РАСПРАВЛЕННЫЕ КРЫЛЬЯ
ГЛАВНАЯ arrow СТАТЬИ arrow 315-й боевой вылет майора Александра Мясникова ч.22
315-й боевой вылет майора Александра Мясникова ч.22
Автор Ю.А.Мясников, И.Г.Прокофьев, В.И.Суворов, К.И.Тарасов   

11 сентября 1942 года

1_cm.jpg Из газет «Победа», № 231 от 12.09.42 и «Красный Балтийский Флот», № 221 от 13.09.42. «Вчера летчики гвардейцы одного нашего подразделения еще раз продемонстрировали высокое боевое мастерство, беспредельную преданность Родине и непоколебимую стойкость в бою.

 В трех суровых схватках с немецкими истребителями гвардейцы нанесли серьезный урон фашистским воздушным бандитам. Девятка скоростных истребителей под командованием знатного летчика нашего флота трижды орденоносца Мясникова сопровождала группу пикирующих бомбардировщиков. Десять «Мессершмиттов» пытались помешать нашим летчикам выполнить боевое задание. В воздухе разгорелся ожесточенный бой. Обе стороны яростно атаковали друг друга. Гвардейцы, как всегда, проявили исключительное мужество и отвагу, непрерывно поливая немцев свинцовым огнем из пушек и пулеметов. В результате первой схватки летчик Ефимов и летчики-орденоносцы Терехин и Руденко сбили по одному «Ме-109». Второй бой был коротким и стремительным. Восемь краснозвездных истребителей встретились над линией фронта с двумя «Ме-109». Четверка гвардейцев в составе летчиков Бондаренко, Сухова. Терехина и Руденко бросилась в атаку. Оба вражеских самолета были сбиты. Три других «Мессершмитта», проходившие в это время немного в стороне, не захотели вступить в бой. На большой скорости фашисты ушли на свой аэродром. В третьем бою балтийскими истребителями командовал Герой Советского Союза тов. Ефимов. На этот раз против восьми «Мессершмиттов» дрались восемь гвардейцев. Бой закончился победой балтийских летчиков. Один «Мессершмитт» был сбит тов. Ефимовым, второй – Каберовым, третий – Руденко и Львовым. В этот день гвардейцы уничтожили в воздушных боях восемь вражеских истребителей, из которых два самолета были сбиты лично Героем Советского Союза Ефимовым».

Ст. политрук М. Фридман «Три воздушных боя»

2_cm.jpg Из книги И. Каберова, стр. 253. «Где это я? – спрашиваю себя, вдруг очнувшись. В недоумении гляжу в круглые глаза приборов. Выходит, я все еще в кабине истребителя? Вот они, рычаги управления, тумблеры, кнопки. Сижу, пытаюсь очухаться. Кровь стучит в виски, во рту пересохло. Пробую подняться – не хватает сил. Что же все-таки произошло? Самолет стоит на самой границе аэродрома. Мотор не работает. «Да ведь он же остановился в воздухе на последней прямой»,– вспоминаю я. Товарищи подбегают ко мне, спрашивают, не ранен ли я. Спрашивают, почему меня так долго не было. Спрашивают, почему я один, где майор Мясников. Мясников… Силюсь припомнить, что произошло с Мясниковым. Но в голове все перемешалось. Иду на стоянку как пьяный. Вот она, наша растрепавшаяся на ветру палатка. Вот капитан Дармограй. Ему нужны сведения о результатах полета. Нас обоих – меня и Мясникова – считали здесь погибшими. Но я жив. А Мясников?

                          

                                                              Памяти наших истребителей (25.6 MB)

 


 

