В случаях, когда не удается создать необходимой внезапности нападения, резкие, но неглубокие, и проводимые с большой скоростью виражи и мощные контратаки всегда выдадут опытную пару. Они заставляют противника нервничать и совершать необдуманные маневры.

 Для атакующих действий «умной пары», особенно в бою на виражах, наиболее характерным является преднамереннее вовлечение противника в различные ловушки с умелой маскировкой своих намерений и действий. Целью является постепенное сужение для атакуемого пространства для маневрирования, с намеренной неопределенностью момента начала завершающей атаки. Чаще всего рисунок боя формируется под воздействием объективных условий и решений, принимаемых ведущим пары: «нападать или выжидать?», «если нападать, то, как?», «нападет ведомый, то, как будет маневрировать вражеский самолет: защищаться или контратаковать?», «где мне находиться как ведущему?» и т. д. Неожиданность решения всегда точно определяет волевые и интеллектуальные качества ведущего, его тактический кругозор. Особенности боя на истребителях из-за значительного числа быстротечных воздушных схваток, практически непредсказуемых по маневрам, создают дефицит времени и пространства, сильнейшим образом влияя на применение тактических приемов и наработок. В свою очередь, тактическое мышление ведущего пары приобретает характер оперативного и требует мгновенных и единственно правильных решений, точности и быстроты.

В качестве традиционных тактических категорий всегда рассматривались: выбор и подготовка момента для атаки. Быстрота реакции ведущего пары в неожиданно возникшей ситуации. Принятие группового решения и его реализация в конкретных маневрах. Выбор оптимальной дистанции и высоты перед атакой или ее сохранение при маневрировании. Внезапность перемещений пары к конечной фазе нападения. Точная оценка опыта вашего противника. Создание у него ложных представлений для реализации собственных намерений. Создание помех, затрудняющих реагирование и перестроения. Захват и удержание инициативы. Все это формирует «чувство самолета», «чувство дистанции», «чувство времени», составляющих вкупе «чувство пары» – самое важное свойство истребителя. Вместе с тем, неадекватность тактических решений всегда ведет пару в тупик, а повторяющиеся серии тактических ошибок неминуемо приводят к поражению.

 

 

6_cm.jpgСхема воздушного боя от 21.03.43 В 11:25 семь «ЛаГГ-3» из 3го гиап (вед. Терехин и Минаев) на высоте 4000 м в районе Красный Бор вели бой с четверкой «ФВ-190». Из донесения гв. ст. лейтенанта Кравцова: «В районе Красного Бора на высоте 5000м заметили разрывы ЗА ниже нас на 800–1600 м, которые велись по четырем «ФВ-190». Я был в составе трех самолетов, ведомым слева у капитана Минаева. В это время ниже нас на одной высоте с «ФВ-190» была четверка капитана Терехина. Когда два «ФВ-190» заметили четверку Терехина, то стали набирать высоту. Терехин пошел за ними вверх. В это время мы начали пикировать на вторую пару «ФВ-190». Когда они заметили нас, стали уходить правым боевым разворотом на солнце. Имея удаление 600 м, я сблизился с ведомым «ФВ-190» до диет. 6a_cm.jpg250м и дал очередь. У «ФВ-190» выпала левая нога, он сделал переворот. Я дал вторую очередь по мотору, после чего самолет противника перешел в штопор и упал в 15-ти км юго-восточнее Красного Бора». Пять «ЛаГГ-Зф» (Каберов — Минаев — Кравцов, Цапов -Мокшин) вылетели на прикрытие наших войск в район Колпино — Красный Бор. Из донесения гв. капитана Каберова: «В 16:30 на высоте 4000м я заметил пару «ФВ-190», идущую со стороны Ивановских порогов. Имея превышение над противником в 500 м, я развернулся влево и зашел ему в хвост. Противник, вовремя нас обнаруживший, резко сделал переворот и ушел отвесным пике до бреющего полета, где и скрылся. В 16:40 на высоте 5500 м над нами появилась шестерка «ФВ-190», и сразу же пара из них пошла на нас в атаку. Завязался бой на вертикалях. В один из моментов, когда слева от меня был Мокшин, набирающий высоту, один «ФВ-190» пикированием пошел вниз, затем пошел на горку и открыл огонь по Мокшину с дист. 600 −700 м. Увидев это, я бросился на выручку и с левого разворота пошел вниз в атаку на «ФВ-190». Подскочив к нему на расстояние в 70 −100 м, я дал длинную очередь по 6b_cm.jpgмотору. «ФВ-190» резко задымил и неуклюже лег на спину, потеряв скорость. Самолет начал произвольно опус видимо был убит и, сжимая рукой гашетки пулемета, продолжал вести огонь. Ведение огня прекратилось, когда машина уже беспорядочно падала вниз, поте ряв в высоте около 1500 м. Затем я дал еще одну очередь вдогонку. «ФВ-190» упал северо-восточнее пос. Красный Бор на нашей территории».

