РАСПРАВЛЕННЫЕ КРЫЛЬЯ
Жизнь в небе и на земле ч.10
Автор Цапов И.И.   

1_cm.jpgК сожалению, большинство эпизодов Великой Отечественной войны так никто и не описал. Балтийским летчикам в этом отношении грех жаловаться.

 

ГЕРОИ РОМАНА «БАЛТИЙСКОЕ НЕБО»

В годы войны в наших гвардейских авиаполках частыми гостями были журналисты, да и некоторые летчики, в том числе и я, писали о боевых схватках в дивизионную газету «Победа». Читали мы о нашей деятельности и в газетах «Страж Балтики» (КБФ) и «Красный флот» (ВМФ). В конце декабря 1942 года прибыл  и  на долгое время осел у нас Николай Корнеевич Чуковский. Нам его представили солидно — писатель! Это был довольно еще молодой человек, около сорока лет, высокий, сутуловатый, в очках. Он очень внимательно присматривался к нашей жизни. Ходил с командиром полка Н. М. Никитиным, дотошно его расспрашивал, подходил к летчикам на аэродроме и в столовой. Спрашивал о настроении, о том, как прошел бой, что пишут из дома, как кормят. Честно говоря, мы мало внимания обращали тогда на него. На вопросы отвечали односложно. Мы не знали, что этот человек впишет нас в историю. Чуковский прожил в нашем полку около полугода.

2_cm.jpgВ середине пятидесятых годов вышел его замечательный роман «Балтийское небо». Мы читали его и легко узнавали себя, наших боевых друзей. Вот один из героев — комиссар эскадрильи Игорь Кабанков. Конечно же это наш Игорек Каберов. Он был действительно одаренным человеком: писал стихи, играл на баяне, хорошо рисовал. С начала войны он каждый день выпускал боевой листок! Более того, эта его деятельность была достойно отмечена государственной наградой. Поднимать боевой дух в те тяжелые дни 1941 года дорогого стоило, и Игорек был награжден за выпуск боевых листков орденом Ленина и одновременно за боевые успехи — орденом Красного Знамени. По воли автора романа Кабанков погибает в бою, а прототип его встретил победу живым. В чертах комэска Лунина легко узнать командира второй эскадрильи Александра Мясникова. Только у него была семья, которая эвакуировалась в начале войны. Комэск Мясников осенью 1942 года не возвратился с боевого задания. Самолет упал в болото, и долгих шестьдесят лет оно хранило свою тайну. Летом 2003 года ленинградские поисковики отыскали это место, вытащили пушку, по которой установили имя пилота упавшего самолета. Был найден сын комэска Юрий, высококлассный программист, уже немолодой человек, который живет в Москве. Состоялась торжественная церемония перезахоронения летчика. Одна из улиц в пригороде Ленинграда была названа его именем. До Мясникова 2-й эскадрильей командовали И. Новиков и И. Уманский, черты и поступки которых также узнаваемы в собирательном образе комэска Лунина. Была у нас в полку и официантка эстонка Хильда. Она действительно знала и помнила всех летчиков полка, как живых, так и погибших. Несколько раз она привозила на аэродром еду и мне. Только вот ее дальнейшей судьбы я, к сожалению, не знаю. Однажды зимой на бывшем картофельном поле в Кронштадте наши летчики заметили мальчишку, который ковырялся в земле, выискивая замерзшие картофелины. Привели его на кухню, отогрели, накормили. Он рассказал, что живет здесь с сестрой, родители погибли. Сестру его потом пристроили в батальон авиационного обслуживания. У нее действительно завязался роман с одним летчиком, и дело, по-моему, кончилось свадьбой, а ее брату Славе пошили форму и он стал сыном полка. В романе колоритно описаны два соперника в боевых успехах Илья Титаренко и Антон Кузнецов. Прототипами были несомненно, Дмитрий Татаренко и Георгий Костылев. Они действительно ярко выделялись в полку. Было у них и нечто вроде личного соревнования. По характеру они были примерно одинаковы: непримиримые спорщики, нетерпимые и настойчивые, резки в высказываниях и упрямы в отстаивании своего мнения. Оба летчика участвовали в войне с первых дней. Никто больше их не сбивал в воздушных боях самолетов.