 Да, да, мы сопровождали бомбардировщики «Пе-2» из 73-го полка. Кто-то из летчиков на «Пе-2» был другом Александра Федоровича, и Мясников прямо-таки с детской радостью пошел на это задание. В воздухе они перекликались по радио. А утром, еще до вылета, Александр Федорович был у нас в эскадрилье, где стоял его самолет. Став заместителем командира полка, он летал по-прежнему с нами. В этот ранний час Мясников успел обыграть кого-то в шахматы и был в добром, веселом настроении – много шутил, смеялся, рассказывал что-то веселое. Потом он написал письмо своей Матрене Макаровне и шестилетнему сынишке Юрке. Но последовал телефонный звонок из штаба, и вскоре мы были в воздухе. Бомбардировщики «Пе-2» даже с бомбовой нагрузкой оказались быстроходнее наших «Харрикейнов». Набирая высоту, мы отстали от них и встретились с «Мессершмиттами». Их было много, этих фашистских хищников со свастикой на крыльях. Но наши бомбардировщики уже пикировали и, не обращая внимания на ураганный зенитный огонь, сбрасывали свой смертоносный груз на головы фашистов, укрепившихся на левом берегу Невы. Около часа вели мы бой с истребителями противника. Уже давно ушли наши бомбардировщики, и вражеские зенитки умолкли, а мы все еще никак не могли оторваться от «Мессершмиттов». Их было двенадцать, нас только восемь. Они прикрывались солнцем. И все же нам удалось сбить два «мессера». Тогда фашисты изменили тактику. Одна их группа атаковала нас сверху, а другая снизу. Но Мясников вовремя разгадал этот маневр. В мгновение ока от ведущего нижней пары «Мессершмиттов» полетели щепки. Машина перешла в беспорядочное падение и скрылась на фоне леса. Неожиданно появилась еще шестерка вражеских истребителей. Они оттеснили нас с Мясниковым от общей группы. Мы вынуждены были вдвоем биться с этой шестеркой. За этой воздушной схваткой наблюдал со своего командного пункта при штабе сухопутной армии командир нашей бригады Герой Советского Союза полковник П. В. Кондратьев. Внимательно следя за боем, он помогал нам в трудные мгновения – давал по радио свои советы, предупреждал об опасности.

3_cm.jpg Но время было на исходе, и Кондратьев дал нам сигнал идти на посадку. Я слышал голос Ефимова, собиравшего группу и с боем уводившего ее на аэродром. Однако мы с Мясниковым не могли последовать за ним. Фашисты атаковали и атаковали. Командир бригады взывал к нам, чтобы мы продержались еще немного. Он сообщил, что со стороны «Большого» (то есть от Ленинграда) идет группа ЯКов.

– Видите группу? – спрашивал он.

– Видим! – кричал я, опережая Мясникова.

– Им даны указания, сейчас они вам помогут…

Действительно, к нам приближалась шестерка истребителей «Як-1». Фашистские летчики сразу же оставили нас в покое и убрались восвояси.

 – Спасибо, братцы, за помощь! – прокричали мы по радио своим спасителям и, покачивая машины с крыла на крыло, взяли курс на аэродром. Надо сказать, что горючее у нас было уже на исходе. Но, видимо, радиостанции на «Яках» были настроены на другую волну. Между тем наши неизвестные друзья приняли «Харрикейны» за вражеские истребители. Два «Яка» неожиданно вырвались вперед и пошли на нас в атаку.

– Они атакуют, – предупредил я Мясникова.

Это же «Яки», – спокойно отозвался Александр Федорович. – Наши «Яки». Они шутят.

 Но ведущий «Як» не шутил. Он дал очередь по самолету майора Мясникова. Машина вспыхнула и стала падать.

– Что вы делаете, разбойники?! – кричал я по радио, видя, как охваченный пламенем падает самолет командира. Но голос мой тонул в эфире. Армейские летчики не слышали меня. Меня слышал только полковник Кондратьев. И он видел все происходившее в воздухе. Командир бригады передал мне, что «ЯКам сейчас подскажут». Но они уже развернулись и бросились на меня с двух сторон. Что делать? Бить по своим я не мог. Я стал уклоняться, увертываться от «Яков». Но их было шестеро. К тому же они пришли со свежими силами. А у меня не оставалось ни горючего, ни сил. Мотор мог остановиться в любую секунду.  Оставалось одно: сделать вид, будто моя машина сбита. А как? Ввести самолет в штопор? Но табличка, укрепленная на приборной доске «Харрикейна», предупреждала (и я это знал наизусть): «Если до высоты двух тысяч метров машина не вышла из штопора, покидай самолет и пользуйся парашютом». Надпись была сделана неспроста: английский истребитель, войдя в штопор, мог из него не выйти. Но выбора не было. Улучив удобный момент, я загнал машину в штопор. Виток, второй, третий. Земля и Ленинград вместе с ней превращаются в набирающую скорость карусель. Четвертый, пятый, седьмой, девятый виток. «Вывод!» – кричу я зачем-то самому себе, видя, как вращающаяся земля стремительно надвигается на меня. Вопреки ожиданиям «Харрикейн» подчиняется рулям. Он выходит из штопора и, опустив нос, набирает скорость. Вот я уже в горизонтальном полете. Подо мной лес. Высота – четыреста метров. Позади никого. Я даю газ и беру курс на аэродром. На чем работает мотор – не знаю. Бензиномеры показывают нули, «Ну, «Харитоша», дотяни, милый, тут же недалеко». Выпускаю шасси, планирую на аэродром. И в этот момент раздается сильный хлопок, Мотор останавливается. Словно тараканьи усы, прорисовываются перед глазами лопасти винта. И вот посадка…