Из донесения гв. мл. лейтенанта Мокшина: «В 16:30, заметив пару «ФВ-190» слева от меня, вышел вперед и показал ведущему направление противника. Капитан Цапов развернулся на эту пару «ФВ-190» и пошел в лобовую. Я был справа. «ФВ-190» начали отворачивать вправо, а я вместе с ведущим начал заходить им в хвост. Одновременно звено капитана Каберова, имея превышение над «ФВ-190», зашло им в хвост. «ФВ-190» сделали переворот и, пикируя, с газом ушли из боя.

 В 16:40 на высоте 5500 м над нами появилась 6d_cm.jpgшестерка «ФВ-190». Пара «ФВ-190» пошла на нас в атаку. Бой велся на вертикали, причем «ФВ-190» реже делали горки, а больше уходили пикированием, затем в стороне набирали высоту и снова производили атаки сверху. Один «ФВ-190» атаковал меня снизу сзади. Заметив трассу, я ушел из-под огня противника, и «ФВ-190» был атакован капитаном Каберовым. Продолжая набирать высоту за ведущим, я был атакован сверху вторым «ФВ-190». Заметив его, я резко дал ногу и со скольжением ушел под «ФВ-190», который проскочил мимо меня. Я сразу стал ему в хвост и с диет. 30–50 м дал по нему три коротких очереди. «ФВ-190» начал переваливаться с крыла на крыло и из пикирования не вышел до тех пор, пока не вошел в дымку, и дальше я не мог за ним наблюдать».

 

Нельзя увлекаться сложными тактическими построениями или идеями. Используйте простые и изящные решения. Не путайте бесконечное разнообразие замыслов с тактической реализацией задуманного. Не забывайте просто непрерывно контролировать противника и его действия. Разброс внимания между нападением и защитой всегда мешает. Поэтому запаздывание анализа ситуации или нерешительность обычно отрицательно сказываются на своевременности перехода от наступления к обороне и наоборот.

Чтобы обеспечить чистоту выполнения атак в паре и сохранить качество маневрирования при неожиданных изменениях ситуации, необходимо преодолевать инерцию потери чувства времени. Если бои с наступательными характеристиками уступают схваткам, выполненным с оборонительными установками, то вы – устали. Не нужно стесняться этого. Всегда сообщайте партнеру о своем состоянии. Ведущему вашей пары жизненно необходимы кураж, а ведомому – бодрый, настроенный на атаку командир!

 Основой маневренной борьбы в паре, в отличие от одиночного самолета, является уникальная способность пары к проведению маневрирования на решающем направлении. Способность к ложным маневрам вторым истребителем на второстепенных направлениях, рассчитанных на отвлечение внимания противника. Это означает, что пара, имеющая запас скорости и высоты, может в любой удобный для нее момент использовать своего «свободного» пилота для распыления сил противника в воздушном противостоянии.

 

 

