РАСПРАВЛЕННЫЕ КРЫЛЬЯ
ГЛАВНАЯ arrow СТАТЬИ arrow 315-й боевой вылет майора Александра Мясникова ч.21
315-й боевой вылет майора Александра Мясникова ч.21
Автор Ю.А.Мясников, И.Г.Прокофьев, В.И.Суворов, К.И.Тарасов   

30 августа 1942 года

0_cm.jpgИз книги И. Каберова, стр. 241 «Вот и опять мы дома, на Ораниенбаумском плацдарме. Немцы здесь неподалеку, но на этом участке фронта стоит пока что затишье. Только несметное войско сосен, охраняющее аэродром, о чем-то все время шумит, что-то таинственно шепчет.

 

 

 

Утром 30 августа к нам снова прилетает маленький «УТ-1» полковника Дзюбы. Следом за ним на аэродроме приземляются пять штурмовиков, а немного погодя – семь истребителей «Китти-хаук». Из кабин выскакивают молодые веселые хлопцы с гвардейскими значками на кителях.

– Куда путь держите, гвардейцы? – интересуемся мы.

– Хотим кое-кому дать прикурить,– весело отзывается высокий, белокурый сержант.

– Нас возьмете или одни полетите?

– А мы к вам на помощь прилетели,– не то шутя, не то всерьез говорит он.

Мы переглядываемся. Армейские летчики прилетели помогать нам? И полковник Дзюба здесь. Значит, предстоит какое-то интересное задание. Вскоре всем нам (и армейцам тоже) приказано собраться в одном помещении.

– Перед вами,– Дзюба ведет указкой по карте, а потом по большому фото,– аэродром Городец. Расположен он в двадцати пяти ки-лометрах южнее Луги. На аэродроме, как вы видите, стоят «Ю-88». Идет заправка самолетов. Снимок сделан два часа назад. Видимо, бомбардировщики недавно прилетели откуда-то. Ваша задача – уничтожить их на аэродроме. В северной части его насчитывается двадцать пять истребителей «Ме-109». Следите, чтобы они не взлетели. Маршрут: наш аэродром, озеро Самро, Городец. В районе, затушеванном красным, – полковник Дзюба снова поднимает указку,– партизаны. На случай вынужденной посадки приземляться здесь…

1_cm.jpgОпределив обязанности ведущих групп, Дзюба подал команду «По самолетам!». Восемь штурмовиков «ИЛ-2», семнадцать «Харрикейнов», семь истребителей «Китти-хаук» и один «Пе-2» (фотограф) поднялись в воздух. Пятнадцать «Харрикейнов» вооружены «эресами». На двух истребителях (майора Мясникова и моем) поставлены фотоаппараты. Мы тоже должны снимать. Пересекаем линию фронта. Под нами железная дорога. Слева Волосово, а под крылом Большая Вруда, где 10 августа 1941 года я вынужден был приземлиться. Пока я вспоминал свою вынужденную посадку, мы уже прошли озеро Самро и подошли к Городцу. Вот он, фашистский аэродром. Все как на снимке. В три ряда стоят «Юнкерсы», а рядом с ними – бензозаправщики. Штурмовики сразу же идут в атаку, за ними следуют наши «Харрикейны». Взрывы бомб, «эрэсов». Стоянку охватывает пламя. А наши самолеты снова и снова проносятся над ней. Одна за другой вспыхивают машины врага.

– Это вам за Низино! Это за Большую Вруду! Это вам за Ленинград! – кричу я. Четыре «Мессершмитта» пытаются вырулить для взлета. Два «Харрикейна» обрушивают на них шквал огня. Выскочившие из кабин летчики бегут по аэродрому. Бегут, падают и не поднимаются. Жидкие выстрелы зениток не смущают нас. Завершив начатое дело, штурмовики, «Харрикейны», сфотографировавший результаты налета самолет «Пе-2», истребители «Китти-хаук» уходят домой. Мы с Александром Федоровичем тоже фотографируем пылающий аэродром. Но вот аппараты отщелкали, и я слышу голос Мясникова:

 – Дадим?

Командир вопросительно смотрит на меня из кабины. Я киваю головой. Он перевертывает истребитель и бросается вниз. Мы проносимся над северной границей аэродрома и из всех пушек и пулеметов бьем по стоянке истребителей. Вспыхивают еще два вражеских самолета. Собравшиеся было в большую группу гитлеровцы, в панике разбегаются. Мы еще некоторое время ведем по ним огонь, потом на полной скорости догоняем своих товарищей. Я оглядываюсь. Хорошо горят фашистские самолеты! При полном безветрии густой черный дым взметнулся высоко к небу и растекается по сторонам, закрывая аэродром и окружающий его лес. Дома мы узнали, что одновременно с налетом на аэродром Городец был нанесен удар по Сиверской, где скопились в основном вражеские истребители. Вот почему нам никто не помешал. Не потеряв ни одного своего самолета, мы уничтожили в Городце семнадцать бомбардировщиков «Ю-88» и два «Мессершмитта». В счет шли только те, что сгорели или были разнесены на части бомбами и «эрэсами». Но ведь там были и поврежденные, возможно, даже совсем непригодные к дальнейшему использованию машины».