Записав все, что я смог сказать ему, Дармограй мчится докладывать начальству. Я с трудом добираюсь до кровати и забываюсь в тяжелом сне. Но отдых недолог. Самолет заправлен, и Дармограй поднимает меня. Вскакиваю, а в мыслях Мясников.

– Понимаю,– говорит адъютант,– Но что делать? Александра Федоровича уже не вернешь. Разберутся, накажут, кого следует. А сейчас садись и пиши объяснительную. Командир полка велел. Я пишу короткую объяснительную записку и отдаю ее адъютанту. В палатку заходит комиссар полка Лукьянов. Он только что возвратился с боевого задания. Он тоже очень устал, но, узнав о гибели Мясникова, немедля поспешил к нам. Я докладываю ему обо всем, Потом мы еще некоторое время сидим молча, А о чем говорить? Вскоре нас снова поднимают в воздух. И снова завязывается дикий бой. Мы сбиваем три «Мессершмитта» и теряем один свой самолет. Да что самолет! Гибнет Сергей Сухов. Его «Харрикейн» падает, переходит в плоский штопор и, вращаясь, как липовое семечко, устремляется к земле. Товарищи кричат Сухову, чтобы он прыгал. Но Сергей уже не реагирует ни на что. Самолет падает на нашей территории, севернее Невской Дубровки. А я, возвратясь на аэродром, снова и снова вспоминаю, каким жизнерадостным человеком был Сережа Сухов. И как весело был настроен еще сегодня утром Александр Федорович Мясников. И вот их нет. Нет, и никогда больше не будет. Их койки свободны. Их дети осиротели. И во всем этом виновата война. Дорогая Матрена Макаровна, дорогая Леночка! Через несколько дней вы получите извещения о гибели мужей. Мы не в силах вас утешить. Но мы в силах бить фашистских извергов. Мы будем уничтожать их, как бешеных собак. Потому что все наши беды от них».

5_cm.jpg Уважаемая Матрена Макаровна! Пишут Вам письмо из части, в которой служил и воевал Ваш муж гвардии майор Мясников Александр Федорович. Прошло много лет с тех пор, как погиб Александр Федорович, но в полку хорошо помнят его как смелого воздушного бойца, опытного летчика-истребителя, хорошего воспитателя подчиненных. В истории боевого пути части описано много эпизодов из жизни и воздушных боев Вашего мужа и в каждом из них он показан как настоящий сын своей Родины. Вот как описан последний бой 11 сентября 1942 года. «11 сентября воздушные бои не прекращались целый день. Дрались кучей, сбившись в воздухе в огромный клубок, с перерывами бой продолжался до темноты. Отдельные самолеты выходили из боя, возвращались на аэродром, снова взлетали, а огромный клубок вертелся в воздухе беспрерывно. Девять вражеских самолетов сбили летчики полка в этот день. Два наших самолета не вернулись на свой аэродром. Капитан Сухов и майор Мясников пали смертью героев…» Всего на боевом счету Вашего мужа 18 сбитых самолетов противника. Передавайте привет своему сыну Юрию и скажите ему, что его отцом гордятся и очень хорошо помнят. Желаем Вам, Матрена Макаровна, хорошего здоровья и долгих лет жизни.