7_cm.jpgСхема воздушного боя от 21.04.43 08:40–10:06. Четыре «ЛаГГ-3» из 3-го гиап в ГНП (Агеев -Рябушкин, Минаев — Жучков) и четыре «Ла-5» из 4-го гиап в СГ (Лагуткин — Степанов, (Соценко -Филатов) сопровождают пять «Ил-2» в район острова Аспэ. В 09:10 при следовании к цели в районе о. Лавансаари встретили два «Ме-109»: один на высоте 200 м, второй на высоте 2500 м. «Ла-5» находились на высоте 1200 м. Один «Ме-109» снизу пытался атаковать «Ла-5» Степанова. Лагуткин сверху с пикирования с диет. 1500 м дал две длинных очереди. «Me-109» переворотом ушел на бреющий, потом сделал горку. Лагуткин сзади с диет. 30–50 м атаковал еще раз этот же «Ме-109», а Соценко и Филатов атаковали его сверху с диет. 150–200 м и сбили. При возвращения на свой аэродром в 09:25 на высоте 2000 м восточнее о. Сейскар встретили до 12-ти «фиатов» и вступили с ними в бой. В пяти км сев.— зап. маяка Шепелев Соценко снизу с диет. 100–150 м атаковал «фиат», его же сзади с диет. 200 м на пикировании атаковал Филатов. Сбитый самолет противника упал в районе боя. Лагуткин и Филатов пошли в лобовую на «фиатов», но проскочили их без атаки. Степанов развернулся вправо и в хвост атаковал второго «фиата», но тот отвернул влево. Лагуткин атаковал его сзади сверху с диет. 30 м и сбил. Степанов, который проскочил самолет противника на высоте 200–150 м, был атакован сзади двумя «фиатами» из другой группы. Наш летчик из-под атаки пошел к берегу со снижением. В районе д. Коваши самолет задел за верхушки деревьев и упал. Летчик погиб.

Из донесения гв. капитана Минаева: «Шли бреющим по маршруту до о. Лавансаари. «Ла-5» шли на высоте 400–500 м выше и левее основной группы со стороны солнца. Подходя к о. Пенисаари, «Ил-2» стали набирать высоту. В это время севернее Пенисаари сзади нас на 1500 м показался один «Ме-109», увидев его я передал по радио «Ла-5»: «Сзади нас самолет противника». Они развернулись в правую сторону и погнались за ним, после этого я их больше не видел. Наша четверка «ЛаГГ-3» осталась с 7a_cm.jpg«Илами» и следовала дальше по маршруту и ходила на пересекающихся курсах парами. «Ил-2» шли с набором высоты до самой цели. Около Аспэ в северной бухте стояли на парах транспорт и 4 баржи. «Ил-2» стали заходить на него с левым разворотом. Бомбы попали в цель, видел большой взрыв. При возвращении в 10-ти км от о. Лавансаари к нам на бреющем полете пристроились четыре «Ла-5» и шли с нами до Сейскара, правее и в пяти км впереди. Над Сейскаром нам по радио сообщили с «Ла-5» «сзади самолеты противника». 8–12 «фиат» были выше нас на 400 м и сзади. В это время «Ла-5» ушли, и больше я их не видел. Отойдя от Сейскара 10 км, я увидел, что навстречу нам на высоте 2000–1500 м шло до 14-ти самолетов. Я думал, что это наши «Ла-5» и «И-16», как было договорено. Однако, эта группа самолетов с полупереворотом со снижением пошла на нас в атаку. Мы были на высоте 600–700 м, ходили на пересекающих ся курсах. Два «брюстера» пошли в атаку на «Ил-2». Я с Жучковым разворачиваюсь и иду на них, а они, заметив это, пошли на меня в лобовую. Этим самым я связал всю группу истребителей противника, а «Ил-2» в это время ушли под прикрытием «ЛаГГ-3» Агеева и Рябушкина. По радио я слышал Агеева, когда он Рябушкину говорил: «Держись в паре», а больше я ничего не слышал, потому что все было перебито. Атакуя противника, огонь вели с дистанции 25–50 м. Бой вел на отходе в течение 15–20 мин парой, так как наших самолетов больше не было. Бой приходилось вести так, чтобы не попасть под прицельный огонь противника. Сам атаковал, когда противник попадал под прицельный огонь. Один «фиат» зашел мне в хвост, я резко развернулся влево, «фиат» проскочил вперед, я за ним 7b_cm.jpgразвернулся вправо и дал две очереди, самолет пошел вниз с дымом, падения не проследил, т. к. сзади все время были самолеты противника со всех сторон. Нас преследовали до о.Горы Валдай. Ведомый держался отлично».