5 сентября 1942 года

2_cm.jpgИз газеты «Победа», № 227 от 07.09.42 «5 сентября летчики-гвардейцы одного нашего подразделения провели три ожесточенных воздушных боя. Группу балтийских истребителей, дравшихся в одном бою против шестнадцати «Ме-109», возглавлял Герой Советского Союза М Ефимов. Летчики-гвардейцы Ефимов, Сухов и Львов сбили по одному «Мессершмитту — 109». В другом бою наши отважные соколы, отражая налет восьми «Ю-88» и десяти «Мессершмиттов», сбили один «Ю-88» и подбили один «Ме-110». В третьем бою против восьми «Ме-109» гвардейцы сбили два «Ме-109». По предварительным подсчетам за этот день наши соколы сбили шесть и повредили шесть немецких самолетов».

Из книги И. Каберова, стр. 248: «Вскоре начали наступление войска Волховского фронта. Воздушные бои переместились в район Шлиссельбурга, и нам снова пришлось перебазироваться на Карельский перешеек. Это были тяжелейшие бои. Никогда не забуду первый вылет. Едва наша шестерка подошла к линии фронта, как на нее напали шестнадцать истребителей «Ме-109». Между тем над позициями наших наземных войск появились «юнкерсы». Мы с Мясниковым прорвались к ним, и я первой же очередью уничтожил «Ю-88». Не будь поблизости командира, это могло бы стоить мне жизни. Мясников успел развернуться и сбить пикировавший на меня вражеский истребитель. Фашисты рассвирепели. Им удалось разделиться на две группы и поджечь машину Евгения Теплова. Объятый пламенем «Харрикейн» стал падать.

 – Женька, прыгай! – кричал кто-то по радио. Но Женя, по-видимому, был не в силах воспользоваться парашютом. (Примечание: Самолет Евгения Теплова упал на нашей территории, в районе нынешнего поселка Приладожский.)

В конце концов нам удалось соединиться в одну группу. И все же мы и тут не обошлись без потерь. Вскоре фашистские стервятники подбили самолет комиссара первой эскадрильи политрука Косорукова. Мясников приказал мне прикрывать его вплоть до посадки. Удачно вырвавшись из боя, я догнал Косорукова. Он шел в сторону Новой Ладоги, должно быть надеясь приземлиться на одной из площадок на берегу озера. Вражеский снаряд разбил правую плоскость истребителя. Капот с мотора был сорван. За самолетом тянулся слабый дымок.

– Вы слышите меня?– позвал я Косорукова по радио. – Развернитесь влево! – Косоруков развернул самолет.

– Теперь снижайтесь. – Машина пошла на снижение.

– Выпускайте шасси! … Шасси, шасси выпускайте!..

На эту команду Николай Михайлович не отреагировал. Машина Косорукова вдруг вздыбилась, перевернулась через крыло и, войдя в штопор, ударилась о землю.  На свой аэродром мы возвратились подавленные гибелью друзей и усталые донельзя. Помнится, я едва выбрался из кабины. Болела каждая клетка тела. Шею, казалось, невозможно было повернуть. Но отдохнуть не пришлось. Мотористы заправили самолеты, и снова мы поднялись в задымленное небо, где нас ждал не менее тяжкий бой. Фашистское командование бросало против наших войск в районе Синявина все новые полки и дивизии, снимая их с других участков фронта, чтобы любой ценой удержать под Ленинградом свои позиции. И все новые авиационные подразделения противника появлялись в раскаленном небе над Невой. С тех пор как наш полк принял «Харрикейны», мы уничтожили в воздушных боях двадцать девять фашистских самолетов, потеряв при этом пять своих ».

7 сентября 1942 года

Kaber4_cm.jpgИз газеты «Красный Балтийский Флот», № 217 от 08.09.42 «Две группы истребителей, ведомых трижды орденоносцем майором Мясниковым и капитаном дважды орденоносцем Бондаренко, прикрывали наступление наших войск. Балтийцы встретили в воздухе 42 вражеские самолета. Завязался ожесточенный бой, в результате которого Герой Советского Союза Ефимов и летчики Сухов и Львов сбили по одному «Мессершмитту». Эти же товарищи в группе с летчиками Мясниковым, Каберовым, Косоруковым, Буряком, Руденко, Ткачевым, Тепловым и другими сбили еще два «Мессера» и один «Ю-88». Кроме того, летчики-гвардейцы подбили четыре «Мессершмитта-109», один «Мессершмитт-110» и один «Юнкерс-88».

Зам. политрука А. Глухов «Новая победа балтийских летчиков»

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

« Пред.   След. »