До свидания! Секретарь комсомольского бюро Гвардии лейтенант /Коробко/ Латвийская ССР, г. Лиепая, войсковая часть 26905 14 февраля 1975 года

Список воздушных побед А. Ф. Мясникова

 Составили А. Диков, К. Тарасов, Ю. Мясников 
Дата Сбитый самолет Район Свой самолет Часть Выдержки из наградных листов А. Мясниковаот 23.09.41 и 06.04.42 и газеты «Победа»
15.08.41 Ю-88 Керстово Як-1 71 иап «Мясников». В наградном листе эта победа не отмечена
19.08.41 Хе-126 Хунгер-бург И-153 13 оаэ Вылет на уничтожение корректировщика в районе Хунгербург. Группой сбили «Хе-126»«Победа», № 60 от 20.08.41: «Мясников и М. Никитин»
25.08.41 Ю-88 Гогланд И-153 13 оаэ Сопровождал бомбардировщиков в Таллин. В районе острова Гогланд в воздушном бою сбили в паре один «Ю-88».«Победа», № 67 от 27.08.41:  «Мясников и Полях»
16.09.41 Ме-109 Кр.Село-Пушкин МиГ-3 5 иап В районе Красное Село парой сбит один «МЕ-109».«Мясников и Халдеев»
17.09.41 Ю-86 Красное Село ЛаГГ-3 5 иап Охрана войск в  районе  Пушкин — Пулково. В  воздушном бою в районе Красное Село парой сбили один «Ю-86».     «Мясников и Львов»
21.09.41 Ме-110 Кронштадт МиГ-3 5 иап Охрана транспортов в районе Ленинград — Кронштадт. В воздушном бою парой сбили один «МЕ-110».«Мясников и Чепелкин»
23.09.41 Ю-88 Копенское озеро Як-1 5 иап Охрана ГВМБ. В районе Ораниенбаума в  воздушном бою звеном сбили один «Ю-88».«Мясников, Руденко, Усыченко и Бабернов»
26.11.41 Ме-109 Шлиссельбург Як-1 5 иап В районе Шлиссельбург — Липки в воздушном бою парой сбили один «МЕ-109».«Победа», № 159 от 27.11.41: «Мясников и Львов»
03.12.41 ФД-21     Гогланд             Як-1            5 иап  В районе острова Гогланд в воздушном бою звеном сбили два «ФД-21».«Победа», № 166 от 04.12.41: «Мясников, Львов,  Чепелкин»
03.12.41 ФД-21
01.02.42 Ме-109 Кабона Як-1 3 гиап В районе Выстав в результате воздушного боя парой сбили один «МЕ-109».«Мясников и Чепелкин»
22.02.42 Ю-87 Турышкино Як-1 3 гиап В районе Турышкино в воздушном бою шестеркой сбили «Ю-87». «Мясников, Каберов, Сухов, Романов, Евграфов, Качур»
12.03.42 Ме-109 Маруй Як-1 3 гиап В районе Маруя в воздушном бою парой сбили один «Ме-109». Подтверждено штабом 8-й Армии».«Мясников и  Кондратьев»
17.08.42 ФД-21      Валаам        Харрикейн      3 гиап «Победа», № 211 от 19.08.42: «Мясников, Каберов, Костылев, Львов, Рыбин и Терехин сбили два ФД-21.
17.08.42 ФД-21
05.09.42 Ме-109 Мга Харрикейн 3 гиап «Победа», № 227 от 07.09.42: «Мясников, Каберов, Бондаренко, Теплов и Терехин вели бой против 8-ми Ме-109 и сбили два Ме-109».
05.09.42 Ю-88 Ивановское Харрикейн 3 гиап «Победа», № 238 от 21.09.42: «Мясников, Каберов, Бондаренко, Теплов и Терехин вели бой против восьми Ю-88, восьми Ме-109 и двух Ме-110.    Мясников и Каберов сбили один Ю-88».
06.09.42 Ме-109 Синявино Харрикейн 3 гиап Каберов, стр. 248: «На нашу шестерку напали шестнадцать «Ме-109». Мясников успел развернуться и сбить пикировавший на меня вражеский истребитель.











   Всего побед – 18  (2 личных и 16 групповых)
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

« Пред.   След. »