 Из донесения гв. ст. сержанта Жучкова: «09:10. На пути следования к цели встретили два «Ме-109» на высоте 1000 м севернее о. Цемисари, которые подошли на большой скорости и пытались атаковать справа «Ил-2». Но были замечены и атака им не удалась, после чего они с левым разворотом вниз прошли под группой и горкой пытались зайти сзади, но были встречены «Ла-5», которые, с ними завязали бой. Четыре «ЛаГГ-3» следовали с «Илами» на цель. По возвращении в районе о.Лавансаари нас встретила четверка «Ла-5» на высоте 100 м, последние пристроились и следовали с нами, набирая высоту. В районе южнее о. Сейскар «Ла-5» были выше нас на 1000 м и ушли вперед. Четыре «ЛаГГ-3» остались на своем месте — сзади и выше «Илов» на 200 м и ходили над ними парами на пересекающихся курсах. В момент выхода «Ла-5» вперед передали по радио о подходе самолетов противника. В этот момент справа на одной высоте с нами встретили до восьми «фиатов» и два «брюстера», последние пошли в пикирование на «Илов». Капитан Минаев и я правым полу переворотом пошли наперерез «брюстерам», которые пытались вести бой на виражах. Сделав по две коротких очереди, мы ушли горкой, но на выходе два «фиата» подстроились в хвост Минаеву. Я дал короткую очередь по ведущему, который сразу отвалил влево. Затем я подстроился к ведомому сзади снизу, огонь вел с 10-ти м. Минаев пошел в атаку на нижних, и я переворотом пристроился к нему. К этому времени подошла еще группа до восьми «фиатов», которые вступили с нами в бой. Все самолеты противника быстро распределились по высоте в несколько ярусов от 7d_cm.jpgбреющего до 1000м. Вторая пара «ЛаГГ-3» (Агеев и Рябушкин) после первой атаки ушла с «Илами». Мы остались парой и отбивали бесчисленные атаки «фиатов» с оттягиванием к южному берегу залива. После 4–5 атак у меня кончился боезапас, «фиаты» атаковали нас группой от двух до шести самолетов одновременно. Атаки производились с разных направлений».

В 09:28 четыре «Ла-5» из 4-го гиап (Цыганов — Вик. Голубев, Багиров — Потапов) вылетели на «отсечку» истребителей противника для обеспечения свободного возвращения «Ил-2» с боевого задания. В 09:40 в 15-ти км от о. Сейскар встретили наши самолеты и с 09:50 до 10: 00 в районе Сортавала — маяк Шепелев вели бой с 10-ю «фиатами», которые пытались атаковать «Ил-2». Цыганов дал команду: «Атакуем все» и сзади сверху с диет. 100–50 м атаковал один «фиат», который перевернулся через крыло и упал в районе боя. Его падение наблюдал Вик. Голубев. В районе маяка Шепелев на высоте 1500–1000 м Цыганов сверху сзади с диет. 100–50 м сбил одного отставшего «фиата», который упал на берегу залива в районе Лебяжье. При выходе из атаки Цыганов сзади в хвост был атакован вторым «фиатом», но пикированием из-под атаки вышел, а ведомый Голубев сзади с диет. 300–400 м, а потом сверху сзади с диет. 100 м дал две очереди по этому «фиату». С первой очереди самолет противника задымил, а после второй упал в бухте Батарейная. При выходе из атаки летчики не заметили выше себя еще шести самолетов противника и попали под их огонь. Самолеты Цыганова и Потапова получили повреждения и вышли из боя. Багиров сзади сверху с диет. 100 м атаковал один «фиат», который спиралью пошел вниз и упал в четырех км от маяка Шепелев. В 09:40 четыре «Ла-5» из 4-го гиап (Вас. Голубев -Бычков, Костылев -Просвирин) вылетели в район маяка Шепелев для сковывания боем истребителей противника. В 09:52 на высоте 3000 встретили до 18-ти «фиатов». Голубев с набором высоты пошел на сближение и в лоб с дист. 200–30 м атаковал один самолет. Наблюдал попадание снарядов в кабину, «фиат» загорелся и упал на лед Костылев сзади сверху с диет. 30–70 м атаковал второй «фиат» и сбил его. Голубев на вираже, а затем в хвост с дист. 300–200 м сбил третий, который падал плоским штопором. При преследовании самолетов противника Бычков сзади снизу с дист. 150 м атаковал четвертый «фиат» и сбил его.  