4_cm.jpgГеоргий Костылев стал 23 октября 1942 года вторым в полку (за время Отечественной войны) летчиком, которому было присвоено звание Героя Советского Союза. Высокого роста, сухощавый и стройный, он выделялся в бою не только русской удалью, но и несравненным отточенным мастерством пилотирования. На его личном боевом счету к тому времени было 9 лично сбитых и 34 победы в группе. В начале 1943 года он был назначен командиром первой эскадрильи. Дмитрий Татаренко в 1941 году участвовал в обороне Ханко. Свой первый самолет сбил в июле 1941 г. При прорыве блокады Ленинграда в начале 1943 года только за месяц боев он сбил двенадцать самолетов врага. К марту 1943 года имел на своем боевом счету 14 самолетов сбитых лично и 8 в группе. Звание Героя Советского Союза ему было присвоено 24 июля 1943 года вместе с Игорем Каберовым. По сюжету романа в третьей эскадрилье был летчик по фамилии Рябушкин, и бой, который он провел в романе в самом начале прорыва блокады Ленинграда, не придуман. Только сражался на самом деле Александр Шилков. Это бой впервые был описан в очерке Н. Чуковского «Молодые истребители» в газете «Красный флот». Также в романе с почти документальной точностью воспроизводятся некоторые другие наши бои при прорыве блокады Ленинграда. По воле автора эскадрилья Лунина понесла большие потери, вплоть до того, что в ней остаелся в живых только один командир. В действительности такого никогда не происходило. Бывало, что в эскадрилье оставалось 4—5 человек и примерно столько же самолетов. Так что, когда в эскадрилью приходило пополнение, было кому передать новичкам бое вой опыт. К тому же некоторые летчики выбывали по ранению и вновь возвращались в строй. К примеру, из 18 летчиков 5-й эскадрильи, с которыми в 1941 году я начинал войну, прошли всю войну и встретили победу 12 человек. Погибли в боях шестеро: Иван Минаев (1943) Вла- димир Петров (1942), Дмитрий Петрухин (1941), Константин Соколов (1941), Аркадий Чижов (1941), Василий Марков (1942). Судьбы еще двух человек я не знаю.

3_cm.jpgОднажды при встрече Игорек Каберов показал мне абзац романа «Балтийское небо», где по его словам был описан я: «Колхозник… Иван Дзига обладал широчайшей грудной клеткой и мускулами молотобойца. По силе никто в эскадрилье не мог с ним сравниться, но вся эта сила не шла ему впрок, потому что был он на редкость неуклюж. Его могучие руки беспомощно путались в кабине самолета, не знали за что браться». Почему Чуковский описал меня так, до сих пор я не пойму. Но я не был угнетен своими неудачами, как он написал в романе, а просто переживал в это время за своих родителей. Они находились на оккупированной врагом местности, и их судьбы я не знал. Забегая несколько вперед, необходимо отметить, что после войны многие мои боевые товарищи, реальные герои «Балтийского неба», продолжили свою службу в авиации, упорно учились, закончили академии и занимали высокие командные должности. Так, Герой Советского Союза Александр Алексеевич Мироненко дослужился до генерал-полковника авиации и должности командующего авиацией ВМФ. Герой Советского Союза Дмитрий Митрофанович Татаренко ушел в 1967 году в запас в звании генерал-майора авиации с должности первого заместителя командира корпуса ПВО страны. Скромнейший по натуре человек, Василий Черненко в годы войны был непревзойденным разведчиком: на его боевом счету 12 лично сбитых и 8 в группе самолетов врага. А еще он обеспечил своему ведущему 16 побед. Среди сбитых им самолетов пират-одиночка, который летал на самолете с нашими опознавательными знаками. Он сбил его в лобовой атаке. Василий Иванович тоже стал Героем Советского Союза и генерал-майором авиации. Мы дружим до сих пор.

2_cm.gifПеред уходом в запас Василий Иванович занимал должность заместителя начальника штаба войск  ПВО по боевому управлению. Эту же должность, в свое время, занимал Герой Советского Союза, генерал-майор Владимир Федорович Абрамов. Герой Советского Союза полковник Игорь Александрович Каберов закончил службу заместителем командира авиадивизии ВМФ. Герой Советского Союза Семен Иванович Львов преподавал в Военно-политической академии. Другие мои товарищи после войны долгое время служили в авиации на разных командных должностях. Штурману полка майору Александру Герасимовичу Батурину в 1948 году медицинская комиссия запретила летать: ухудшилось зрение. Нужно сказать, что 70% зрения у него было уже в 1941 году, но он провоевал всю войну. В гражданской жизни фронтовик не потерялся. Он был директором электросети, парторгом ЦК на строительстве аэропорта в Казахстане на целине, главным механиком и начальником строительства телецентра в одном из городов Татарии.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

« Пред.   След. »