 

 

Маневренное нападение – простой метод, ведущий пару к победе. Позиционная и выжидательная тактика ведет, в конечном счете, к поражению. Кто-то возразит мне. Пара в глазах новичка всегда что-то монолитное. Ведомый, как тень, плетется за ведущим, едва успевая перестроиться. Это неправильно. Гибкость, неожиданные для противника обманные маневры, ведущие к раздвоению его внимания на второстепенные перемещения, при четкой координации по радио гораздо эффективнее прямолинейного боя. Вы должны с рождения вашей пары целенаправленно придумывать тактические приемы с отработкой навыков эффективного применения маневренного нападения. Просто болтаться в паре на сервере нет смысла. Нужно не только быстро перемещаться по «полю боя», но и нужно научиться быстро собираться в нужной точке для нападения или отражения атак. Нужно научиться лавировать и перераспределять внимание противника между ложными и истинными атаками. Нужно готовить противнику контрприемы собственной защиты.

Пара всегда может вынудить вражеский самолет передвигаться в нужном направлении, сковать его. Сочетая маневрирование с ложными атаками, пара всегда может заставить противника сосредотачивать внимание и силы для защиты, утомляя его. Усвойте главное: пара, как боевая единица, свободна в выборе тактики. Она должна использовать все, что, на ее взгляд, целесообразно в текущей фазе боя. Перемещения двух самолетов всегда можно отследить, но не всегда можно понять, что задумала пара. Контратаки – составная часть наступательной тактики пары могут быть отдельным боевым действием, применяемым с различными целями. На контратаках может быть выстроен весь бой вашей пары. Такая тактика подготавливают контратаку раскрытиями, ложными атаками, выжиданием, заставляя этим противника проявлять инициативу, и мгновенно перехватывая ее.

Маневрировать нужно и с целью защиты, чтобы не дать вражеским самолетам выбрать выгодный момент для атаки. Оборонительные действия используют и для того, чтобы притупить бдительность противника, который приобретает ложную уверенность и вместе с тем перестает быть осторожным. Маневрирование в воздушном бою это ваши перемещения относительно противника: вокруг него, вверх-вниз, вперед-назад, по дугообразным траекториям вне огневого контакта, в контакте, с набором и без. При этом в такое же движение вовлекаются и вражеские машины, а это главное. Я уже чувствую, что новичок, прочитавший все изложенное мной выше, вздохнет: «Сложно как-то, попроще бы!». Ну, вот давайте посмотрим классический пример для простоты понимания теоретической части.

 

 

8_cm.jpgСхема воздушного боя от 28.03.42 Группы «И-153» из 71-го иап во взаимодействии с «И-16» из 11-го иап с 06:23 по 19:05 продолжают наносить штурмовые удар по наступающим войскам противника в районе острова Гогланд. В течение дня проведено восемь воздушных боев. В 07:00 девять «И-153» (вед. Коронец) из 71-го иап вступает в воздушных бой с девяткой «ФД-21»(«B-239») и двумя «кертиссами» в 8 км северо-восточнее Готланда. Первая атака прикрывающей группы на встречных курсах лобовая. В ней был сбит командир 71-го иап А. Коронец. Ударная группа, сбросив бомбы на лед, тоже вступила в бой. После первой атаки ведомые потеряли своих ведущих, и бой стал происходить индивидуально на виражах. Шахбазьян дрался один против пяти и сбил одного из «ФД-21». В конце боя ему на помощь подошел один «И-153». Еще один подбитый «ФД-21» вышел из боя. Бой длился 10 минут. Самолет Шахбазьяна на свой аэродром не возвратился.

В 09:05 десятка «И-153» (вед. Соловьев) при заходе для второй атаки по войскам противника в 3 км северо-8a_cm.jpgвосточнее о. Гогланд неожиданно была атакована в лоб сверху четырьмя «кертиссами» и восемью «ФД-21». Противник был расположен тремя ярусами: два «И-153» на высоте 500 м,» ФД-21» на высоте 1000 м и «кертиссы» на высоте 2000 м. Группа прикрытия (пять «И-153») не обеспечила своевременно прикрытие штурмовой атаки, не приняла боя на себя, тем самым сорвала атаку штурмующим самолетам. Бой вели на высотах в два яруса 100 м и 1000 м. Сбиты «И-153» лейтенанта Мазуренко и сержанта Павлова. Лейтенант Абрамов произвел вынужденную посадку у о. Сейскар. Самолет «И-153» исправлен находившимся там техником.

14:40–15:00. Шесть «И-15 бис» 11-го иап, прикрывая наших лыжников, двигавшихся к о. Гогланд, вели воздушный бой с четверкой «Ме-109». Противник атаковал наши самолеты сверху сзади со стороны солнца и уходил с набором высоты. Сбит самолет летчика Савосина, который упал в районе о. Сейскар. В 18:40 двенадцать «И-153» (вед. Бискуп) из 71-го иап и шесть «И-16» из 11-го иап на высоте 1000 м при выходе из штурмовки войск на о. Гогланд были атакованы сверху сзади 15-ю «Ме-109» и 8-ю «ФД-21». После первой атаки прикрывающая группа из шести «И-153» (вед. К. 8b_cm.jpgСоловьев) первой вступила в воздушный бой с численно превосходящими силами противника. Звено «И-153» выпустило «РС», которым был сбит один «ФД-21». Бой протекал на полувертикальном вираже по кругу с оттягиванием к о. Лавансаари. В районе острова сержант Федоров, оставшись один, дрался с восемью «ФД-21». Из-за выработки горючего произвел вынужденную посадку в районе острова, сделав при этом полный капот. Соловьев в паре с лейтенантом Кучерявым продолжали бой с восемью самолетами противника. Подбит один «ФД-21», который выходит из боя. Шесть раз заходили «Ме-109» в хвост Соловьеву, и все время Кучерявый выбивал их оттуда. Два «Ме-109», набрав высоту, бросаются на Кучерявого, но тут уже успевает Соловьев. Внезапная атака справа, и «Ме-109» падает на лед. Посты СНИС о. Сейскар и Лавансаари донесли о падении трех «ФД-21» и одного «ПЗЛ-24».

 

 

Предположим, что ваша пара идет с превышением. Тысячах на трех. Контакт. Вражеский истребитель навстречу, ниже и не видит вас, продолжая сближение. Не нужно решать эту атаку, как головоломку. Одновременно, не разбивая пару, змейкой вниз на сближение. Боевой разворот. Убираем газ. Одновременно открываем огонь. Уходим вверх. Все – цель уничтожена. Простое тактическое решение. Вокруг «чисто». Мишень вас не видела. Все меняется, если рядом самолет противника с заметным превышением. Лично я бы не начинал атаку и сделал вид, что ухожу. Ясно же, что находящийся выше противник опасен и находится в более выгодной позиции. Но вы можете захватить инициативу, просто сбив выбранную вами цель на глазах того истребителя. Это чревато непредсказуемыми последствиями, но это – ваше решение. Вы не знаете, кто выше вас. Как он отреагирует? Попытается атаковать? Но стоит вам разойтись, и противник заметается. Вопрос: стоит ли этот сбитый самолет последующей схватки на виражах в невыгодной ситуации? Думаю, что не стоит!

Совсем недавно я стал свидетелем боя, где «синяя» пара великолепно держала превышение. Сбила. Потом подбила еще одного. «Красота!» – подумал я и не полез вверх. Все закончилось, когда жадность и вера в безнаказанность усыпили их бдительность. Одного зажгли, а другой, дымя, сбежал. Никогда не превращайте охоту вашей пары в свалку. Помните, что в бою можно и нужно иногда отступить. Поскольку защитная реакция противника может возникнуть на любом отрезке боя, лучше использовать некоторую паузу и, восстановив высоту, вновь атаковать его. Это естественная тактика. Неестественно слить высоту ради еще одного сбитого, будучи облепленным со всех сторон жаждущими мести самолетами.

Наивно было бы считать, что в одной статье можно дать ответы на все вопросы, касающиеся тактического мышления слетанной пары. Для этого нужно разбить технические действия пары в каждом воздушном бою на фазы, части, детали. А как учесть эмоциональную сторону? А как описать возникающее порой «чувство момента»? «Памятка новичку», скорее, ставит задачу определить основные направления дальнейшего совершенствования, чем претендует на стройную систему тактических наработок. Поднять все эти вопросы на должную высоту, выдержать все требования, которые предъявляются к подобным статьям, очень рении в конкретных действиях ваших идей и опыта и зависит от творческой глубины мышления пары, ее способности к анализу и трудно, да и почти невозможно.

«Памятка новичку» – лишь попытка что-то сделать в этом интересном направлении. Чем интереснее ваши тактические приемы ведения воздушного боя, тем больше у пары вариантов нейтрализовать сильные стороны противника и использовать его слабые. Нападение – лучше тактическое средство для достижения победы в воздушных боях. Но атакующая пара может рассчитывать на успех, если нападает своевременно и на все сто процентов неожиданно для противника…

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

« Пред.   След. »